О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Ильяс Богатырёв. К чему приведет контроль миссионерства?

  версия для печатиотправить ссылку другу
Ильяс Богатырёв. К чему приведет контроль миссионерства?
23 Июня 2016

В 2012 году на митинге «Все мы – Россия» Президент РФ Владимир Путин подчеркнул, что «наша страна с первых шагов складывалась как многонациональное и многоконфессиональное государство» [13]. В Российской Федерации по состоянию на 1 января 2015 года функционировало 27496 зарегистрированных религиозных организаций, относящихся к более чем 55 религиозным конфессиям [17]. В соответствии с конституционным принципом светскости, все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, гражданам гарантируется свобода совести и вероисповедания, включая не только право исповедовать любую религию, но и распространять религиозные убеждения [8].

Вопросы распространения религиозных убеждений уже давно привлекают внимание законодателей субъектов РФ. Ещё в 1994 году в Тульской области был принят закон «О миссионерской (религиозной) деятельности в Тульской области», который стал первым региональным нормативным актом, регулирующим миссионерскую деятельность [5]. В настоящее время практика регулирования деятельности по распространению религиозных убеждений в региональном законодательстве не распространена. Подобные нормативные акты действуют лишь в 9 субъектах РФ, из них Курская, Белгородская, Смоленская, Воронежская, Костромская. В ряде других регионов законы, регулирующие миссионерство, не были приняты или отменялись спустя некоторое время. Так, в ходе одной из сессий Народного Хурала (Парламента) Республики Калмыкия при обсуждении законопроекта «О миссионерской деятельности в Республике Калмыкия» представитель республиканской прокуратуры подчеркнул, что региональное законодательство в сфере регулирования миссионерской деятельности не может истолковываться в смысле умаления прав человека и гражданина на свободу вероисповедания, которые регулируются Конституцией РФ и федеральным законодательством, а также выразил мнение, что рассматриваемый законопроект не может быть принят исходя из противоречия законопроекта нормам Конституции РФ и иным правовым актам, а также по причине ущемления прав граждан, исповедующих и распространяющих свои религиозные убеждения [11]. В Саратовской области закон «О миссионерской (религиозной) деятельности на территории Саратовской области», принятый 09.07.1997 года, спустя 6 месяцев был отменён в связи со вступлением в силу Федерального Закона «О свободе совести и о деятельности религиозных организаций» [4]. Также Решением Верховного суда Удмуртской Республики от 05.03.1997 года Закон Удмуртской Республики «О миссионерской деятельности на территории Удмуртской Республики» был признан недействительным и неподлежащим применению в связи с целым рядом противоречий положений этого закона нормам Конституции РФ и федеральному законодательству [14]. Таким образом, религиозные объединения и российские граждане, желающие распространять свои религиозные убеждения, до настоящего момента делали это, руководствуясь правами, данными им основным законом РФ и федеральным законодательством.

15 февраля 2016 года в Государственной Думе Российской Федерации был зарегистрирован законопроект № 996615-6 «О внесении изменений в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» [6]. С данной законодательной инициативой выступило Архангельское областное Собрание депутатов, предложившее дополнить данный закон статьёй 5.1 «Миссионерская деятельность». В названом законопроекте определяются понятия, не встречавшиеся ранее в федеральном законодательстве, «миссионерская деятельность», «миссионер», «информационная миссионерская деятельность», «организационная миссионерская деятельность», а также предоставляется право субъектам Российской Федерации устанавливать порядок осуществления религиозным объединением миссионерской деятельности на своей территории [7]. В Пояснительной записке к законопроекту обращается внимание, что в настоящее время федеральным законодательством не регулируются правоотношения, связанные с порядком осуществления миссионерской деятельности, отсутствуют механизмы контроля за деятельностью миссионеров, в том числе прибывших из-за рубежа и проповедующих на территории Российской Федерации.

В процессе прохождения законопроектом процедур, предусмотренных Регламентом Государственной Думы ФС РФ, были сформулированы мнения Правительства РФ и Правового управления Государственной Думы. К примеру, заместитель Председателя Правительства Российской Федерации С.Э.Приходько в Заключении Правительства РФ от 05.02.2016 года № 710-П-44 указал, что «Правительство Российской Федерации представленный законопроект не поддерживает, так как вопрос деятельности религиозных объединений в целях распространения веры действующим законодательством уже урегулирован в достаточной степени». В письме подчёркивается противоречие положения законопроекта, предоставляющего право субъектам РФ законодательно определять порядок осуществления религиозными объединениями миссионерской деятельности 71 статье Конституции РФ, в соответствии с которой регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находятся в ведении Российской Федерации, чем обеспечивается действие принципа равенства граждан на всей территории Российской Федерации. В Заключении Правового управления Государственной Думы от 14.03.2016 года обращается внимание на то, что в соответствии с федеральным законодательством гарантируется право распространять свои религиозные убеждения, а также на то, что в соответствии со статьёй 6 ФЗ «О свободе совести и деятельности религиозных организаций» одной из целей создания религиозного объединения является распространение веры. Таким образом, остается неясным, в чем заключается отличие предложенной инициаторами закона миссионерской деятельности от предусмотренной Федеральным законом деятельности религиозного объединения.

К этому, на наш взгляд, можно добавить то, что предлагаемое законопроектом положение о предоставлении субъектам РФ права устанавливать порядок осуществления религиозными объединениями своей деятельности в вопросах распространения религиозных убеждений входит в противоречие со ст. 4.2 Федерального закона «О свободе совести и деятельности религиозных организаций», в которой отмечено, что, в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства, последнее не может вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит законодательству. Если же говорить о контроле за деятельностью миссионеров, прибывающих из-за рубежа, то данная сфера в достаточном объёме регулируется миграционным законодательством, предусматривающим различные условия для въезда и пребывания иностранных граждан на территории Российской Федерации в зависимости от задекларированных иностранными гражданами целей приезда, в том числе и по религиозным делам.

Думается, что рассмотрение законопроекта о миссионерской деятельности на федеральном уровне указывает на формирующийся новый курс государства, направленный на более детальное участие государства в жизни конфессий. С учётом того, что функционирование религиозных объединений тесно связано с конституционным правом на свободу совести и вероисповедания, а также целым рядов нормативных актов, принятие законопроекта о миссионерской деятельности, возможно, повлечёт корректировку всего спектра нормативных актов, касающихся свободы вероисповедания. Следует помнить, что фактор религиозного мировоззрения в современном мире является важной составляющей общественного развития и одним из существенных условий стабильных общественных и государственно-конфесссиональных отношений, поскольку, как утверждает И.А.Яковенко, «вместе с усилением позиций религии растёт социально-политическое влияние религиозных институтов» [18, с. 41]. Данные Федеральной службы государственной статистики говорят о том, что с 2003 по 2015 годы количество зарегистрированных религиозных организаций выросло на 28 %. В этой связи справедливой представляется точка зрения А.С.Алихаджиевой о том, что «религиозная теория и практика – это база для создания системы общественных ценностей, определяющих мышление народов России» [1, с. 217]. Система общественных ценностей во многом формируется религиозными объединениями, в связи с чем целесообразно обратить внимание на место миссионерства в деятельности наиболее крупных российских централизованных религиозных организаций. Так, в Русской Православной Церкви, в соответствии с Уставом, действует Миссионерский отдел. Каждое Епархиальное управление должно иметь канцелярию, бухгалтерию, архив и иные отделы, обеспечивающие миссионерскую, издательскую и прочие виды епархиальной деятельности [16]. В документе «Об организации миссионерской работы в Русской Православной Церкви» определена структура, подразделения которой отвечают за организацию и осуществление миссионерской деятельности на разных уровнях, прописаны задачи структурных подразделений, правила отчётности об их работе. В преамбуле к документу сказано, что «Православная миссия имеет целью приведение человека к вере Христовой, приобщение его к православному образу мыслей» [10]. Другая крупная централизованная религиозная организация «Духовное управление мусульман Российской Федерации», определяя в своём Уставе цели и задачи, указывает, что организация образована в целях совместного вероисповедания и распространения Ислама, одной из уставных форм деятельности которой является производство, приобретение и распространение религиозной литературы, печатных, аудио и видео материалов и иных предметов религиозного назначения. Исследование правоустанавливающих и некоторых локальных актов крупных российских религиозных объединений позволяет обратить внимание на то, что деятельность, направленная на распространение соответствующего религиозного вероучения, является одной из основных целей в работе религиозных объединений. Думается, что корректировка законодательства о свободе совести и деятельности религиозных объединений затронет большой пласт государственно-конфессиональных отношений и, возможно, осложнит диалог между государством, религиозными организациями и гражданами многонациональной России, исповедующими и распространяющими свои религиозные убеждения в соответствии с конституционным правом на свободу вероисповедания. Такое развитие событий может вызвать несогласие и протест со стороны представителей религиозных объединений и гражданского общества, как это было в случае с запретами различных классических религиозных текстов. Так, в 2015 году признание экстремистским материалом книги, содержащей тексты Корана вызвало не только значительный общественный резонанс, но и критику со стороны государственных, религиозных и общественных деятелей [15]. Была спровоцирована конфликтная ситуация, в которой принимали участие судебные органы, органы прокуратуры, СМИ.

Исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что законопроект о внесении статьи «Миссионерская деятельность» в ФЗ «О свободе совести и деятельности религиозных объединений» порождает много вопросов, в том числе касающихся процедуры его реализации. На наш взгляд, он носит декларативный характер, перекладывая на региональные органы власти ответственность за реализацию задачи государственного регулирования деятельности религиозных объединений и отдельных граждан, распространяющих свои религиозные убеждения, а также за решение правовых конфликтов, которые будут возникать в этой связи. При этом, очевидно, что правовое положение религиозных объединений и граждан, даже не являющихся членами религиозных объединений, но практикующих в своей повседневной жизни ту или иную религиозную практику, ухудшится. Такой вывод позволяет сделать анализ положений законопроекта и норм законов о миссионерской деятельности, имеющих схожий порядок регулирования миссионерской деятельности, в тех регионах, где они в настоящее время действуют. Так, в соответствии со ст.2.2 Закона Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области», «информационной миссионерской деятельностью признается деятельность, направленная популяризацию и распространение каких-либо религиозных взглядов, представлений и религиозной практики разными способами» [2]. Можно предположить, что под действие данного положения, которое таким же образом формулируется в федеральном законопроекте, попадает любое лицо, использующее религиозную атрибутику в повседневной жизни. Православный нательный крест, когда он видим окружающим, облачение священников, форма одежды женщин мусульманок, одеяние католических монахинь – всё это может указывать на популяризацию своих убеждений, что для обладателя вышеназванных атрибутов влечёт необходимость иметь при себе документ, удостоверяющий его принадлежность к религиозному объединению. Такое положение существует в законах о миссионерской деятельности, например, Белгородской, Архангельской и Курской областей. Необходимо помнить, что в соответствии со ст.6.2 Закона «О свободе совести и деятельности религиозных организаций» религиозные объединения могут создаваться в двух видах: в форме религиозной организации, зарегистрированной в качестве юридического лица, а также в форме религиозной группы, которая представляет собой добровольное объединение граждан, не имеющее юридического статуса, титульных бланков, печати и т.п. Если в первом случае можно предположить наличие документа у представителя организации, то в случае с религиозной группой возможность оформления официальной бумаги вызывает сомнения. В Республике Северная Осетия-Алания Закон «О миссионерской деятельности на территории Республики Северная Осетия-Алания» предусматривает возможность миссионерской деятельности только для представителей религиозных организаций, то есть на территории данной республики ни религиозные группы и их представители, ни отдельные граждане распространением религиозных убеждений заниматься не могут [3].

Сегодня религиозные объединения, образованные с целью совместного вероисповедания и распространения веры, а также граждане, исповедующие религиозные убеждения и практикующие их в повседневной жизни, попадают под действие нормативно-правовых актов ограниченного количества регионов, однако с принятием федерального законопроекта данная практика распространится по всей территории Российской Федерации. Для современного российского общества характерен рост религиозного самосознания. С 1991 по 2016 год «количество граждан, которые в своей жизни полагаются на Бога, выросло с 49 до 67%» [12]. По мнению Р.Н. Лункина «существо религиозной деятельности – это проповедь. Право проповедовать является частью свободного исповедания веры» [9]. Таким образом, принятие законопроекта о внесении изменений в Закон «О свободе совести и деятельности религиозных организаций» в части регулирования миссионерской деятельности, кроме зарегистрированных религиозных организаций и добровольных религиозных групп также затронет значительное количество верующих граждан России, чьё право на свободное исповедание своей религии может быть ограничено решениями региональных властей. Полагаю, что такая корректировка станет деструктивным шагом по отношению к сфере свободы совести, которая основана на конституционных принципах светскости, прав и свобод человека и гражданина.

Библиографический список:

1. Алихаджиева А.С. Религиозные основы экологической культуры (перспективы и прогнозы) // Экология: синтез естественно-научного, технического и гуманитарного знания: материалы III Всерос. научн.-практ. форума , Саратов, 2012. С.217-218.

2. Закон Белгородской области от 19.03.2001г. №132 «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» // Консультант плюс.

3. Закон Республики Северная Осетия-Алания от 30.12.2004г. №38-рз «О миссионерской деятельности на территории Республики Северная Осетия-Алания» // Консультант плюс.

4. Закон Саратовской области от 25.12.1997г. №64-ЗСО «Об отмене Закона Саратовской области «О миссионерской (религиозной) деятельности на территории Саратовской области» // Консультант плюс.

5. Закон Тульской области от 14.12.1994г. №5-ЗТО «О миссионерской (религиозной) деятельности в Тульской области» // Консультант плюс.

6. Законопроект № 996615-6 «О внесении изменений в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» [Электронный ресурс] // Федеральное собрание Российской Федерации URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=996615-6&02%D0%97 (дата обращения: 02.05.2016).

7. Законопроект № 996615-6 «О внесении изменений в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» [Электронный ресурс] // Федеральное собрание Российской Федерации URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=996615-6&02%D0%97 (дата обращения: 02.05.2016).

8. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г., ст.14 // Консультант плюс.

9. Миссионеры под контролем. Новые законы ограничат верующих [Электронный ресурс] // Сетевое издание Религия и право URL:http://www.sclj.ru/analytics/glavred/detail.php?ELEMENT_ID=6357 (дата обращения: 06.05.2016).

10. Об организации миссионерской работы в Русской Православной Церкви [Электронный ресурс] // Официальный сайт Московского Патриархата URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/1909481.html (дата обращения: 02.05.2016).

11. Обсуждали законопроект [Электронный ресурс] // Народный Хурал (Парламент) Республики Калмыкия официальный сайт URL:http://www.huralrk.ru/arhivnovostei2011/111-zakonoproekt-respubliki-kalmykiya-lo-missionerskoi-deyatelnosti-na-territorii-respubliki-kalmykiyar.html (дата обращения: 02.05.2016).

12. Пресс-выпуск №3096 [Электронный ресурс] // Сетевое издание ВЦИОМ URL: http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115677 (дата обращения: 06.05.2016).

13. Путин: Россия с первых шагов складывалась как многонациональное государство [Электронный ресурс] // Взгляд Деловая газета URL: http://vz.ru/news/2012/8/24/595002.html (дата обращения: 06.05.2016).

14. Решение Верховного суда Удмуртской Республики от 05.03.1997 О признании недействующим Закона УР от 28.05.1996 N 221-I «О миссионерской деятельности на территории Удмуртской Республики» // Консультант плюс.

15. Судья запретила фразы из Корана без религиоведческой экспертизы // Lifenews URL: http://lifenews.ru/news/161158 (дата обращения 03.01.2016);

16. Устав Русской Православной Церкви [Электронный ресурс] // Официальный сайт Московского Патриархата URL:http://www.patriarchia.ru/db/text/419782.html (дата обращения: 02.05.2016).

17. Число религиозных организаций, зарегистрированных в Российской Федерации на 1 января 2015 года [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/IssWWW.exe/Stg/d01/11-03.htm (дата обращения: 06.05.2016).

18. Яковенко И.А. Тенденции развития религиозного сознания в современной России // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2012. № 1. С. 40-48.

Об авторе: Ильяс Богатырёв, магистрант кафедры конституционного и международного права, Поволжский институт управления имени П.А. Столыпина ФГБОУ РАНХиГС, Россия, Саратов.


   также в рубрике ] мы: