О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Миссионерская логика. Как поступать верующим по Закону Яровой?

  версия для печатиотправить ссылку другу
Миссионерская логика. Как поступать верующим по Закону Яровой?
22 Августа 2016

Закон Яровой вступил в силу с 20 июля в части, которая как раз касается миссионерской деятельности и борьбы с экстремизмом (вступление в силу поправок о хранении данных сотовыми операторами отложено до 2018 года). Таким образом, пришло время не бескомпромиссной борьбы с действующим законом, а осмысления возможных сценариев его применения.

Именно об этом говорили эксперты во время вебинара Славянского правового центра, прошедшего 18 июля и посвященного миссионерской деятельности. Вебинар собрал более двух тысяч участников. Заявки на бесплатный вебинар подало рекордное количество - более трех тысяч человек. Авторитетные адвокаты и пасторы призывали избавиться от панических настроений по поводу фактического запрета миссионерства в России. Однако остался вопрос – что в таком случае юристы и главы религиозных объединений могут предложить верующим в качестве защиты от возможных злоупотреблений этим законом?

Епископ Сергей Ряховский, глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской, отметил, что верующие являются принципиально законопослушными гражданами, тем более что в целом закон направлен на противодействие экстремизму и терроризму: «С момента подписания Закона Яровой президентом, мы должны его исполнять». По мнению Сергея Ряховского, антимиссионерские законы были во многих регионах России, но они не применялись. Есть надежда, что и этот закон принят в качестве превентивной меры. Евангельские верующие к тому же не были никогда замечены в экстремизме и терроризме.

Целостную концепцию применения закона предложил адвокат и член Совета по правам человека при президенте РФ Владимир Ряховский. По его словам, главная проблема сейчас заключается в том, как жить в рамках этого закона, не отступая от одной из главных христианских целей – проповеди и миссии. Согласно тексту положений закона о миссионерстве, его писали люди, не имеющего представления о религиозной деятельности. В связи с этим важно отметить, что написанное в законе не имеет отношения кК миссионерской деятельности в понимании верующего человека. «Жить придется не по духу, а по букве закона», - с надеждой пояснил адвокат. Как отметил Владимир Ряховский, христианские юристы будут отстаивать свою трактовку закона, а не понимание миссии в сознании полицейского, стоящего у метро. В данном случае необходимо применить принцип совокупности законодательных норм. Кроме того. Надо помнить, что никто еще не отменял ст.28 Конституции и Закон о свободе совести, а также международные обязательства России: «ничто не должно истолковываться в плане ущемления прав верующих, свободы совести».

Владимир Ряховский отметил один из опасных моментов,  прописанных в новом законе. Серьезные штрафы для религиозных организаций могут назначаться и за неуказание полного наименования организации на всех материалах в рамках деятельности организации. По закону не совсем понятно, что это за деятельность: вся ли это деятельность организации, то есть и хозяйственная в том числе, или только во время проповеди т.д.

Все статьи закона, касающиеся религиозной деятельности и санкций (штрафов), будут трактоваться, исходя из определения миссионерской деятельности, поэтому важно раскрыть ограничения миссии именно в понимании этого закона. Данное стремление выработать четкую правовую позицию стало общим для целого ряда экспертов: адвокатов Владимира Ряховского и Льва Симкина, протестантских епископов – Сергея Ряховского и Константина Бендаса. Для всех верующих отныне важно знать, что по Закону Яровой миссия это:

1.Деятельность именно религиозного объединения (организации или группы). Закон не содержит каких-либо прямых указаний на условия миссионерства для отдельных граждан. С этой точки зрения Закон не запрещает «разговоры о Боге» вообще.

2.Миссия осуществляется религиозным объединением через уполномоченных лиц или напрямую от юридического лица.

3.В ходе миссии распространяется информация о вероучении именно данного объединения, а не просто кто-то говорит о Боге в целом или о Библии в целом. «Разговоры о Боге» в смысле этого закона могут и не быть миссией как распространением вероучения определенной конфессии.

4.Миссия – это распространение вероучения среди тех, кто не является членами данного объединения.

5.Целью миссии должно быть вовлечение последователей в объединение. Если верующий рассказывает евангельскую историю, но не приглашает именно в свою общину или приход, то это не может теоретически считаться миссионерской деятельностью.

6.Миссия – это именно публичное действие, включающее в себя все перечисленные выше признаки. Публично – в ходе общественных  мероприятий, в СМИ и в Интернете, и как отмечается в законе, «иными законными способами».

В связи с этими шестью признаками важно подчеркнуть – теперь есть три понимания миссионерской деятельности – это определение миссии верующими разных религий и конфессий, религиоведческая трактовка миссии и понятие о миссии по Закону Яровой.

В ходе применения закона, что неизбежно повлечет за собой дискриминацию верующих и церквей, как намеренную, так и в результате невежества, адвокаты будут отстаивать свою точку зрения. Она заключается в следующем: если нет совокупности этих шести признаков, то нельзя рассматривать деятельность как миссионерскую в целях этого закона. Например, закон запрещает миссионерскую деятельность в жилых помещениях, но за исключением обрядов и богослужений. Но для верующих служение  также является частью миссии и может сопровождаться проповедью. В случае возникновения проблем надо будет доказывать, что верующие, читающие Библию и по сути проповедующие в жилом помещении, не занимаются миссионерской деятельностью, соответствующей шести признакам Закона Яровой.

Епископ Константин Бендас еще более смело и прямо трактует правовую позицию адвокатов: «Пока письменные полномочия не даны верующему от объединения, гражданин не осуществляет миссионерскую деятельность». Священнослужителю же вообще не нужен документ о том, что он миссионер. Для многих централизованных религиозных организаций проблемы вообще нет – всем пасторам выдают документы, удостоверяющие их полномочия. Константин Бендас отметил, что всем членам церкви документ о праве на миссионерство выдавать нельзя, так как организация несет прямую ответственность за миссионерскую деятельность людей, которым она же выдавала документ. А это может быть штраф до 1 млн рублей. Удостоверение миссионера нужно выдавать также с ограниченным сроком действия, чтобы член церкви не мог его использовать, когда угодно (вдруг он перестанет быть членом общины).

Константин Бендас обратил особое внимание на служение в арендованных помещениях. В договоре с собственником религиозное объединение должно указывать – «для религиозной деятельности». Центрам по реабилитации, которые, как правило существуют в рамках фондов и автономных некоммерческих организаций, рекомендуется подписывать с религиозными организациями договоры на духовное окормление в рамках центров, чтобы не возникало проблем. Для работы НКО в жилом помещении нужно заключать договоры субаренды с религиозной организацией, чтобы иметь право проводить духовны беседы и т.д.

Важной составляющей Закона Яровой стали ограничения  для иностранных граждан. По словам адвоката Льва Симкина, право на свободное исповедание и распространение своих религиозных убеждений сохраняется также за всеми иностранцами, законно пребывающими на территории России. Изменения касаются тех иностранцев, которые хотят въехать в Россию для миссионерской деятельности в понимании данного закона (шесть признаков). Иностранному гражданину, въезжающему именно для миссионерской деятельности, больше не выдается гуманитарная виза, а только рабочая. Соответственно, организация, приглашающая иностранного проповедника, должна получить разрешение на привлечение рабочей силы, а затем рабочую квоту для оформления иностранного гражданина по рабочей визе. С ним заключается договор на занятие именно профессиональной религиозной деятельностью

Причем статья 20 Закон свободы совести, по-прежнему содержит два основания для приглашения иностранцев. Первое – международные связи и контакты, паломничество, образование, а второе – религиозная деятельность. Въехавшие по первому пункту не могут заниматься профессиональной религиозной деятельностью. Чтобы обезопасить себя, конечно, лучше приглашать по рабочей визе. Еще одна коллизия состоит в том, что теперь Закон Яровой разрешает деятельность миссионера-иностранца, получившего рабочую визу и оформившего договор, на территории, на которой действует объединение, его пригласившее. Однако поскольку иностранце получает квоту на работу в конкретном регионе, то «работать» как миссионер он может, получается, только в одном регионе. Тогда как организация, его пригласившая может быть общероссийской. В любом случае, как подчеркнул Лев Симкин, иностранный гражданин может проповедовать на богослужении и говорить о вере лично от себя – по крайней мере, эту позицию надо будет отстаивать.

Как показывает практика, применение законов в России очень сильно отличается в зависимости от региона. Избирательность полиции, прокуратуры и судов часто очевидна – «традиционные» религии надеются, что за ними не придут. Провокации, невежество, сознательная политика по вытеснению неправославных общин из публичной сферы подкорректируют миссионерскую логику верующего человека. Проповедь, как «вода живая», сточит и этот камень. 


   также в рубрике ] мы: