Славянский правовой центр. Аналитика

11 Мая 2018

В Общественной палате Российской Федерации с изрядной периодичностью обсуждают вопросы межнационального и межконфессионального мира, народного единства, вопросы защиты традиционных ценностей. Безусловно, это можно назвать эффективными плодами работы Комиссии ОПРФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений. Столь внимательное отношение можно объяснить актуальностью и чувствительностью данной темы. То и дело мы слышим о возникающих очагах напряжения в разных частях земного шара, на почве религиозной ненависти, вражды, нетерпимости. По результатам заседаний всегда формируются практические рекомендации, направленные на решение тех или иных проблем.

25 апреля с.г. Комиссией совместно с Общероссийской общественной организацией «Российская ассоциация защиты религиозной свободы (РАРС)» был организован круглый стол: «Соблюдение права на свободу совести в современном мире: основные тенденции и вызовы». В работе круглого стола приняли участие представители органов государственной власти, религиозных организаций, ученые-религиоведы, юристы, общественные деятели.

В ходе обсуждения участники затронули такие темы как притеснение церквей на Украине, о несправедливых претензиях к священнослужителям в США, отказывающимся признавать однополые отношения нормой, о религиозном геноциде в некоторых странах Ближнего Востока, а также внесли ряд конструктивных предложений. И все эти факты, конечно, являются достоверными и вызывают чувство тревоги. Много говорили о растущей ксенофобии в странах запада, о двойных стандартах в реализации свободы вероисповедания в Европе, о потере Европой ценностных ориентиров. Были представлены доклады РАРС посвященные соблюдению права на свободу совести в зарубежных странах, а также опубликованные результаты мониторинга религиозной свободы в современном мире. Эти доклады, возможно, с некоторой долей относительности, отмечают мировое лидерство России, в правозащитном движении в части свободы совести. Россия, по мнению многих докладчиков - правозаступник идеалов религиозной свободы. Что с одной стороны – справедливо, отрицать тот факт, что Россия сегодня находится на передовой защиты традиционных религиозных и семейных ценностей, значит, отрицать истину. Однако, излишняя сосредоточенность в данном вопросе на зарубежных фронтах, может привести к неверному пониманию внутреннего состояния свободы совести в России.

На фоне растущей статистики по делам о миссионерской деятельности (более 600 судебных дел по ст.5.26 КоАП за 1 год), нецелевому использованию земельных участков (неправомерные угрозы сноса зданий, нежелание выделять земельные участки для культового строительства), необоснованным штрафам протестантских духовных образовательных учреждений (тотальное неприменение при проверках Рособрнадзора специальных норм, регулирующих внутреннюю деятельность духовных семинарий и теологических институтов), запрете деятельности и растущих арестах Свидетелей Иеговы, высылке верующих иностранных студентов за видеоролики и фотографии в сети Интернет и вообще всеобщей истерики на тему религии и национальной безопасности, называть Россию мировым лидером по свободе совести, как минимум преждевременно.

Уже больше 25 лет Россия шаг за шагом, благодаря трудам ученых-правоведов и религиоведов, развитию государственно-конфессионального диалога, шла по пути прогресса в вопросах реализации свободы совести. Но после принятия «закона Яровой», и «антимиссионерских» поправок, не покидает ощущение, что кто-то где-то что-то переключил. Вдруг появились какие-то «новые правила игры», которые сотрудники служб безопасности и правоохранительных органов попеременно озвучивают пасторам в разных регионах России; сразу возникли «смертельно» опасные для русского духа группы миссионеров и верующих; любой иностранец превратился в шпиона, иностранные студенты-протестанты в главных подрывников национальной безопасности; о протестантах, католиках вновь заговорили как о чем-то инородном, чуждом русскому человеку, пришедшему с запада (при этом мы направо и налево пользуемся благами, которые поставляет нам западный мир: телефоны, компьютеры, автомобили, одежда, продукты питания, кино, мультфильмы для детей и т.п.). Вопросы национальной безопасности всегда будут приоритетными для любого уважающего себя и обладающего суверенитетом государства. Но очень важно, чтобы это не превращалось в охоту на ведьм. Меры по защите национальной безопасности и благополучия населения не должны быть популистскими, они должны быть эффективными и должны бить точно в цель. В этой связи невольно начинаешь думать: а может это и есть цель? Но после одергиваешь себя, и оставляешь надежду, что не все еще так плохо, не все еще потеряно.

Так что же все таки такое та самая, бурно обсуждаемая на различных публичных мероприятиях религиозная свобода, что такое соблюдение права на свободу совести? Как оценивается эффективность государства в данных вопросах, что считается достижением? Декларирование де юре неких норм в наших федеральных законах и Конституции, или соблюдение права на свободу совести при его реализации де факто.

Нам все время хочется видеть во всем провокации врагов, такие провокации были, есть и будут, и мы пытаемся отвечать на них адекватными мерами. Но гораздо более эффективно будет, если мы начнем следить за тем, чтобы не давать повода ищущим повода, чтобы комар носа не подточил, чтобы ни один провокатор не смог упрекнуть Россию в отсутствии религиозной свободы. К сожалению, на сегодняшний день, на мой взгляд, сказать это со стопроцентной уверенностью нельзя и нам есть к чему стремиться. 

Станислав Кулов  
юрист, руководитель Департамента  
международного права и сотрудничества   
АБ Славянский правовой центр,   
ответственный редактор портала "Религия и право
"


   также в рубрике ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru