О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

«Секта» против религиозной свободы

  версия для печатиотправить ссылку другу
«Секта» против религиозной свободы
30 Сентября 2015

Постоянно реанимирование темы борьбы с какими-то сектами или сектантами является тяжелым наследием советской эпохи. В царское время, хотя и называли часть духовного пространства русским сектантством (от староверов и духоборов до баптистов), но и причины борьбы с неправославными были другими, и столь однозначной оскорбительной ассоциации в народе со словом «сектанты» не было. К сектантам относились как к странной или просто интересной и отличной от официальной духовной культуре. Однозначно сумасшедшими преступниками «сектанты» стали только при советской власти, и таковыми их сделала атеистическая пропаганда, в кино, в газетах и журналах.

Даже по прошествии более двух десятков лет после распада СССР оказывается, что есть в российском обществе группа людей, которые следуют советской атеистической традиции, проповедуя нетерепимость по отношение к самым разным большим и маленьким религиозным движениям. По существу это «секта», которая в стиле воинствующего атеизма устраивает антисектантские кампании. Это «секта», которая противостоит религиозной свободе и делает это максимально радикально, поскольку формально в России нельзя так себя вести, ведь наша Конституция основана на соблюдении свободы совести для всех.

В сентябре 2015 года на суд религиозной общественности был предложен целый ряд инициатив. Они не вызвали бурной реакции у самих «обвиняемых», то есть у всех неправославных, прежде всего, потому что они устали от подобных заявлений, рассчитанных на пиар. А если это правда, то в таком случае лучше отмолчаться в сложившейся политической ситуации, чтобы никто не назвал потом «иностранным агентом».

Итак, депутаты межфракционной депутатской группы Госдумы РФ по защите христианских ценностей предложили Минюсту ужесточить контроль за деятельностью религиозных организаций. Сергей Гаврилов, как координатор группы, отметил: «Мы разрабатываем меры жесткого контроля для недопуска сект до работы с населением. Это должно быть нечто вроде лицензирования, которое может быть делегировано Минюсту. При министерстве будет создана специальная комиссия, в которую войдут не только чиновники, но и представители традиционных религиозных конфессий. Они и будут решать, выдать ли соответствующее разрешение той или иной организации или запретить ее деятельность. Основной причиной для запрета религиозной организации может стать зарубежное финансирование. Эту законодательную инициативу уже поддержали представители РПЦ.

Немного ранее член комиссии по делам общественных объединений и религиозных организаций Мосгордумы Ренат Лайшев заявил о том, что столичные власти создадут памятку об опасности разных сект, в том числе, бога Кузи. Глава департамента нацполитики, межрегиональных связей и туризма города Владимир Черников пояснил, что для большей эффективности брошюру против сект нужно распространять всеми возможными способами: "можно распространять брошюры силами энтузиастов возле храмов и в местах массового скопления людей".

В научных кругах нет четкого определения секты, и под это понятие могут подпасть любые группы, в том числе действующие в рамках традиционных религий. В связи с этим, на разработку законопроекта и потенциально массовую акцию правительства Москвы против неизвестных сект, откликнулись только те самые борцы с сектами. Оказалось, что они готовы бороться со всеми вокруг, если эти люди или группы похожи на увлеченных какой-либо идеей. Читатель этих антисектантских заявлений поймет всю серьезность ситуации, если представит, что сам он или его друзья вдруг увлечется восточными учениями, пойдет на психологический семинар или же не захочет ходить в официальную церковь, а захочет в какую-нибудь другую. Хотел ли бы кто-нибудь в таком случае встретиться с «сектой» «борцами с сектами», да еще облеченных депутатской властью?

Например, православный сектоборец Александр Корелов отмечает в интервью m24.ru, что «секты не обязательно могут иметь классический вид, многие из них маскируются под лектории, курсы саморазвития и даже под занятия йогой. Во-вторых, в памятке должна быть информация о том, куда обращаться в том случае, если гражданин обнаружил секту. И в-третьих, нужно максимально подробно расписать, чем опасны секты на уровне личности, семьи, общества и государства». По его словам, борьбой с сектами занимаются ФСБ, Центр противодействия экстремизму, прокуратура и другие правоохранительные органы. С информацией о псевдорелизиозных организациях граждане могут обратиться в любое подразделение этих структур.

Иерей Святослав Шевченко, глава пресс-службы Благовещенской епархии РПЦ также прокомментировал эту тему в интервью Regions.Ru: “Не секрет: некоторые тоталитарные секты связаны с западными фондами, получают от них финансовую подпитку. Не так давно я читал статью, где были приведены данные из доклада Госдепартамента США. Там положительно оценивалась работа религиозных групп с населением - известно, что некоторые секты оказывают влияние на изменение общественного мнения”.

Отец Святослав также обращает внимание на необходимость фактической корректировки законодательства, и делает акцент на деятельности протестантских церквей (упоминает церковь пятидесятников «Новое поколение» в Благовещенске): “Да, у нас есть закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», но государство, на мой взгляд, должно отслеживать поступающие сигналы о деятельности сект. Я знаю, что на Украине пастор одной из них призывал к войне на юго-востоке и даже сам принял участие в АТО. Мне известны случаи, когда из-за влияния сект разрушались семьи. Я сторонник того, чтобы за такими религиозными организациями был установлен надзор, и по каждой жалобе проводилось расследование”.

Отец Святослав также дает удивительное определение признаков секты: «В ней над новичком сразу устанавливают контроль, узнают о нем всю информацию: место работы, семейное положение, материальное состояние, а затем манипулируют им». Интересно, что в рекомендациях по работе с теми, кто заходит в православные храмы патриарх Кирилл также говорил, что православные катехизаторы должны узнавать о человеке все и желательно сразу обмениваться с ним телефонами. Что такое «манипуляция», по мнению отца Святослава Шевченко, должны также определять эксперты, но ведь манипуляцией может быть и проповедь, и исповедь, и призыв соблюдать только десять заповедей.

Основная черта «секты» борцов с «сектами» - это боязнь назвать того, кто является сектой или сектантом, поскольку это означает в нашей нынешней ситуации – прямое оскорбление человека или церкви.

В любом случае секта в нашем обществе – это группа людей, которая, прежде всего, проповедует и исповедует нетерпимость к другим. И это нужно сделать основным определением сектантства.

Новая волна нетерпимости по отношению к тем, кто верит как-то не так, происходит именно в 2015 году по целому ряду причин. Во-первых, мы находимся внутри российско-украинского и российско-западного кризисов, что подразумевает борьбу с «западными агентами» и внутри религиозного сообщества. Кроме того, дискриминация по религиозному признаку еще раз подчеркнет особенность России и еще больше противопоставит ее Западу. Во-вторых, в июле Госдума РФ приняла поправки к Закону о свободе совести, который устанавливает расплывчатый, но контроль за религиозными группами, а значит, сторонники нетерпимости могут добиваться других поправок в Закон и ввести формальный или неформальный контроль за «сектами». Наконец, поле возможностей для этой советской «секты» борцов с «сектантами» постоянно уменьшается – в России развивается не только Русская православная церковь, но и другие христианские конфессии, а новые религиозные движения занимают такое же небольшое место в обществе, какое они обычно занимают и в других европейских странах. Другое дело, что все это можно попытаться сломать, а закон изменить.

Роман Лункин


  
   также в рубрике ] мы: