О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Как запретить Библию? Священные книги остались незащищенными

  версия для печатиотправить ссылку другу
Как запретить Библию? Священные книги остались незащищенными
1 Марта 2016

Стремление поддержать какую-либо религию или даже несколько на государственном уровне часто приводит к неожиданным результатам. Кто бы мог подумать, что принятие закона о неподсудности одних священных текстов спровоцирует запрет других. Между тем, богословско-правовой механизм отсеивание того, что является священным, а что нет – уже запущен. В первую очередь, пострадали Свидетели Иеговы и их вариант Библии, что естественно, поскольку политически мотивированная кампания против них ведется давно, с 2009 года.

Напомним, что 25 ноября 2015 года вступили в силу поправки к Федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности» о неподсудности четырех священных писаний: Библии, Корана, Танаха и Ганджура. Законопроект был внесен президентом Владимиром Путиным после обращения Рамзана Кадырова. Его заявления были вызваны решением суда Южно-Сахалинска от 12 августа 2015 года, который признал экстремистской книгу «Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в исламе» и, соответственно, некоторые места из Корана экстремистскими.

Ранее также возникали конфликтные ситуации с Кораном – в 2013 году Октябрьский районный суд Новороссийска признавал экстремистским «Смысловой перевод Священного Корана на русский язык» Эльмира Кулиева. То есть другой перевод – и это уже не священный текст. Такого рода логика стала работать и в случае с Библией, хотя раньше прокуратура и суды библейский текст не трогали. Даже человеку без гуманитарного образования должно быть понятно, что в древних религиозных текстах можно найти описания событий, которые кажутся жестокими с позиций сегодняшнего дня. Кроме того, в последние годы даже представители РПЦ (отец Всеволод Чаплин) отмечали, что нельзя осуждать верующих за то, что они провозглашают истинность и превосходство своей религии. А «пропаганда превосходства» до сих пор прописана в качестве одного из признаков экстремизма в законе.

Однако в нарушении всякого здравого смысла правоохранительная система порождает совершенно «безумные» по содержанию экспертизы (и, видимо, подталкивает нужных людей к созданию экспертных Центров). В 2015 году экспертизу Библии в иеговистском переводе по запросу Выборгской таможни сделал Центр социокультурных экспертиз (Исследование 240/15 от 3 августа 2015 г.). Среди экспертов нет ни одного человека с ученой степенью по специальности религиоведение (Котельников В.С., Тарасов А.Е., Крюкова Н.Н.). Печально известная среди этих экспертов только математик и бывших завхоз Института культурологии Н.Н. Крюкова – она признавала экстремистской футболку «Православие или смерть!» и фильм «Невинность мусульман». Крюкова объясняла свои действия тем, что в современных исторических обстоятельствах экстремистскими могут быть даже безобидные произведения.

В рамках экспертизы приводятся общие лингвистические определения «агрессивного текста», понятий «агитация», «пропаганда», «лозунг», «образ врага». И все это автоматически применяется к исследованию пособия иеговистов по изучению Библии. Люди, писавшие экспертизу, делают странный обывательский вывод из вероучения иеговистов: «Стремление заслужить свое спасение требует от адептов больших усилий, поэтому они никогда не смогут с уверенностью сказать, что совершенные ими дела, наконец, обеспечили им спасение… Приведенные постулаты делают никчемными в глазах членов Свидетелей Иеговы всю систему социальной и личной жизни и переориентируют их на исключительно внутриобщинное взаимодействие». Получается, что такой же вывод авторы экспертизы могут сделать из православного учения о спасении, в рамках которого верующие РПЦ также не могут сказать, что они спасены в этой жизни. И вынуждены прилагать большие усилия к постоянному самосовершенствованию.

Наряду с этим, эксперты даже не знакомы с сочинениями Свидетелей Иеговы. Цитаты, как указано в тексте, приводятся по материалам Центра Иринея Лионского – радикальной православной сектоборческой организации, враждебной иеговистам, как и многим другим религиям и конфессиям.

Возможно, это покажется невероятным, но в экспертизе Крюковой и других есть раздел «Каноническое понимание Библии». В нем дается православное определение Библии и Слова Божьего, конечно, с точки зрения, самих экспертов. Приводится такая цитата: «Сектантская практика, которая обычно основывается на тщательно отобранных и перетолкованных цитатах из Библии, иссушает христианство, превращая его в законничество».

Далее эксперты исследуют «Священное писание. Перевод нового мира», иеговистскую версию Библии. Указывается на то, что там появляется имя Бога – Иегова, слово «крест» с греческого переводится как столб мучений, часть книг получает иное название. Более того, перевод Свидетелей Иеговы следует масоретской традиции, а не Септуагинте, которой, в свою очередь, следует Синодальный перевод.

После сравнения Синодального перевода и Перевода нового мира эксперты делают вывод, что иеговистский текст «позволяет транслировать иную, отличную от христианской традиции систему вероучительных и нравоучительных текстов». Безусловно, с точки зрения исторического христианства иеговизм ушел в сторону от христианского учения. Но аргументы в данной экспертизе поражают. Например, это отличия в переводе – у иеговистов «Божьи сотрудники» вместо «у Бога работники».

Логика у экспертов часто отсутствует совсем. Приводится, например, иеговистский перевод текста 1 Иоан. 5:4: «Вот победа, победившая мир, - наша вера». В экспертизе дается перевод Объединенного Библейского общества: «Божье дитя побеждает мир. Победа в этом мире за нашей победительной верой». И делается вывод: «Далее таким образом вводится смысл об избранности Свидетелей Иеговы – «народа Иеговы» и утверждение о «правительстве на небе» во главе с Иисусом Христом».

После целого ряда цитат с различными переводами библейского текста и призывов в пособии иеговистов изучать Библию следует вывод экспертов: «Исходя из вышесказанного Перевод нового мира не является вариантом перевода Библии в христианской традиции, и, соответственно, не является Библией как каноническим собранием текстов». Один из аргументов заключается в том, что для изучения перевода требуется пособие с интерпретацией текста, «поэтому Перевод нового мира содержит привязки ко всем смыслам, имеющимся в вероучительной и нравоучительной литературе Свидетелей Иеговы».

Очевидно, что христианская составляющая веруочения иеговистов в экспертизе не была изучена, а если предоставить библейские рассказы или толкования Библии святыми отцами и другими богословами, то эксперты с удивлением обнаружили бы также «привязку» ко всем смыслам Библии у католиков, православных, протестантов.

Выводы экспертизы похожи на обвинительный приговор: «использованы манипулятивные приемы», «присутствует информация, связанная с посягательством на личность», дискриминация, обвинения других социальных групп и т.д. И самое важное обвинение: «присутствует обоснование мнения о противоположности и несовместимости интересов религиозной группы «Свидетели Иеговы» с интересами других религиозных групп».

Таким образом, в экспертизе делаются выводы, которых эксперты не доказали, и выводы, которых эксперты не могут делать. Только суд может решить посягают ли иеговисты на права граждан.

Поражает то, что эксперты выдают за «экстремизм» именно то, что является существом религиозной деятельности, основой жизни любой общины верующих, которые живут осознанием своей истины, принадлежащей только им. Верующие одной общины толкуют свою собственную истину и, на этом основании, священные тексты, и поэтому, естественно, «несовместимы с другими религиозными группами».

Большинство христиан в России пользуется Синодальным переводом Библии, но в правовом отношении непонятно, почему должны страдать другие переводы или в целом современные переводы Библии. Дело в том, что и православным, к примеру, могут не нравиться модернистские переводы Нового Завета, которые делают протестанты. Еще в связи с законом о неподсудности священных текстов у представителей РПЦ, буддизма и иудаизма возникали вопросы. Почему в законопроекте упомянут свод буддистских священных текстов Ганджур, но нет второй части свода с комментариями – Данджура? Почему не включен Талмуд в целом? Для православия было бы, естественно, составить список текстов Предания - Святых Отцов Церкви, чтобы прокуратура не рассматривала эти книги в качестве мишени. Беспокойство охватило не только «нетрадиционных» верующих.

В России, где религиозное чувство всегда было основой культуры и развития, религия стала чем-то подозрительным и неблагонадежным для власти. Ведь принадлежность к вере в каком-то смысле делает человека независимым – вера делает нас свободными.

Роман Лункин.


  
   также в рубрике ] мы:       

Модуль "Форум" не установлен.