О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Парламент против «сект». Как наладить «оперативную работу» с дисциплинированными верующими

  версия для печатиотправить ссылку другу
Парламент против «сект». Как наладить «оперативную работу» с дисциплинированными верующими
15 Марта 2017
В российском парламенте придумали способ, как бороться с тем, чего не существует в правовом пространстве – это секты. В Госдуме РФ проблемой антисектантского законодательства занимается депутатская группа по защите христианских ценностей. Глава Комитета Госдумы, который занимается в том числе религиозными объединениями, Сергей Гаврилов – один из лидеров этой группы (создана в 2012 году, по инициативе фракций КПРФ и «Единой России»). В Совете Федерации в ноябре 2016 года было решено не отставать и создать более внушительную структуру - рабочую группу по подготовке предложений по совершенствованию законодательства РФ в сфере защиты российских граждан от мошеннических действий сект во главе с сенатором Еленой Мизулиной. Состав этой группы стал известен в феврале 2017 года.

С легкой руки радикального православного активиста Александра Дворкина, который присутствовал на ряде слушаний, депутаты и сенаторы озвучивают цифры о сотнях или даже тысячах «сект». Мизулина отмечала, что «Современные секты маскируются под различные организации, проводящие психотренинги, семинары по развитию лидерских качеств. На удочку мошенников попадаются очень разные люди. Используя различные психотехники, сектанты лишают людей воли, а после — и имущества». Между тем, совершенно очевидно, что запрещать «тренинги» бессмысленно, как и семинары, а психотехники в настоящее время используются на любых бизнес-тренингах и курсах повышения квалификации. Учитывая, что, по словам Мизулиной, «Ситуация осложняется и тем, что в российском законодательстве как такового понятия «секта», тем более, «деструктивная секта» не существует», - запрещать пока некого.

«Объявляя войну деструктивным, тоталитарным сектам, нельзя допустить наступления на традиционные религиозные организации», подчеркивает сенатор. Однако на религиозном поле психосеминары не являются конкурентами для, к примеру, РПЦ. А вот другие конфессии и религии являются конкурентами для РПЦ. 
Тогда возникает вопрос: с кем, как и почему собираются бороться депутаты и сенаторы в рамках новой рабочей группы? 

Прежде всего, с большой вероятностью стоит ожидать проекта закона, который ужесточит ответственность за мошенничество с использованием религиозных мотивов или введет понятие «секта» для «нежелательных религиозных организаций» по аналогии с некоммерческими организациями. Именно поэтому в группу Мизулиной вошли солидные фигуры, которые не будут просто присутствовать – это юрист Московской патриархии матушка Ксения (Чернега), зампред Синодального информационного отдела РПЦ Александр Щипков, целый ряд неизвестных широкой публике юристов, представители прокуратуры, Минюста и ФСБ, Управления Президента РФ по внутренней политике и даже юрист из Минобрнауки РФ. Из 32 членов рабочей группы – 5 представителей РПЦ и ни одного представителя каких-либо иных конфессий и религий, хотя бы «традиционных». Есть также один религиовед и социолог – Лариса Астахова, помощник депутата Госдумы РФ и казачьего атамана Водолацкого некий Констанин Богомолов. Отдельно стоит отметить включение главы Центра им. Сербского психиатра Зураба Кекелидзе – именно этот центр выдавал заключения в советском духе о «вредном» воздействии проповедей на верующих (чем отличается воздействие на психику в проповеди «традиционной религии» остается загадкой).

Для того, чтобы ответить на вопрос – кого и зачем – надо обратиться к материалам круглого стола от 17 ноября 2016 года, который провел комитет Мизулиной по теме повышения законодательной защиты российских граждан от мошеннических действий деструктивных сект.

Сенатор отмечала, что в 2015–2016 года в России были запрещены и ликвидированы на основании судебных решений 52 сектантские организации, действующие в 24 регионах. Совет Федерации обещал подготовить пакет законопроектов – спикер Валентина Матвиенко поддержала идею, сказав, что это тема очень «острая и чувствительная». По словам Мизулиной, надо взяться за те организации, которые призывают телепортироваться на другие планеты, да еще и со всем имуществом.

В информационно справочных материалах МВД России к круглому столу в Совете Федерации перечисляется ряд организаций, деятельность которых была запрещена. Это движения целительского толка - «Алла-Аят», которое «лечит все болезни» соленым чаем с молоком, «Ашрам Шамбалы (Беловодье)», «Орда», центр «Рожана», «Лайя-Йога» (индуисты), община «бога Кузи» (следствие не закончено). Таким образом, российское законодательство вполне позволяет ликвидировать организации, которые вызывают подозрения у органов власти. В одних случаях эти подозрения оправданы, а в других нет. Например, в деле «Лайя-Йоги» или «Адвайты веданты» было сложно найти состав преступления – в резльтате был просто разогнан индуистский монастырь «Дивья Лока» в Нижегородской области на основании земельного спора. Индуистов не в чем было обвинить. Организация «Алла-Аят» была просто признана экстремистской, хотя надо было проводить медицинскую экспертизу и доказывать вред или пользу их практики. Наконец, в деле «бога Кузи» пока не очень понятно, за что будут судить их лидера А.Ю. Попова, потому что нет пострадавших, а есть только найденные в квартире деньги. 

Итак, в России не было ни одного судебного приговора о мошенничестве со стороны религиозной организации. И Закон позволяет прокуратуре этого не доказывать - можно признавать ту или иную организацию социальной опасной в целом или экстремистской. 
  
Почему так сложно стало органам власти работать с религиозными общинами? Ответ содержится в информационных материалах круглого стола в Совете Федерации, предоставленных Управлением методико-аналитического обеспечения надзора за процессуальной деятельностью органов предварителшьного расследования и оперативно-розыскной деятельности Генпрокуратуры РФ: 

«Нет возможноти проводить медицинские и судебно-психиатрические экспертизы в отношении потерпевших в отсутствие их согласия...». 

«Законодательство не стимулирует лиц принять решение о прекращении данной деятельности (религиозной без образования объединения)). Выявление обсуждаемых деяний представляет повышенную сложность, связанную с высокой дисциплинированностью, замкнутостью членов религиозных (общественных) формирований от внешней среды. Практически исключена возможность приобретения оперативных источников в общинах, а также получения членства в них в связи с тщательными проверками кандидатов и имеющейся опасностью их психологической обработки».

Сотрудникам Генпрокуратуры РФ уже не кажется странным – жаловаться на сложность внедрения «шпионов» в религиозные общины, наверное, по сравнению с советским периодом. Следующий шаг – доказать необходимость такой оперативной работы, которая затронет, конечно, не маргинальных экстрасенсов, а широкий круг верующих. 

Роман Лункин. 


  
   также в рубрике ] мы: