Славянский правовой центр. Аналитика

Глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации и член Общественной палаты Российской Федерации епископ Сергей Васильевич Ряховский считает, что священник сегодня – публичная фигура, которая должна выйти за пределы территории храма и проповедовать людям вечные христианские ценности.

Сергей Васильевич, Вы являетесь Председателем Российского объединения Союза христиан веры евангельской. Скажите, зачем христианам объединяться в какие-либо союзы и для чего?

У христиан просто нет другого выбора. В Священном Писании сказано: «Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите» (Первое послание Петра 2:17). Братство здесь имеется в виду в более широком понимании, нежели одна община или одна конфессия. Имеется в виду соборность всей Христовой Церкви. Христос сказал Петру: «Ты — Петр (камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою и врата ада не одолеют ее» (Евангелие от Матфея 16:18). Церковь для Христа – все, кто исповедует Его своим Господом и Спасителем. Поэтому я не разделяю католиков, протестантов, православных – для меня все они христиане. Тем более я не подразделяю их на более святых и более грешных. У нас могут быть разные названия, структуры и объединения, у нас отличаются формы богослужений, но все вместе мы – одно христианское братство.

Пару лет назад тогда еще Митрополит Кирилл восстановил Христианский межконфессиональный консультативный комитет (ХМКК). Членами комитета являются и православные, и католики, протестанты, представители Армянской Григорианской Апостольской Церкви. Будучи человеком мощного видения, он не побоялся обвинений в отхождении от православной традиции и сближении с «инославными». Это очень важно, потому что межконфессиональная рознь наносит ущерб и самим верующим, и Церкви, и обществу в целом. У нас у всех один Бог и одна Библия, лежащая в основе всех христианских конфессий. Поэтому я очень благодарен Святейшему за это смелое решение, созидающее общехристианское пространство и как итог всю Россию.

Вы недавно вернулись из Рима, где участвовали в работе форума ««Предотвращение и реагирование на инциденты и преступления на почве ненависти в отношении христиан», который прошел при поддержке Ватикана. Расскажите немного об этом мероприятии.

Вместе с Митрополитом Илларионом, делегированным РПЦ, и вместе с коллегой по Общественной палате Ярославом Терновским, представлявшим католиков, мы представляли на конференции российских христиан. Сама Конференция состоялась по инициативе ОБСЕ при поддержке Святого престола и была посвящена защите христиан в мире. Наконец было признано на международном уровне, что, оказывается, в европейских странах с глубочайшими христианскими традициями христиан теперь надо защищать. Христиане, которые стали инициаторами массы инноваций, массы достижений и открытий вдруг нуждаются в защите своих ценностей. Они оказались неподготовленными к новым вызовам, связанным с современными векторами развития цивилизации. Мягко говоря, в Европе мультикультурализм рухнул, потому что либерализм, который проник в западное христианство, оказался чрезмерно опасен.

Возьмём такой популярный сегодня термин как «толерантность». Это изобретение западно-христианской цивилизации, и это слово сегодня превратилось отчасти в ругательство. Мы понимаем, что должны быть толерантны. Но что такое толерантность? Это терпимость. А терпимость имеет пределы, как и имеет предел пружина, которую сжимают. И то, что мы сегодня получили в Европе, в Англии, например, и в других странах мира – это резкое распрямление сжатой пружины!
По сути, конференция в ОБСЕ закончилась ничем! То есть мы все говорили, что есть проблемы в тех или иных направлениях. Но все представители ОБСЕ и другие высокопоставленные лица сказали :«Мы не знаем, чем вам помочь. Мы не знаем, что делать».

Я против того, чтобы православные, протестанты, католики создали одну конфессию. Нет, пусть сохранятся все структуры. Но пусть любовь придет, принятие друг друга, уважение. Не просто «Я терплю тебя», а «Я уважаю тебя». Вот почему я против такой трактовки слова толерантность. Я не за терпимость, я за взаимное уважение.

Главная заповедь Христа – это любовь. Но, глядя на современный мир, на то, что творится вокруг, невольно задумываешься : не забыли ли люди об этом? Не разучились ли любить?

Когда в обществе формально говорят: мы преподаем религию в школе, именно религию – не заповеди, которые наиболее важны, то это уже априори неверно. Из десяти заповедей Христос выделяет две важнейшие: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет» (Евангелие от Марка12:30-31). Без заповеди «возлюбить» невозможно исполнить все остальные заповеди. Я считаю, что межнациональная рознь или межрелигиозная рознь основаны на том, что человечество перестало любить, оно разучилось это делать. Для многих религия стала неким культурным образом жизни. Есть требы: отпеть, отмолить, жертву принести, Уразу или Пасху отпраздновать, то есть весь график жизненный вращается вокруг неких праздников, и всё.

Знаете, мне часто вспоминаются советские годы. Что-то было, когда строилось интернациональное общество. Не подумайте, что я ностальгирую по советскому прошлому. Просто, когда раньше на одной площадке жили русские, грузины, татары, узбеки, латыши – люди разных культур, разных традиций, разных обычаев – они обогащали друг друга тысячелетним богатством, которое они на генном уровне восприняли в себе. Никакой розни не было. Нужно вернуться к этому. Но как вернуться? И в этом велика роль священника. Сегодня это та публичная фигура, которая должна выйти за пределы территории храма и проповедовать вечные ценности людям. Надо вернуться к практике, когда в каждой семье был семейный священник, который приходил в дом, участвовал в реальной жизни, в тех проблемах, которые беспокоят людей. Он ободрял их наставлением, поддерживал в молитве, принимал исповедь, которая приносит большое облегчение в человеческую душу.

Вы сказали, что сегодня для многих религия – это некий установившийся уклад жизни, который вертится вокруг каких-то праздников. И в современном мире люди в силу своей занятости, вечной суеты и потока забот ходят в церковь в лучшем случае только по воскресеньям. Это как в одной американской шутке, что в будни люди верят в фондовую биржу, а по выходным в Бога. Эта проблема, кстати, стала актуальной и для России. Что вы думаете по этому поводу?

Да, для России это очень актуальная проблема. Ни в коем случае нельзя отделять веру от реальной жизни человека. Я часто ссылаюсь на Патриарха, потому что очень ценю этого благословенного человека, которого Господь послал России в это непростое время. Не так давно он сказал, что у нас в храмах лежат дорогие Евангелия, которые мы выносим и кладем в алтарной части, которые мы показываем людям и люди подходят, благоговейно целуют их. Мы предлагаем всевозможные требы и прочее, но мы должны познакомить каждого христианина лично с Иисусом Христом, привести человека к сознательному покаянию, осознанию своей греховности и несовершенства, пониманию того, что надо меняться, становиться лучше, добрее, духовно чище. И вот тогда будет меняться жизнь людей и атмосфера в обществе. Потому что без основы жизни, того, что мы называем общечеловеческими ценностями, мы не построим никакого мультикультурного общества. Это очень страшное состояние, когда люди шесть дней верят в биржу и только один день верят в Бога. Состояние, когда в умах людей на первом месте вещизм, накопительство, когда они становятся простыми потребителями. Когда люди отказываются помогать друг другу, живут каждый «сам за себя», забываются понятия «безвозмездная помощь», «прощение», «милосердие». Такое общество обречено.

Еще одной страшной проблемой России является проблема абортов. Церковь считает это тяжким грехом. Но, к сожалению, в государстве нет никакой политики, которая бы могла противостоять этому. Что вы думаете на этот счет?

Я недавно прочел очень страшный документ, Постановление Правительства РФ «О праве женщины на аборт». В нем 13 пунктов, такая чертова дюжина. И там каждый пункт один хуже другого. Это страшный список. И там написано, что это Постановление Правительства в рамках заботы о здоровье населения Российской Федерации. Есть страшная медицинская статистика: начиная с 2001 года по 2011 год в среднем совершалось примерно 1,7 миллионов абортов. Мы знаем, что для христианина аборт – тяжкий грех, убийство. Ты не имеешь права убивать того, кому Бог даровал жизнь. Если умножить эту цифру на 20 лет новой России, то получается 35 миллионов нерождённых детей. Мы говорим о проблеме демографии, с которой столкнулись, о вымирании. У нас огромные пространства, и мы спрашиваем себя: «Кто их заполнит?». От нас уезжают лучшие умы на Запад, еще куда-то. Да, к нам приезжают люди, я говорю о гастарбайтерах. Они тоже люди, как бы к ним не относились многие. Но это не равноценная замена. И вот здесь роль церкви, роль священника, роль человека верующего, который всегда имеет надежду, который всегда имеет мужество, честь, чувство долга, совесть – она неоспорима. Когда человек совершает тяжкий грех, говорят, что он уходит от церкви. Но он не от церкви уходит, а от Бога.

Один известный французский физик сказал, что в мире существуют два вида верующих: «Праведники, которые считают себя грешниками и грешники, которые считают себя праведниками». А вы как думаете?

То есть стакан наполовину полный или стакан наполовину пустой (смеется). Как я отношусь к этому? Он, фактически, процитировал светским языком те стихи Священного Писания, которые говорят: нет праведного ни одного, все согрешили и лишены славы Божией, но в Иисусе Христе мы все – праведные. Для меня человек, который стал верующим – он не наполовину праведный, он не наполовину грешный, он – человек Божий. Я понимаю, что мы – реалисты. В реальной, повседневной жизни мы иногда согрешаем, мы допускаем какие-то неправедные мысли, мы совершаем какие-то неправильные поступки, но в чем состоит праведность? У меня всегда есть возможность прийти к Господу и покаяться, принести достойный плод покаяния и больше так не поступать.

Мы сегодня много говорим о вере, об общении с Богом. Скажите, что для вас молитва?

Молитва – это разговор с Богом, позволение и просьба Богу сделать в твоей жизни то, что Он хочет. Молитва – это согласие с волей Божьей в своей жизни, о которой написано так: «Благая, угодная и совершенная». Я поклоняюсь Богу, я Его чту и то, что Мой Творец дал мне дыхание жизни; я – Его образ, я – Его подобие, так написано в Библии. Другими словами, в каждом из нас есть искра Божья. Есть множество молитв святых божьих людей, пророков, царей, апостолов, подвижников. Но есть еще и личная молитва, когда ты изливаешь перед Господом свою душу, открываешь свое сердце. Самое главное в молитве – искренность. Я не думаю, что если буду каждое утро подходить к своей супруге, и заученно, таким голосом робота, говорить ей одно и то же: «Милая, дорогая, я тебя очень люблю. Милая, дорогая…», она быстро поймет, что это – дешевка, формализм. Слова должны идти от сердца.

Как вы относитесь к публичному выражению своей веры или принадлежности к той или иной религии?

Сейчас, вы знаете, во Франции вышел закон о запрете публичных молитв вне стен храма для всех конфессий. Я понимаю, что он прежде всего разрабатывался против мусульман, когда они в связи с праздником Ураза Байрам, например, перекрывают магистрали и молятся. Но это законы и против христиан. Для ряда конфессий частью молитвы является наложение на себя крестного знамения. Человек идет по улице, видит храм – остановился и перекрестился. Это уже молитва, публичное выражение своей веры в Бога. Я не знаю, как мои православные братья и католики будут вести себя в этой ситуации. Поэтому мне кажется, что идет наступление секулярного мира под очень благовидными предлогами: вот там мусульмане мешают, тут евреи помешали, там протестанты слишком шумят, там православные прошли с хоругвями не по той улице. Естественно, мир будет преследовать церковь, но я абсолютно уверен, что мир нуждается в церкви, потому что решить проблемы, которые стоят перед обществом, без людей веры невозможно.

Каждый человек имеет свое предназначение на этой земле. В чем Вы видите свое служение?

Если говорить о том, из чего состоит моя жизнь, то она состоит из служения Богу, из служения людям, из служения моим близким и из служения моей стране. Я – патриот России и государственник по своим убеждениям. Для меня принципиально важно, чтобы люди в моей церкви, в моем городе, в моей стране жили свободно, достойно и счастливо. Я вижу свое служение в том, чтобы все христиане России сообща созидали нашу страну.

Давид Газзаев
источник: 
http://esj.ru/2011/10/30/interview_sergey_ryahovskiy/


также в рубрике ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru