Славянский правовой центр. Журнал "Религия и право"

- Во время последнего совещания ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве, которое проходило в октябре 2006 г. российские эксперты смогли на высоком уровне заявить о том, какие проблемы существуют в России  с соблюдением свободы совести. Так, в дискуссии в рамках круглого стола «Борьба с терроризмом и экстремизмом в странах СНГ и положение мусульман и других верующих» приняли участие многие известные российские и зарубежные юристы и правозащитники. О каких проблемах говорили Вы, как участник совещания ОБСЕ?

- В своем выступлении я призывал использовать институты ОБСЕ и их возможности по правовому и религиоведческому просвещению общества. Такая необходимость вызвана той ситуацией, которая сложилась в постсоветских республиках, где сначала насильственно насаждался атеизм и все религии находились под запретом. Теперь же преследованию подвергаются не все, а преимущественно религиозные меньшинства. В России, это, к примеру, протестанты, права которых нарушаются в основном вследствие невежества чиновников. Показателен в данном случае пример Московского отделения Армии Спасения, которому Главное управление юстиции г. Москвы отказало в перерегистрации, а Пресненский суд г. Москвы поддержал чиновников. Кстати, далеко не все участники совещания ОБСЕ знали, какие конкретно претензии имеются у органов власти к Армии Спасения и по какой причине ей отказали в перерегистрации. Когда я привел цитаты из решения Пресненского суда о том, что она якобы насаждает «казарменную дисциплину» и является «военизированной организацией», то в зале долго стоял шум, а некоторые участники просто смеялись. Большой интерес вызвали также и другие примеры намеренной дискриминации религиозных объединений в России. В частности, в одном из учебников по «Основам безопасности и жизнедеятельности» в разделе, посвященном терроризму, бездоказательно упоминаются в качестве опасных «сект» Новоапостольская церковь и Армия Спасения.
Безусловно, в российской практике имеются примеры и невежества и прямого разжигания религиозной вражды. Весьма часто в средствах массовой информации появляется дезинформация о якобы имеющихся фактах зомбирования верующих, о принесенных жертвах и т.п. Подобного рода дезинформацию чаще всего распространяют так называемые «сектоведы», которые не имеют ничего общего с научным религиоведением.
Естественно, в своем докладе я выступил резко против внесения поправок в Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и в частности против законопроекта Министерства юстиции РФ по поводу противодействия незаконной миссионерской деятельности. Данный проект фактически запрещает открытую проповедь о Боге, что означает грубое вмешательство государства во внутреннюю деятельность религиозных организаций. Участники совещания также высказывали в ходе развернувшейся дискуссии озабоченность тем, что в России возникают такие опасные законодательные инициативы, которые игнорируют общепризнанные международные нормы.
Помимо этого, одной из серьезных проблем остается альтернативная гражданская служба (АГС). Закон об АГС вступил в силу с 1 января 2004 года, но как только закон был принят, он перестал работать. Установленный у нас срок АГС в 3,5 года для европейцев видится непомерно высоким и несправедливым. В большинстве европейских стран срок АГС не превышает 10 месяцев. Местом прохождения АГС часто является все та же военная часть, а принцип прохождения АГС – экстерриториальный, то есть желающего пройти АГС могут послать в любой другой регион. Все это сводит на нет саму идею АГС. У нас уже появились узники совести, которые отказываются от такой пародии на АГС. Получается, что государство искусственно делает граждан преступниками, также как это было в советское время.

- Каков Ваш диагноз происходящего в нашей стране, какой вывод можно сделать на основании вышеизложенного?

- Мой основной вывод сводится к тому, что России можно говорить о системной дискриминации религиозных меньшинств, главным образом, через лишение их прав арендовать помещения и строить собственные культовые здания, диффамацию в СМИ. Поэтому необходимо и дальше добиваться верховенства права в нашей стране, чтобы демократические права были гарантированы каждому. Право должно быть выше политики и религии. Это особенно важно на фоне главной проблемы нашего времени – религиозно мотивированного экстремизма и терроризма. Между тем, государство во многих случаях отказывается давать оценку фактам грубого нарушения прав верующих. К примеру, мусульмане считают необъективным и ангажированным Московский городской суд, так как на территории суда построена часовня и де-факто на территории государственного учреждения действует православная община. Вместо того, чтобы являть образец неукоснительного соблюдения Конституции  и российских законов, суд в данном случае грубейшим образом попирает всякое представление о справедливости и праве.

- Возможен ли  компромисс между светской и религиозной нормой и не является ли такой компромисс свидетельством слабости государства?

- Кончено, возможен. Пример такого компромисса – решение Верховного суда РФ о том, чтобы мусульманки могли фотографироваться на документы в платке-хиджабе. Интересы женщин-мусульманок в верховном суде, кстати, представлял Славянский правовой центр. Суд поддержал верующих. В данном случае государство нисколько не пострадало, и гражданские права верующих оказались защищены в соответствии с их религиозными убеждениями. Такой разумный компромисс свидетельствует о гуманности государства, уважении религиозных чувств граждан, а, в конечном счете, о силе государственной власти.

- Можно ли как-то исправить положение вещей и воспитать толерантное общество? Как это сделать на практике?

- Надо в первую очередь усилить образовательные программы, обучать в соответствии с принципами Всеобщей декларации прав человека, проводить семинары, издавать литературу. В целях профилактики религиозной нетерпимости в учебных заведениях необходимо преподавать «Историю религий», то есть научно обоснованное религиоведение.

- Кстати, Славянский правовой центр активно выступает по проблеме «Основ православной культуры», озвучивая беспокойство неправославных верующих по поводу обязательного преподавания православия в школах. Как Вы относитесь к преподаванию религии в школе?

- Я не против религиозного образования как такового, даже в государственной школе. Однако наше общество к этому еще не готово. Уровень религиоведческой культуры и порог религиозной терпимости настолько низки, что завтра мы получим в стократ худшую ситуацию нежели сегодня. А сами учебники по основам православной культуры не выдерживают критики. Чего только стоят разделы, посвященные сектам и ересям. Эти пособия хороши для скинхедов. В них недостаточно терпимости, я уже не говорю об уважении к представителям других религий. Проживая в федеративном многонациональном и многоконфессиональном государстве и обществе, мы не имеем право на ошибку. Слишком дорогая цена может быть у такой ошибки.

- А какие проблемы поднимали православные на совещании ОБСЕ?

- В своем докладе во время пленарного заседания представитель Московской патриархии священник Георгий Рябых убедительно говорил о необходимости укрепления нравственных и семейных ценностей в обществе.

- Сейчас многие говорят о том, что имидж России за рубежом исправляется. Какой образ нашей страны сложился на совещании ОБСЕ?

- Образ России в контексте соблюдения религиозной свободы оказался не самым худшим, так как наибольшей критике по поводу дискриминации прав верующих подвергались Белоруссия, Узбекистан и Туркменистан. На их фоне ситуация в России выглядит более менеее благоприятной. В частности, многие говорили о серьезных нарушениях свободы совести в Белоруссии, где более ста членов евангельской церкви «Новая Жизнь» объявили голодовку в знак протеста против постоянной дискриминации протестантских церквей, которым не дают арендовать помещения и строить свои Дома Молитвы. В соответствии с новой редакцией белорусского Закона о религии запрещено даже проводить богослужения в частных домах и не предназначенных специально для этого помещениях. Это буквально означает, что к административной ответственности будут привлекаться, например, те люди, которые собрались вместе почитать Библию. В Узбекистане власти преследуют как мусульман, так и христиан за их религиозные убеждения.

- Насколько представительна была делегация России на совещании ОБСЕ и насколько участники поддерживали положительный образ России или же выступали с критикой власти?

- Меня поразила демократичность совещания ОБСЕ, где большие чиновники, представители МИДов и делегаты от общественных организаций вместе выступали, обменивались мнениями, в порядке общей очереди делали доклады. Интересно, что у представителей МИДа, Генпрокуратуры РФ, Министерства регионального развития была четкая консолидированная позиция, которой не было у представителей религиозных организаций, в частности, у православных и протестантов. К примеру, президент Ассоциации «Союз христиан» Игорь Никитин выступил на совещании ОБСЕ с резкой критикой политики повсеместного введения предмета «Основы православной культуры» в российских школах. По моему мнению, критика ОПК осталась непонятой европейцами, потому что во многих европейских странах преподаются религиозные предметы в школах. Надо объяснять ситуация вокруг ОПК в целом, говорить о том, что нужно поднять общество до определенного культурного уровня, прежде чем православное образование войдет во все школы России. Думаю, было бы хорошо, если бы религиозные деятели предварительно проговаривали свою позицию по самым острым общественным проблемам.  
Представители протестантских церквей России высказали наиболее принципиальную и консолидированную позицию по нравственным аспектам пропаганды однополых связей. На высоком международном форуме от лица евангельского движения присутствовали управляющий делами главы РОСХВЕ Константин Бендас и руководитель отдела внешних связей Союза евангельских христиан-баптистов Виталий Власенко.
Совещание ОБСЕ в Варшаве стало одним из крупных совещаний, на котором серьезно рассматривались вопросы религиозных свободы и того, как отдельные государства выполняют взятые на себя международные обязательства в этой области. Кроме того, именно данное совещание ОБСЕ в Варшаве стало первым, на котором были официально и широко представлены не только российские православные, но и российские протестанты. В противовес ожиданиям некоторых европейских чиновников и правозащитников в выступлениях протестантов из России звучала конструктивная критика религиозной ситуации в своей стране. При этом была высказана поддержка политики президента России на построение толерантного и стабильного общества.

все номера архива ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru