Славянский правовой центр. Журнал "Религия и право"

Гражданское общество – это уважение к вере другого. Интервью с сопредседателем Славянского правового центра адвокатом Владимиром Васильевичем Ряховским

5 мая 2007 года Владимир Васильевич Ряховский отметил свой 50-летний юбилей. Известный адвокат и защитник прав верующих родился в семье евангельских христиан, его отец в сталинские и хрущевские времена был репрессирован за религиозные убеждения. Это в значительной мере повлияло на то, какой жизненный путь Владимир Васильевич выбрал в дальнейшем. Оставив в 1990-м году успешную судейскую карьеру, он стал профессиональным защитником прав верующих. Как сопредседатель Славянского правового центра, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, Владимир Васильевич принимал участие в подготовке ряда законопроектов в парламентских и правительственных комиссиях, в том числе проектов федеральных законов «О свободе совести и о религиозных объединениях» и «Об альтернативной гражданской службе». Участвовал во многих судебных процессах по делам, связанным с защитой конституционных прав граждан, в том числе в Верховном Суде РФ, Конституционном Суде РФ и Европейском Суде по правам человека (Страсбург). В 2001 году за активное участие в защите права на свободу совести и вероисповедания награжден почетным знаком Уполномоченного по правам человека Российской Федерации «За защиту прав человека». В интервью журналу «Религия и право» Владимир Васильевич поделился своим мнением по поводу того, существует ли в России терпимость к инаковерующим и что или кто мешает формированию веротерпимого общественного сознания.

- Представители религиозных меньшинств и правозащитники среди наиболее значимых проблем религиозной жизни России часто называют постепенный процесс сращивания Русской Православной Церкви и государственной власти, а также негласную дискриминацию неправославных верующих, связанную со стремление соблюдать «духовную безопасность» в стране. Что Вы считаете основной проблемой?

- Одной из главных проблем современной России является отсутствие культуры толерантности, когда проблема возникает там, где вдруг русский оказывается не православным, а баптистом, адвентистом или лютеранином. Православная Церковь уже в начале 1990-х годов забила тревогу по поводу "прозелитизма" других конфессий и угрозы безопасности обществу и государству от "деструктивных сект" и , более того, в ряде регионов России были изданы справочники, где "сектантами" объявлялись все, кроме православных. В постсоветской России неправославных христиан до сих пор обвиняют в самых абсурдных преступлениях. Крайние радикальные антикультисты заявляют о том, что если русский человек ходит в другую Церковь, это значит, что он подвергается гипнозу и психологическому давлению.

- После 2000 года среди политиков и религиозных деятелей стала популярна идея о том, что западный, американо-европейский вариант веротерпимости в России прижиться не может. Якобы наше гражданское общество вполне может обойтись без толерантности, защищая лишь то, что понимается под «традиционными ценностями». Какова Ваша точка зрения?

- На протяжении 15 лет я профессионально занимаюсь вопросами религиозной свободы и правового обеспечения деятельности религиозных организаций. Гражданского общества без плюрализма вообще и без религиозного плюрализма в частности быть не может. Наша Конституция гарантирует всем религиозным объединениям равенство перед законом и отделяет их от государства. В России порядка 22 тыс. зарегистрированных религиозных объединений, половина из них – православные, порядка 3,5 тыс. – мусульманские, около 5 тыс. – протестанты и католики. Но почему-то сегодня нам навязывают точку зрения, согласно которой «быть русским» и «быть патриотом» автоматически означает «быть православным». Если обратиться к СМИ: прекрасно, что мы можем смотреть праздничные трансляции из храма Христа Спасителя, но где информация о других религиозных объединениях? Что мы, например, знаем о баптистах? А ведь зарегистрированных баптистских религиозных объединений у нас около 2 тысяч! Какой вклад СМИ вносят в то, чтобы люди узнавали о религиях больше? Разве что пугают телезрителей «страшилками» о сектантах.

- Насколько важно мнение, к примеру, европейских институтов для России?

- Международные организации постоянно поднимают вопросы о соблюдении свободы совести в России. Разве эти претензии не обоснованны? Россию никто не звал в Совет Европы, она сама подала заявку, признала над собой юрисдикцию Европейского суда. Но когда нас упрекают в каких-то нарушениях, мы говорим о вмешательстве во внутренние дела России. Я лично вел в Европейском суде дело «Армии спасения», московскому отделению которой российский суд отказал в регистрации. Причина: «Армия спасения» была признана военизированной организацией, насаждающей казарменную дисциплину и нарушающую тем самым российское законодательство. Весь мир над этим смеялся. Что касается саентологов или «Свидетелей Иеговы»: к ним можно относиться по-разному, но основания для отказа в регистрации не должны быть надуманными. Резюмируя: по плюралистической модели, закрепленной в российской Конституции, мы еще не жили.

- Вы много раз выступали с критикой антикультистов, которые фактически создают «образ врага» в лице всех неправославных верующих, хотя формально большая часть оскорблений относится к представителям новых религиозных движений. Как Вы оцениваете такое отношение православных к инославным?

- Я думаю, что главное противоречие в позиции «сектоведов» состоит в том, что человек, считающий себя православным, оскорбляет и поносит других христиан. «Сектоведы» обвиняют российских граждан, которые также считают себя патриотами своей страны. Такого "сектоведческого" "патриотизма" стесняются, стараются не думать о том, что все это может быть как-то связано с православием и с Русской Православной Церковью. Моральную проблему усугубляет сопоставление личности "сектоведов" и "сектантов". С одной стороны перед общественностью предстает такой человек, как Александр Дворкин, который в свое время сбежал за границу, в эмиграцию, и сейчас в случае опасности всегда может объявить себя гражданином другой страны и также сбежать от всех трудностей и проблем. С другой стороны оказались оскорбляемые им "сектанты", в данном случае пятидесятники, многие из которых в советское время страдали от гонений, сидели в тюрьмах, у которых отнимали детей, которые вынуждены были собираться на богослужения в лесу и молиться под постоянным страхом быть разогнанными милицией.

Для многих уважаемых священнослужителей и православных верующих очевидна безрезультатность столь оскорбительной "сектоведческой" деятельности, порочащей саму Церковь и направленной против других христиан. Ирония постсоветской истории России заключается в том, что такие как Дворкин объявляют себя выразителями интересов русского народа, считаются защитниками "традиционных" ценностей, а гонимые в советское время христиане оказываются "сектантами", исключаются из числа представителей русского народа.


"Религия и право", № 2 (41).

все номера архива ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru