О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Тайные мысли бесстрашных силовиков. Федеральное агентство по делам национальностей дало свое определение религии

  версия для печатиотправить ссылку другу
Тайные мысли бесстрашных силовиков. Федеральное агентство по делам национальностей дало свое определение религии
1 Декабря 2016
Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН) было создано в 2015 году. Глава ФАДН Игорь Баринов прославился заявлениями о необходимости укрупнять муфтияты и о связи религиозных радикалов с внесистемной оппозицией. В 2017 году агентство планирует выделить 170 млн рублей на гранты по профилактике религиозного экстремизма и межнациональных отношений. А 28 ноября было выпущено «Пособие для работников органов исполнительной власти и правоохранительных органов по вопросам взаимодействия государства и религиозных организаций (разработано сотрудниками ФАДН России, МВД России и Минюста России)». 

Впервые на столь высоком уровне была сделана попытка разработать основы религиозной политики, предложить чиновникам и правоохранительным органам алгоритм действий в том случае, когда они сталкиваются с разными формами религиозной жизни. Тем более, что в Общественной палате РФ осенью 2016 года не раз предлагалось дать рекомендации по применению законодательства в сфере религии в новых условиях – когда принят Закон Яровой. Содержание пособия почти сразу вызвало бурное обсуждение в социальных сетях. Причина в том, что рекомендации агентства сделали тайное явным, оказались отражением психологических страхов и образа религии, которые господствуют в сознании силовых структур. ФАДН представило анамнез этих страхов. Причем, страх перед неизвестным оказался так велик, что на втором плане оказались сами люди и положения закона.

Первая часть пособия, посвященная различным религиям, не вызывает больших вопросов. Специалисты ФАДН (авторы пособия не указаны) выбрали те религии, которые они считают традиционными или, по крайней мере, не боятся. Это православие, католицизм, Армянская Апостольская Церковь, старообрядчество, протестантизм, ислам, иудаизм, буддизм. В статьях, посвященных этим направлениям, даны все общие сведения, которые есть и в «Википедии». Справка о протестантизме и его объединениях в России явно составлялась вместе с представителями баптистов, пятидесятников, евангелистов, адвентистов, так как в ней и правда представлены основные направления и их контактные данные (такой полноты данных нет в других справках). Тогда как в справке о буддизме просто сказано, что независимые объединения буддистов Калмыкии и Тувы якобы всегда представляет Традиционная Сангха из Бурятии (общероссийское направление Карма-Кагью не упомянуто). 
В качестве основной угрозы в рамках пособия описывается «распространение псевдоисламских радикальных экстремистских течений». Ваххабизм де факто провозглашается опасным течением, но по существу ваххабизм является синонимом любых явлений в исламе, альтернативных «традиционному исламу». Целый раздел, скорее всего, был предоставлен Центром «Э» МВД РФ.

Любой бюрократ или полицейский не заинтересован в том, чтобы появлялось что-то новое, поскольку это новые проблемы и необходимость узнавать это новое, общаться с ним, исследовать. Специалисты ФАДН, Минюста и МВД решили ликвидировать саму возможность развития религиозной жизни. 

Из текста пособия ясно – все новое в религии – потенциально преступно. Как отмечают неизвестные авторы, «Рост числа конфессиональных новообразований объективно усиливает межконфессиональную напряженность и ведет к их политизации». 

Наиболее разумную часть издания составляют рекомендации по профилактике религиозного экстремизма и просвещению в этой сфере. Отмечается необходимость собирать представителей разных конфессий и религий, создавать межрелигиозные советы, проводить круглые столы, обучать самих сотрудников силовых структур. Чрезвычайно важно, что сказано в пособии об учете разных факторов: «Следует поддерживать постоянный контакт с населением, учитывать местные особенности: 
- уровень религиозности населения; 
- приверженность к тем или иным религиозным верованиям и 
организациям; 
- экстремистских религиозных объединений и групп; 
- количество религиозных организаций и ее членов; 
- возможности позитивных религиозных объединений; 
- местные обычаи и традиции». 
Правда, что означает «позитивность» объединения не совсем понятно, но возможно, это те общины и движения, которые легко идут на контакт с органами власти. 

В России зарегистрировано несколько направлений православных церквей, не принадлежащих к РПЦ, но в пособии сказано, что по поводу всех «неофициальных» священнослужителей в рясах надо звонить в Московскую патриархию и принимать неизвестный пока набор мер. В ходе профилактики также надо основываться на «неприятии западных стандартов нивелирования и разрушения исторически сложившихся ценностей».

Довольно резко по стилю и содержанию от остальной части пособия отличается его заключение. Возможно, именно в это части ФАДН решило проявить себя и высказаться на чистоту (судя по предыдущим своим высказываниям, заключение вполне может отражать и мировоззрение главы агентства Игоря Баринова).

Внутренний страх перед неизвестной религиозностью заставляет в панике предъявлять самые противоречивые требования. Агентство (а судя по составителям пособия и МВД, и Минюст) не устраивает определение религиозного объединения: «В качестве признаков религиозного объединения обозначены: «вероисповедание, совершение религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей». По Закону выходит, что религиозными являются действия, совершенные религиозным объединением». 
Казалось бы, что может возмутить в этом определении. Однако авторы пособия предлагают расширить признаки религиозности, чтобы признавать религиозными «деструктивные объединения», которые распространяют «духовное знание», но не хотят считать себя религиозными. В таком случае не совсем понятно, зачем, например, Церковь саентологии лишать статуса религиозной организации, как это было сделано в Москве.

Не совсем понятно, что хотят представители агентства делать с уже «запрещенными» движениями. Например, в пособии отмечается: «Если какое-либо религиозное объединение будет запрещено в судебном порядке, то оно станет называться опять же религиозным объединением, но только «запрещенным». Но такая формулировка не вскрывает деструктивной сущности подобных структур, деятельность которых отнюдь не прекратится после отказа им в регистрации или запрещения решением суда». Религиозные объединениям (видимо, уже легально действующие) предлагается «четко» разделить «по признакам созидательности или, наоборот, деструктивности». 
  
Поскольку очевидно, что агентство не знает, что делать дальше с религиозным многообразием, то самый простой логический ход – противопоставить православной традиции - все остальные движения. Даже учитывая, что у самих авторов пособия православие, как скорее всего, и вообще практическая религиозность, вызывает «психологическое напряжение». Как отмечается в рекомендациях, «обращение в православие, хотя, возможно, и вызовет появление некоторого психологического напряжения, не отрывает тем самым человека от семьи, рабочего коллектива, от общественной деятельности и жизни страны в целом. Напротив, усвоение иных религий из-за отсутствия культурных переходных звеньев всегда ведет к сильному взаимному отчуждению от социального окружения. Накапливающееся взаимонепонимание переходит в конфликты, враждебность… И эта враждебная российской традиционности «узкая среда» приобретает абсолютное влияние на нового сектанта».

В качестве примеров деструктивной деятельности в России Федеральное агентство использует «Свидетелей Иеговы»: «Опасна эта организация массовым охватом граждан страны по местам их жительства. Причем в основном ее жертвами становятся обыватели, склонные к вере, но плохо знающие историю собственной страны и традиционных религий». 
Среди «вредных привычек» Церкви саентологии указаны почему-то «духовные связи с сатанистами» (скорее всего, авторы использовали православные интернет-ресурсы). Церковь объединения (преподобного Муна) опасна, к примеру, «стремлением разрушить традиционные этнокультуры и вероисповедания, а также заменить их неким псевдовосточным суррогатом». 
Только православными сектоведческими источниками можно объяснить появление среди примеров «деструктивности» безобидных индуистов - Международного общества Сознания Кришны, которое обвиняется в криминальных преступлениях.

Более того, негативной чертой религиозного объедения, помимо прочего, объявляется «активная деятельность в поддержку «свободы совести»».

В стране давно существует ряд легально действующих объединений верующих, которые можно оскорблять в прессе и подвергать проверкам и обыскам. Но даже не это главное. Дело в другом – страх и «психологическое напряжение» перед любой религиозностью не дает видеть реальные проблемы и конфликты. Агентство не замечает скандалов вокруг костела в Смоленске и собора Петра и Павла в Милютинском переулке в Москве, которые власти отказываются передавать Католической церкви. Не замечает в масс-медиа травли баптистов, пятидесятников, которых РПЦ рассматривает в качестве конкурентов (хотя и католики, и баптисты, и пятидесятники упоминаются в пособии). Не замечает особенностей и разнообразия исламских направлений и их литературы.
Рекомендации агентства объективно поддерживают страх перед религией, который уже выражен в Законе Яровой и в законопроектах Елены Мизулиной о «деструктивных сектах». Потому что силовым структурам и депутатам настолько страшно, что лучше не испытывать «напряжения» от знаний о реальности. 

Роман Лункин,
главный редактор портала "Религия и право".


  
   также в рубрике ] мы: