О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Христианская гвардия Дональда Трампа: церковные сети вокруг политики

  версия для печатиотправить ссылку другу
Христианская гвардия Дональда Трампа: церковные сети вокруг политики
25 Января 2017
Мировоззрение Дональда Трампа для большинства политиков и экспертов остается загадкой, поскольку за громкими высказываниями и лозунгами не просматривается конкретной программы. Но у Трампа, возможно, и нет такого целостного мировоззрения – в ходе избирательной кампании оно ему было не нужно. В итоге сложилось лоскутное одеяло из разных идей, от восстановления рабочих мест в США до нетерпимости к мигрантам и «исламскому радикализму». Твердую опору Трамп искал и нашел в христианской риторике, а христианские церкви стали одними из главных и, что важно, убежденных участников кампании нового американского президента. Но у церквей свои интересы и свое представление о том, как «сделать Америке здорово снова» - так иронично в США переводят на русский главный слоган кампании Трампа «Сделаем Америку снова великой». 

Неожиданным явлением стала однозначная поддержка Трампа со стороны Русской православной церкви, которая возлагает на президента США большие надежды, в том числе связанные с защитой христиан во всем мире и с борьбой с экстремизмом и «исламским» терроризмом (об этом говорили патриарх Кирилл и глава Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион). Особенно ярко точка зрения Русской Церкви прозвучала на фоне критики в адрес Трампа со стороны папы Римского Франциска, который осудил намерение Трампа достроить стену между США и Мексикой и выслать всех нелегалов (папа отметил, что это не по-христиански – строить стены). Патриарх Кирилл в своем поздравлении Трампу 9 ноября 2016 года тепло отмечал достоинства Трампа: «За многие годы активной созидательной деятельности Вы приобрели богатый опыт, который поможет Вам в решении вопросов, касающихся устроения жизни государства и общества, сотрудничества с другими странами».

Реальный интерес РПЦ заключается в том, чтобы США как мировая держава была обеспокоена правами христиан, в особенности, на Ближнем Востоке, где Россия участвует в войне, и в Украине, где, по мнению РПЦ, ущемляются права УПЦ Московского патриархата. Но и в целом внимание к правам христиан увеличивает международный вес Русской Церкви и Ватикана, которые связаны общими обязательствами по этому вопросу Гаванской встречей папы и патриарха в феврале 2016 года. Помимо этого, Московский патриархат наладил отношения с богатыми консервативными протестантами Америки в лице, к примеру, Ассоциации Билли Грэма. В рамках совместного с американцами проекта «Сума самаритянина» была оказана поддержка беженцам с Украины. Сын известного проповедника - Франклин Грэм - приезжал в Москву (с 28 октября по 1 ноября 2015 года), встречался с патриархом Кириллом и с президентом В. Путиным, за что был раскритикован единоверцами в США и Украине. 

Вместе с тем, не стоит считать точку зрения американских протестантов компромиссной или наивной. Многие и в США полагают, что Трамп – харизматический лидер, оратор, обещающий все на свете, а люди ему верят. Во время инаугурационной речи Трампа складывалось немного гротескное театральное впечатление, когда новый президент обещал построить новые дороги, школы и больницы, заявив, что весь мир запомнит 20 января 2017 года не как простой переход власти от одной администрации к другой, а как возвращение власти в руки американского народа. Цитируя Библию, Трамп подчеркнул необходимость единства: «В сердце, открытом для патриотизма, нет места предрассудкам. Библия говорит нам: "Какое это благо и наслаждение, когда божьи люди живут вместе в согласии"». 20 января Трамп собрал вокруг себя уникальный по составу и по силе пул пасторов. 

Традиционное богослужение перед инаугурацией в епископальной церкви Святого Иоанна рядом с Белым домом (традиция заложена в 1933 году Франклином Рузвельтом) проводил резкий критик мусульман, мормонов, католиков, геев баптистский пастор Роберт Джеффрес. Интересно, что в 2012 году именно он назвал мормонизм «культом» с негативным оттенком (по-русски – «страшной сектой») во время республиканских праймериз, где выступал Митт Ромни – возможно, теперь понятно, почему Ромни не был выбран Трампом на пост госсекретаря США. 20 января пастор прочитал проповедь «Когда Бог выбирает лидера». Джеффрес привел в напутствие Трампу такой пример: пророк Неемия, наоборот, помогал перестраивать Иерусалим и строил стены вокруг него для защиты от врагов после возвращения евреев. После этого Трамп и вице-президент Майк Пенс с семьями поехали приносить присягу на Капитолий. 

Инаугурация Трампа поставила рекорд по присутствию религиозных лидеров, что также задает тон новому курсу президента. Интересно, что единство нации было показано на церемонии через религиозные движения, а не как иначе. Христианские благословения, безусловно, были на первом месте, но одно из основных напутствий Трамп получил от иудеев – от раввина Марвина Хиера, основателя Центра Визенталя. Мусульманские лидеры также были на церемонии, пел Табернакальный мормонский хор. Первым из священнослужителей выступал кардинал Тимоти Долан, архиепископ Нью-Йорка – он ранее критиковал Трампа за его отношение к мигрантам и политику «американской исключительности». 

Католики в США в значительной степени также консервативны, как и протестанты-фундаменталисты, хотя у них всегда есть свое мнение (католическая церковь в Сан-Диего пригрозила адом своим прихожанам, если те проголосуют за Клинтон). госсекретарь Ватикана кардинал Пьетро Паролин заявил, что Трамп сможет создать плодотворное правительство. 

Среди самых ярких выступлений на инаугурации стоит отметить слова Самуэля Родригеса, главу Национальной конференции испаноязычных христиан (он ранее убеждал, что Трамп все же не против мигрантов из Мексики), пастора Паулы Уайт, телепроповедницу харизматического движения процветания (выступал и другой проповедник процветания из Детройта Уэйн Джексон), пастора Франклина Грэма – он написал в своем Твиттере после выборов, что Бог спас Америку от безбожной атеистической политики. Семья Грэмов вернулась в Белый дом после долгого перерыва (Билли Грэм выступал на 8 инаугурациях, Франклин впервые был в 2001 году на инаугурации Джорджа Буша-младшего). Между отцом и сыном не раз возникали разногласия – Франклин Грэм резко критиковал ислам. Прям не поддерживая Трампа, Франклин в 2011 году сказал, что у бизнесмена есть качества, которые пригодятся президенту США, подтолкнув его к президентской гонке. 

Стоит отметить, что для президента Обамы приглашение пасторов всегда было сопряжено со скандалами. В 2008 году на инаугурации выступал Рик Уоррен, противник гей-браков, а в 2013 году пастор Луи Джилио из Атланты был исключен из списка выступающих на инаугурации Обамы за высказывания против геев (для церемонии была выбрана вдова одного убитого правозащитника). 

Дональд Трамп, формально сохранив старую гвардию евангелистов, выдвинул новых пасторов в качестве своих советников и духовников. На политическую арену вышли представители новой евангельской волны 1980-х и 1990-х годов – это лидеры больших церквей, которые проповедуют харизматическую концепцию взаимосвязи веры человека и его процветания в жизни. Такого рода церкви принадлежат к протестантизму пятидесятнического направления (от общих для баптистов или православных и католиков постулатов веры, пятидесятников отличает признание действия разнообразных даров Святого Духа в жизни каждого и возможности говорения на иных языках как следствия крещения Духом Святым). 

Ориентация Трампа на новых проповедников связана с его личными убеждениями вне зависимости от того, насколько они искренни или циничны (об этом можно судить только субъективно). Родители Трампа посещали Церковь Марбл Колледжиэйт в Нью-Йорке, тогда Дональд слушал проповеди Нормана Винсента Пиэла, проповедника «Евангелия процветания». Пиэл благословлял первый брак Трампа в 1988 году. В прессе нового президента относили и к пресвитерианской церкви, и к епископальной, но в Америке границы между разными евангельскими конфессиями размыты, переходы и одной общины в другую нередки. В июне 2016 года основатель проекта «В фокусе семья» пастор Джеймс Добсон заявил, что Трамп – не так давно обращенный христианин, а обратила его пастор Паула Уайт, пастор Христианского центра Новая Судьба во Флориде, недалеко от Орландо. Она утверждает, что у Трампа «большая жажда Бога» в настоящее время (Paula White, Trump’s Spiritual Adviser, Says He Has ‘a Hunger for God’. JAN. 19, 2017. New York Times). Ранее Уайт возглавляла Международное служение «Церковь без стен», но в 2007 году сенатор Чарльз Грэссли инициировал расследование против ряда больших церквей, в том числе и Паулы Уайт, по поводу использования ими финансов и ухода от налогов (к сенатору обратился ряд верующих, заявивших, что лидеры служений живут в чрезмерной роскоши). Однако трехлетнее расследование ничем не закончилось. 

В конце 2000-х годов в результате их знакомства Паула Уайт приглашала Трампа на свои телешоу, а он ее на свои. Во время избирательной кампании целый ряд пасторов стал фактически выступать «на разогреве» у Трампа во время поездок по стране, а известные пасторы-пятидесятники Марк Бернс и Даррел Скотт, как и сама Уайт, выступали на Конвенции республиканской партии. В июне и сентябре 2016 года Уайт организовала встречи с несколькими сотнями лидеров евангельских церквей с Трампом в Нью-Йорке. Еще в 2012 году прошла первая встреча Трампа с пасторами, где они молились за его будущее президентство, а контакты Трампа с евангелистами координоровал его помощник Майкл Коэн (другие пасторы-пятидесятники Фил Робертсон и Кеннет Коуплэнд поддерживали кандидата в президенты Тэда Круза). После инаугурации пастор Паула Уайт возглавила Консультативный совет евангельских лидеров при главе Белого Дома, став его советником и, наверное, можно сказать, что духовником (в одном из интервью Уайт отмечает, что посещает Трамп все-таки пресвитерианскую церковь). Вслед за пасторами, приближенными к Трампу, его поддержали другие популярные проповедники – Джерри Фаллуэлл-младший, который сказал, что Трамп напоминает ему отца, и Джоэл Остин, назвавший его своим другом, и более известные и проповедующие в России: Рик Джойнер, Джон Бивер, Рик Реннер (Церковь «Благая Весть» в Москве). 

Судя по опросам Центра Пью, до 90% членов «белых» евангельских церквей голосовали за Трампа, но незадолго до выборов, во время кампании, мнения членов протестантских церквей в целом делились примерно пополам – за и против Трампа. Старые евангельские движения США – мэйнстрим – всегда свысока относились к новым евангельским миссиям, в особенности, к пятидесятникам харизматического направления, к которому относятся также и пасторы из церквей «евангелия процветания». Пасторы Южной баптистской конвенции не раз называли проповедников процветания еретиками и мошенниками. Естественно, что приближение евангелистов новой волны к власти вызывает у элиты обеспокоенность возможностями их влияния на Трампа (Donald Trump's Prosperity Preachers. Time. Apr 13, 2016). Харизматические церкви пятидесятников впервые оказались столь же влиятельны, как и старые баптисты, методисты, пресвитериане, пятидесятники, Епископальная церковь. 

Но в рамках избирательной кампании в США была отмечена чрезвычайная активность всех этих церквей, потому их объединяет между собой и с Трампом одна программа: противодействие и фактический запрет абортов (ограничение программы планирования семьи), запрет однополых браков и «толерантного» просвещения в школах (возврат молитвы в школы), пропаганда семейных ценностей, критика ислама (право называть терроризм «исламским», спорить с мусульманами), защита американской исключительности, но не по национальному признаку, а по духу. 

В целом новы президент обещал пасторам в сентябре 2016 года свободу самовыражения. Трамп говорил церковным лидерам: «Думаю, это станет моим величайшим вкладом в христианство и другие религии – позволить вам, когда вы говорите о свободе религии, свободно выражать свое мнение, а если вы хотите, чтобы кто-то конкретный вас представлял, то вы сможете этого добиваться» (ограничения в США были наложены в 1960-е годы на политическую поддержку со стороны освобожденных от налогов групп населения). По мнению нового президента, это ограничивает свободу слова и лишает влияния религиозные институты. Трамп отмечал: «Если я стану президентом, то в Америке христианство будет иметь силу». 

Общим для протестантских лидеров и Трампа является также особе отношение к Израилю как к стране, где живет избранный Богом народ. Для многих верующих – это Святая земля, откуда должно начаться второе пришествие Христа, когда там соберутся все евреи – отсюда стремление помогать всем евреям в Израиле и за его пределами, миссии по возвращению евреев на историческую родину. Сам Трамп много раз высказывался в поддержку Израиля и снова обещал перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, а дочь Трампа Иванка с одобрения отца приняла иудаизм. 

Критическое восприятие ислама и угрозы его экспансии в мире, в особенности, после терактов 11 сентября 2001 года также стало одним из ключевых элементов в мировоззрении церквей протестантского мейнстрима. В разных направлениях американского евангелизма по-своему расставляют акценты – пятидесятники полагают, что Аллах отнюдь не является богом, аналогичным Богу Ветхого Завета, и что мусульмане поклоняются «злому духу пустыни». Самым известным проявлением фундаменталистского отношения к исламу стало сожжение Корана в штате Флорида пастором Терри Джонсом, за что он и подвергался арестам регулярно, начиная с 2010 года. Самое «антимусульманское» заявление Трампа заключалось в том, чтобы не пускать в страну мусульман пока государство и общество не разберется в том, что происходит с исламом, антиамериканизмом и терроризмом на почве исламских идей ("total and complete shutdown of the entry of Muslims to the United States until our country's representatives can figure out what is going on"). Таким образом, озвучив опасения части верующих американцев по поводу прибывающих в страну мусульман, Трамп формально лишь призвал разобраться и понять ситуацию (хотя в прессе возникала тема возможной слежки за мусульманами-иммигрантами, создания базы данных). Он добавил, что среди его друзей, при этом, есть «великие мусульмане». 

А что же конкретно объединяет Трампа именно с проповедниками процветания? Кроме того, что харизматические пасторы сами, как и новый президент, являются миллионерами и любят помпезно оформлять свои офисы и церкви, они также импульсивны и самоуверенны, как Трамп. Богословие этих церквей, действительно, довольно гибкое – вера может создавать деньги, а Бог давать духовные дары в самых разных видах – от личных самолетов до президентства. В грехах личной жизни Трамп уже мог давно покаяться перед пасторами, но и в данном случае харизматы немного более либеральны, чем баптисты – советник президента Паула Уайт в третий раз замужем (ее избранник рокер Джонотан Кейн – в четвертый раз женат). У церквей процветания есть и еще одно немаловажное достоинство – среди миллионов верующих много испаноговорящих и афроамериканцев (как коренных, так и мигрантов), которые также голосовали за Трампа. Верующим, конечно, никто не указывает, как голосовать, но члены общин знают, кого поддерживает их любимый пастор. 

Политическое влияние христианского истеблишмента же ощущается в назначениях в администрации Белого Дома. Министр здравоохранения - врач-нейрохирург Бен Карсон, член адвентистской церкви, которая также являются частью консервативного протестантского мейнстрима США. Он призывал строить страну на «основах подлинной иудеохристианской традиции», является креационистом (критикует теорию эволюции). Вице-президент Майк Пенс – также член евангельской церкви и противник абортов, потенциальный проводник «моральной программы» церквей. 

В России также есть пятидесятничество, где есть церкви, проповедующие «евангелие процветания», но, в основном, в более умеренной форме, чем в США. Между тем, эти церкви в России и США также консервативны, их сближает также отношение к исламу и к признанию духовной роли Израиля. Это церкви Российского объединенного союза христиан веры евангельской, Российской Церкви христиан веры евангельской, Объединенной церкви христиан веры евангельской, Ассоциации церквей «Союз христиан». Служители этих российских церквей и верующие, судя по социальным сетям и протестантской прессе, стали главными сторонниками Трампа в России. 

В президенте США российские протестанты также видят не только проводника консервативной политики, но носителя ценностей веротерпимости и свободы совести, которых им не хватает внутри России. К примеру, епископ Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) (РОСХВЕ), член Общественной палаты РФ Сергей Ряховский в своем письме Трампу отметил: «Всем сердцем надеюсь на возвращение Америки к христианскому фундаменту, который был изрядно размыт в последние десятилетия». Ряховский также приветствовал консервативную позицию Трампа по поводу абортов, которая более «соответствует христианским моральным ценностям, чем политика прежнего руководства страны». Одни из протестантских порталов России «Живая вера» (afmedia.ru) опубликовал ряд высказываний Трампа, которые характеризуют его как «истинного христианина». В Университете Свободы в штате Виргиния в январе 2016 года: «Я протестант, и я очень этим горжусь. Чтобы быть точным, я пресвитерианин, но я этим горжусь, очень-очень горжусь». «Посмотрите на различные места: христианство в осаде… Если вы посмотрите на то, что происходит по всему миру, посмотрите на Сирию, там христианам отрубают головы». «Я не буду ничего покупать в тех местах, где не говорят" Счастливого Рождества». Во время интервью каналу CBN Трамп, в ответ на реплику ведущего о том, что Керри — ревностный католик, регулярно читающий Библию, Трамп заявил: «Никто не читает Библию больше, чем я». 

Трамп по существу не является революционером и разрушителем основ американского общества. Его восприятие в христианской среде совсем другое. Для американских и российских протестантов (и православных в России) - это политик, опирающийся на фундаментальные принципы – патриотизм и консервативное христианство, способность неполиткорректно сказать о страхах и угрозах. 
Акцент на правах христиан во всем мире и в горячих точках, на борьбе с общей угрозой терроризма сближает внешнеполитические позиции России и США, как и позиции церквей двух стран. Но, что важно, эта тема будет важным элементом в контексте общей проблемы соблюдения свободы совести и убеждений. А это значит, что смягчение риторики в отношении России в целом, будет сочетаться с вниманием к гражданскому обществу и правам верующих (а не только и не столько к протестным настроениям). 
Трамп стал воплощением общего глобального поворота к религии в современном обществе и роста антилиберального христианского фундаментализма. Экстравагантность личности нового президента, его прошлые грехи, временно потеряли всякое значение, но теперь отношение церквей к новому президенту будет зависеть от того, сможет ли он оправдать их надежды или молитвы укажут новых избранных на «служение» политиков. 

Роман Лункин, 
Главный редактор портала «Религия и право»,
руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН.


  
   также в рубрике ] мы: