О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

БОГА НЕТ? (раньше судили за то, что «Бог есть», а теперь за то, что «Бога нет»)

  версия для печатиотправить ссылку другу
БОГА НЕТ?  (раньше судили за то, что «Бог есть», а теперь за то, что «Бога нет»)
9 Марта 2016

Пока я осваивал навыки работы в «Фейсбуке», параллельно «ВКонтакте» разгорелась дискуссия о том, есть ли Бог? Споры на данную тему в социальных сетях возникают периодически, и ничего особенного в этом я не вижу. Однако на этот раз все пошло по иному сценарию. Когда житель города Ставрополя Виктор Краснов в полемике написал, что «Бога нет», а Библия – «сборник еврейских сказок», то двое его оппонентов - студенты юридического факультета, в ответ написали заявление в полицию, мол, последний оскорбил их религиозные чувства. Не знаю, сами ли они проявили инициативу или кто-то их к этому подвигнул, но факт остается фактом.

Далее события развивались как в детективном сериале. Против Краснова возбудили уголовное дело по части 1 статьи 148 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за публичное оскорбление религиозных чувств верующих. Наказание по этой статье предусматривает до года лишения свободы. Затем последовал комплекс оперативно-розыскных и следственных мероприятий с привлечением целого отряда сотрудников Центра по противодействию экстремизму МВД по Ставропольскому краю (Центр «Э») и Следственного комитета. Еще бы, ведь в поле их зрения попал столь серьезный «преступник», что на его поимку и нейтрализацию были брошены лучшие силы полиции. По месту жительства Краснова был произведен обыск, в ходе которого изъяли «улики» - телефонный аппарат и жесткие диски к компьютеру, а самого злодея по решению суда под охраной на целый месяц сопроводили на принудительное обследование в психиатрическую больницу для проведения экспертизы на предмет его вменяемости. По мнению наших правоохранителей если человек утверждает, что Бога нет, то в здравом ли он уме? Хотя, честно признаюсь, когда я узнал об этой истории, то этот вопрос у меня возник по отношению к ревнителям веры. Этим следствие не ограничилось, в Северо-Кавказском центре судебной экспертизы была проведена психолого-лингвистическая экспертиза слов «Бога нет» и смежного текста. Чуете, как все серьезно. Это в 30-е годы прошлого столетия Сталин и Берия особо не церемонились, когда за слова «Бог есть» верующих расстреливали без всяких экспертиз. Только православных священников, царство им небесное, было физически уничтожено более десяти тысяч человек. А скольких было репрессировано простых верующих и верующих других конфессий? Типичное расстрельное дело того времени составляло всего несколько страниц и состояло из доноса, протокола допроса обвиняемого и собственно приговора. Теперь, когда мы строим «правовое государство», обвинение необходимо обосновать различного рода экспертизами. Однако хрен редьки не слаще, в Советском Союзе судили за то, что «Бог есть», а в современной России за то, что «Бога нет». Раньше в институтах преподавали научный атеизм, а теперь теологию. Шарахаемся из одной крайности в другую без оглядки на здравый смысл, забывая при этом о праве человека на свободу выбора.

А между тем сотрудники полиции пошли еще дальше. Со слов матери Краснова, они приехали к ней на работу и требовали у руководителя ее уволить, поскольку якобы ее сын опасный не верующий в Бога экстремист. Такие действия сотрудников, о чем они, вероятно, и не ведают, подпадают под состав уголовно-наказуемого деяния за дискриминацию по признаку отношения к религии с использованием служебного положения. Здесь наказание предусмотрено посерьезней, – вплоть до пяти лет лишения свободы (ст. 136 УК РФ).

Вся эта история, которая не стоит и выеденного яйца, высвечивает как минимум две проблемы.

Во-первых, это религиоведческая и правовая безграмотность прокурора Промышленного района города Ставрополя, который осуществляет надзор за этим делом, а также сотрудников полиции и следствия. Я допускаю, что студенты юрфака, которые написали заявление в полицию, плохо изучали предмет «Государственное право» и понятия не имеют о современных конституционно-правовых гарантиях свободы мировоззрения, но прокурор и правоохранители обязаны это знать по должности. Если студентов факультативно еще можно подтянуть, то что делать со взрослыми дядями в погонах? Предложить поехать в деревню сажать картошку? Так ведь не поедут.

Во-вторых, по моему убеждению, сотрудники Центра «Э» и Следственного комитета руководствовались не законом, а сугубо личными интересами. Начальство от них требует статистические отчеты о раскрытых преступлениях, и, хочешь не хочешь, а «работу» показывать надо. В личных беседах сотрудники полиции часто жалуются, что им некогда заниматься реальными делами, отчеты замучили. Вот так и появляются на свет высосанные из пальца «преступления». Этакая имитация кипучей деятельности. И, обратите внимание, сколько должностных лиц в этом деле задействовано. Только следствие длилось почти год. Все при делах и при хороших зарплатах. Теперь дело слушается в мировом суде и сколько суд продлится, можно только предполагать.

Хочется верить, что эта история закончится для Виктора Краснова благополучно, то есть оправдательным приговором. А то ведь возникают некоторые опасения. У меня на столе лежит книга Уильяма Лобделла «Теряя веру: как я утратил веру, делая репортажи о религиозной жизни», которую я из любопытства приобрел на днях в книжном магазине. Вдруг завтра она будет признана экстремистской, ведь автор пишет об утрате веры? А что тогда делать с книгами Лео Таксиля, Е. Ярославского, Ф. Ницше, Б. Рассела и книгами многих других классиков атеизма, включая современных атеистических публицистов? Они имеются не только в публичных, но и в домашних библиотеках. При этом высказывания классиков по данному вопросу порой носят куда более резкий и нетерпимый характер, нежели безобидные заявления Виктора Краснова. Чего стоит только одна фраза Ленина «всякий боженька есть труположство». Однако для истинно верующих граждан атеизм, за исключением, пожалуй, самых радикальных форм его проявлений, оскорблением не является. Не случайно в Древнем Риме действовал принцип «deorum iniuriae diis curae», то есть - «оскорбление богов - дело самих богов». Требовать наказать святотатцев по светским законам, означало само по себе богохульство, так как содержало сомнение в способности богов покарать осквернителей веры.

В заключении отметим, что у всей этой неприятной истории есть один положительный момент: независимо от мнения оппонентов – есть Бог или Его нет, Он все равно остается в центре общественного внимания.

Анатолий Пчелинцев 


  
   также в рубрике ] мы: