О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Коккинакис против Греции

  версия для печатиотправить ссылку другу
Дело Коккинакиса против Греции
Судебное решение от 25 мая 1993 года.


ОПИСАНИЕ ФАКТОВ

(Краткое неофициальное изложение обстоятельств дела)

I. Обстоятельства дела

6. Минос Коккинакис, отошедший от дел предприниматель (пенсионер), греческий подданный, родился в православной семье в Ситии на Крите в 1919 году. После того, как он стал Свидетелем Иеговы в 1936 году, он подвергался арестам за прозелитизм более шестидесяти раз. Неоднократно ссылался и подвергался лишению свободы.
Периоды лишения свободы, к которым он приговаривался судами, были связаны с актами прозелитизма, отказом от военной службы по убеждениям и проведением религиозного собрания в частном доме.
В период между 1960 и 1970 годами заявитель четырежды подвергался арестам и преследованиям, но не был осужден.
7. 2 марта 1986 года Коккинакис с женой зашли в дом к г-же Кириакаки в Ситии и вступили с ней в разговор. Муж г-жи Кириакаки, певчий в местной православной церкви, донес об этом в полицию, которая арестовала супругов Коккинакис и доставила их в местный полицейский участок, где они провели ночь со 2 на 3 марта 1986 года.

А. Судебное разбирательство в суде по уголовным делам Ласити

8. Заявитель и его супруга подверглись преследованию по разделу 4 Закона № 1363/1938, квалифицирующему прозелитизм как преступление (см. п. 16 ниже) и предстали перед судом по уголовным делам Ласити в составе 3-х человек (trimeles plimmeliodikio). который слушал дело 20 марта 1986 года.
9. Не приняв возражения о том, что раздел 4 этого закона является антиконституционным, уголовный суд заслушал свидетельства четы Кириакаки, свидетеля защиты и двух ответчиков и вынес решение в тот же день.
Суд признал чету Коккинакис виновной в прозелитизме и приговорил каждого из них к четырем месяцам лишения свободы с заменой данного приговора (по ст. 82 Уголовного кодекса) на выплату денежного штрафа в размере 400 драхм за каждый день лишения свободы и выставил им штраф в размере 10 000 драхм. На основании ст. 76 УК суд также постановил конфисковать и уничтожить 4 брошюры, которые Коккинакисы рассчитывали продать г-же Кириакаки.

Б. Судебное разбирательство в апелляционном суде о-ва Крит

10. Супруги Коккинакис подали жалобу на данное решение в апелляционный суд Крита (Efetio). Суд отменил приговор г-же Коккинакис, но поддержал приговор ее мужу, хотя и снизил тюремное заключение до трех месяцев с заменой его на выплату денежного штрафа в размере 400 драхм за день.

В. Разбирательство дела в кассационном суде

11. Г-н Коккинакис подал жалобу по вопросам права. Он среди прочего утверждал, что положения Закона 1363/1938 противоречили статье 13 Конституции (смотри п. 13 ниже).
12. Кассационный суд (Arios Pagos) 22 апреля 1988 года отклонил жалобу.

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика.

А. Законодательные положения

1. Конституция

13. Соответствующие статьи Конституции 1975 года гласят:

Статья 3

«1. Господствующей в Греции религией является религия восточно-православной церкви Христовой. /…/
3. Текст Священного Писания является неизменным. Его официальный перевод на любой другой язык запрещен без предварительного согласия автокефальной Греческой Церкви и великой Христианской церкви в Константинополе».

Статья 13

«1. Свобода совести в вопросах религии ненарушима. Осуществление личных и политических прав не зависит от религиозных верований конкретного человека.
2. Всякая известная религия свободна и ее культовые обряды осуществляются беспрепятственно под охраной закона. Осуществление культовых обрядов не может быть сопряжено с нанесением вреда общественному порядку и общественной морали. Прозелитизм запрещается.
3. Служители всех известных религий подвергаются такому же надзору со стороны государства и имеют такие же обязательства по отношению к нему, как и служители господствующей религии.
4. Никто не может быть освобожден от исполнения обязанностей по отношению к государству или отказываться от исполнения законов по мотивам религиозных убеждений.
5. Любая присяга принимается не иначе, как в соответствии с законом, который также устанавливает ее форму».

2. Законы № 1363/1938 и 1672/1939

16. Во время диктаторского режима Метаксаса (1936-1940 гг.) прозелитизм впервые был объявлен уголовным преступлением, предусмотренным разделом 4 Закона (annagastikos nomos) № 1363/1938. На следующий год в этот раздел было внесено изменение разделом 2 Закона 1672/1939, в котором приводилось разъяснение термина «прозелитизм»:

«1. Каждый, кто будет заниматься прозелитизмом, подлежит тюремному заключению и штрафу в размере от 1000 от 50000 драхм; кроме того, он подлежит полицейскому надзору на период от 6 месяцев до года, устанавливаемому судом при осуждении нарушителя.
Срок тюремного заключения не может быть заменен штрафом.
2. Под прозелитизмом в частности, понимается любая прямая или косвенная попытка вмешательства в религиозные верования лица, имеющего другие религиозные убеждения (eterodoxos) с целью подрыва этих верований путем стимулирования или обещания стимула, а также моральной или материальной поддержки, обманными путями или с использованием неопытности, доверчивости, нужды, низкого интеллекта или наивности.
3. Совершение этого преступления в школе или в других учебных заведениях, а также в филантропических заведениях составляет особо отягчающие обстоятельства».
Б. Судебная практика

17. В решении за № 2276/1953 суд в полном составе Верховного административного суда (Symvoulio tis Epikratias) дал следующее определение прозелитизму:
«Статья 13 Конституции, которая устанавливает свободу исповедания любой известной религии и беспрепятственное исполнение обрядов поклонения, и запрещает прозелитизм и любые иные виды деятельности, направленные против главенствующей религии, т.е. христианской восточно-православной церкви, означает, что чисто духовное поучение не рассматривается как прозелитизм, даже если оно демонстрирует ошибки других религий и влечет за собою возможный отход от нее ее приверженцев, которые уходят из своих первоначальных религий по своему собственному желанию; это объясняется тем, что духовное поучения присуще обряду поклонения, совершаемому свободно и беспрепятственно. За пределами такого духовного поучения, которое может даваться свободно, любая преднамеренная, назойливая попытка отвлечь учеников от главенствующей религии способами, которые являются незаконными или морально предосудительными, составляет прозелитизм в том виде, в каком он запрещен вышеупомянутым положением Конституции».

III. Свидетели Иеговы в Греции

22. Движение Свидетелей Иеговы в Греции появилось в начале XX столетия. Оценки численности движения на сегодняшний день варьируют между 25 и 70 тысячами. Члены принадлежат к одному из 338 собраний, первое из которых было образовано в Афинах в 1922 году.
23. После пересмотра Конституции в 1975 году Верховный административный суд неоднократно указывал на то, что Свидетели Иеговы подпадают под определение «известные религии» (решения № 2105 и 2106/1975, 4635/1977, 2484/1980, 4620/1985, 790 и 3533/1986 и 3601/1990). Некоторые суды первой инстанции, однако, продолжают выносить противоположные решения (суд первой инстанции Гераклиона, решения № 272/1984 и 87/1986). В 1986 году Верховный административный суд вынес решение (в решении № 3533/1986) о том, что министерское решение, в котором Свидетелю Иеговы отказывалось в назначении на должность преподавателя литературы, противоречило свободе совести в религиозных делах, а, следовательно, и греческой Конституции.
24. В соответствии со статистикой, представленной заявителем, в период между 1975 годом (годом восстановления демократии) и 1992 годом было арестовано 4400 Свидетелей Иеговы, из которых 1233 предстали перед судом и 208 осуждены. Ранее несколько Свидетелей Иеговы были осуждены по закону № 117/1936 о предотвращении коммунизма и его последствий и закону 1075/1938 об охране общественного порядка.
Правительство не оспаривало цифры, представленные заявителем. Однако оно указало на тенденцию снижения частоты осуждения Свидетелей Иеговы, указав, что в период с 1991 по 1992 году только 7 человек из 260 арестованных были осуждены.

СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО В КОМИССИИ

25. Г-н Коккинакис обратился в Комиссию 22 августа 1988 года. Он утверждал, что был осужден за прозелитизм в нарушение прав, предусмотренных статьями 7, 9 и 10 Конвенции. Он также опирался на статью 5 п. 1 и статью 6 п.п. 1, 2.
26. Комиссия объявила заявление (№ 14307/88) приемлемым 7 декабря 1990 года, за исключением жалоб, построенных на статьях 5 и 6, которые она объявила неприемлемыми из-за очевидной необоснованности. В своем докладе 3 декабря 1991 года (сделанном в соответствии со статьей 31) Комиссия выразила свое мнение следующим образом:
(а) нарушение статьи 7 не имело места (11 голосами против 2);
(б) нарушение статьи 9 имело место (единогласно) и
(в) по статье 10 не возникает отдельного вопроса (12 голосами против 1).
Полный текст мнения Комиссии и 2 отдельных мнений, содержащихся в докладе, приводятся в приложении к настоящему решению.

СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

27. Г-н Коккинакис обжаловал факт осуждения по обвинению в прозелитизме; он считал осуждение противоречащим статьям 7, 9 и 10 Конвенции и статье 14 в сочетании со статьей 9.

I. Вменяемое нарушение статьи 9

28. Жалобы заявителя в основном касались ограничения на пользование свободой религии. Суд, соответственно, начнет с рассмотрения вопросов, относящихся к статье 9, которая гласит:
«1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, в богослужении, учении и отправлении религиозных и ритуальных обрядов.
2. Свобода исповедовать свою религию или свои убеждения подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, или для защиты прав и свобод других лиц».
29. Заявитель не только оспаривал то, что он считал неправильным применение к нему раздела 4 закона 1363/1938. Его доводы концентрировались на более широкой проблеме: являлось ли применение этого закона совместимым с правом, закрепленным статьей 9 Конвенции, которая, как он настаивал, будучи частью греческого законодательства с 1953 года, согласно Конституции имела приоритет над любыми противоречащими ей законами. Он обратил внимание на логическую и юридическую сложность проведения даже не ясной разделительной черты между прозелитизмом и свободу исповедовать ,. свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, что включает в себя все формы обучения, публикаций, и проповеди между людьми.
Запрещение прозелитизма, объявленного уголовным преступлением во времена диктаторского правления Метаксаса, по представлению г-на Коккинакиса, было не только антиконституционным, но и служило совместно с другими статьями закона № 1363/1938 «арсеналом запретов и угроз наказания», висевших над приверженцами всех религий и всех вероисповеданий.
В заключении г-н Коккинакис обжалует избирательное применение закона административными и юридическими властями; невозможно себе представить «даже в качестве самой смелой научной гипотезы», например, чтобы католический священник или протестантское духовное лицо подало жалобу на православного христианина, который попытался переманить в свою церковь одного из его стада. И еще менее вероятно, что такой православный христианин будет преследоваться за прозелитизм от имени «главенствующей религии».
30. По утверждению Правительства, в Греции имеется свобода для отправления всех религий; верующие пользуются правами как открыто выражать свои верования, так и пытаться воздействовать на верования других, при этом христианское свидетельствование является обязанностью всех церквей и всех христиан. Однако существует принципиальное различие между свидетельствованием и «прозелитизмом, не пользующимся уважением», т.е. таким, который состоит в использовании обманных, недостойных и аморальных средств, таких как эксплуатация обездоленности, низкого интеллекта и неопытности своих ближних. Раздел 4 запрещает такой вид прозелитизма -«неуместного» прозелитизма, на который ссылается Европейский суд в решении по делу Кьельдсена, Баскаматцена и Педерсена против Дании от 7 ноября 1976 года (серия А № 23, с. 28 п. 54) — а не прямого религиозного обучения. Более того, именно в таком виде греческими судами было принято определение прозелитизма.

А. Общие принципы

31. Как начертано в статье 9, свобода мысли, совести и религии является одной из основ «демократического общества» в значении, принятом Конвенцией. Именно этот ее религиозный параметр является одним из наиболее важных элементов, из которых складывается личность верующих и их мировоззрение, но это же является и ценнейшим достоянием для атеистов, агностиков, скептиков и безразличных. Плюрализм, неотделимый от демократического общества и который дорогой ценой был завоеван на протяжении веков, основывается на нем.
Религиозная свобода, будучи прежде всего предметом совести каждого человека в отдельности, предусматривает, среди прочего, свободу «исповедовать [свою] религию». Свидетельствование словами и делами неразрывно связано с существованием религиозных убеждений.
В соответствии со статьей 9 свобода исповедовать свою религию не только осуществима в сообществе с другими, «публично» и внутри круга тех, чью веру разделяет человек, но может утверждаться и «индивидуально», «в частном порядке»; более того, она включает в принципе право пытаться убедить своего ближнего, например, через «обучение», без чего «свобода изменения [своей] религии или верования», закрепленная в статье 9, осталась бы мертвой буквой.
32. Требования статьи 9 находят отражение в греческой Конституции, поскольку в статье 13 последней говорится, что свобода совести в религиозных вопросах ненарушима и в стране обеспечивается свобода отправления любой известной религии (смотри п. 13 выше). Свидетели Иеговы, соответственно, пользуются как статусом «известной религии», так и преимуществами, вытекающими из этого относительно ее соблюдения (смотри п.п. 22-23 выше).
33. Основополагающий характер прав, гарантированных статьей 9 п. 1 также находит свое отражение в формулировке параграфа, предусматривающего ограничение на них. В отличие от вторых параграфов статей 8, 10 и 11, охватывающих все права, перечисляемые в первых параграфах этих статей, второй параграф статьи 9 упоминает лишь о «свободе исповедовать свою религию или убеждение». При такой формулировке этим параграфом признается, что в демократических обществах, где среди одного и того же населения сосуществуют различные религии, возможно, возникает необходимость наложения ограничений на эту свободу в целях примирения интересов различных групп и гарантирования уважения верования каждого.
34. Как следует из материалов, представленных Правительством, такие ограничения в греческой юридической системе имеются. Статья 13 Конституции 1975 года запрещала прозелитизм в отношении всех религий без различия, а раздел 4 закона № 1363/1938, придававший уголовную ответственность этому запрещению поддерживался несколькими последующими демократическими правительствами, несмотря на его исторические и политические корни. Единственной целью раздела 4 была защита верований других от деятельности, подрывавшей их достоинство и личность.
35. Суд ограничивает свое внимание настолько, насколько это возможно, вопросом, поднятым конкретным делом, разбирательством которого он занимается. Тем не менее, он должен познакомиться с предыдущими положениями, так как действия, обжалованные заявителем, возникают как следствие их применения (смотри, внося необходимые изменения, решение по иску де-Жеуфр де-ла-Прадел к Франции от 16 декабря 1992 года, серия А № 253-В, с. 42, п. 31).

Б. Применение принципов

36. Приговор, вынесенный судом по уголовным делам Лазити, и в последствии смягченный апелляционным судом Крита (смотри п.п. 9, 10 выше) составляет вмешательство в отправление г-ном Коккинакисом права на «свободу исповедовать [свою] религию или верование». Вмешательство такого рода противоречит статье 9, если оно не «установлено законом»; не преследует одну или более из содержащихся в п. 2 правомерных целей; и не является «необходимым в демократическом обществе» для достижения таких целей.

1. «Установлено законом»

37. Заявитель отметил, что его соображения, относящиеся к статье 7, в равной степени применимы к фразе «установлено законом». Суд поэтому рассмотрит их с данной точки зрения.
38. Г-н Коккинакис отвергает саму формулировку раздела 4 закона № 1363/1938. Он критикует отсутствие в ней какого-либо описания «объективной сущности» преступления прозелитизма. Он считает, что это сделано намеренно с тем, чтобы иметь возможность любой религиозный разговор или общение подвести под это положение. Он указал на риск «расширительного толкования» полицией, а также довольно часто и судами туманных терминов раздела, таких как «в частности» и «косвенная попытка» вмешательства в религиозные верования других. Наказание неправославного христианина даже в случае, когда он оказывал «моральную или материальную поддержку или помощь» равнозначно вынесению приговора действию, которое было бы предписано любой религией и которое в определенных случаях требуется согласно уголовному кодексу. Закон № 1672/1939 (смотри п. 16 выше) ... освободил первоначальную редакцию раздела 4 от «словесных повторов»; он сохранил те «растяжимые, всеобъемлющие» формулировки, просто используя более сжатый, но такой же «педантичный» стиль, созданные для того, чтобы «напрочь засунуть кляп в рот» неправославному христианину. Соответственно, гражданин не может регулировать свое поведение на основе такого закона.
Более того, раздел 4 закона № 1363/1938 несовместим со статьей 13 Конституции.
39. Правительство, с другой стороны, настаивало на том, что раздел 4 дает точное конкретное определение прозелитизма, он перечисляет все составные части этого преступления. Использование чисто словесной фразы «в частности» не имеет значения, поскольку относится только к средствам, с помощью которых преступление совершается, более того, примерные перечни такого типа, как правило, включаются в законодательство по уголовным делам.
И последнее, объективная сущность совершенного преступления такова, что не приходится говорить о неполноте его состава, оно целиком состояло из попытки изменить основные положения религиозных верований других.
40. Суд уже отмечал, что формулировка многих положений законов не отличается абсолютной точностью. Необходимость избегать чрезмерной жесткости и идти в ногу с изменяющимися обстоятельствами означает, что многие законы неизбежно облекаются в такие формы, которые в большей или меньшей степени туманны, (смотри, например, и внося необходимые изменения, решение по иску Мюллера и других к Швейцарии от 24 мая 1988 года, серия А № 133 с. 20 п. 29, с соответствующими изменениями). Положения уголовного законодательства о прозелитизме подпадают под эту категорию. Толкование и применение таких положений зависит от практики.
В данном случае имелась совокупность устоявшегося внутригосударственного прецедентного права (смотри пункты 17-20 выше). Данное прецедентное право, которое было опубликовано и доступно, дополняло формулировку раздела 4 и было таким, что давало возможность г-ну Коккинакису регулировать свое поведение в деле.
Что же касается конституционности раздела 4 закона 1363/1938, то суд еще раз повторяет, что толкование и применение внутригосударственного
закона прежде всего является обязанностью государственных властей и, в частности, судов (смотри в качестве наиболее близкого по времени руководства решение по делу Хаджианастасиу против Греции от 16 декабря 1992 года, серия А № 252 с. 18 п. 42). Греческие суды, которым пришлось заниматься этими вопросами, вынесли решение, что несовместимости нет (смотри пункт 21 выше).
41. Мера, составляющая предмет обжалования, по этой причине была «установлена законом» в пределах значения статьи 9 п. 2 Конвенции.

2. Правомерность преследуемой цели

42. Правительство утверждало, что демократическое государство обязано обеспечивать мирное пользование правом личных свобод для всех живущих на его территории. И если, в частности, оно проглядело случай, когда было необходимо защитить религиозные верования личности и ее достоинство от попыток влияния с помощью аморальным или обманным путям, то в этом случае статья 9 п. 2 на практике полностью теряла смысл.
43. В обращении заявителя говорится, что религия является частью «постоянно обновляемого потока человеческой мысли», и невозможно представить, чтобы она была исключена из общественного обсуждения. Справедливое рассмотрение личных прав заставляет согласиться с тем, что мысли других должны все-таки подвергаться минимальному влиянию, в противном случае мы получим «странное общество молчаливых животных, которые думают, но ... не выражают себя, которые говорят, но ... не общаются, которые существуют, но ... не сосуществуют».
44. С учетом обстоятельств дела и фактических условий принятия решений соответствующими судами, суд считает, что оспариваемая мера преследовала правомерную цель, в соответствии со статьей 9 п. 2, а именно защиту прав и свободы других лиц, на которую и опиралось Правительство.

3. «Необходимо в демократическом обществе»

45. Г-н Коккинакис не считал необходимым в демократическом обществе запрещать соотечественнику-гражданину высказывать свои мысли, когда он приходит к своему соседу обсудить те или иные вопросы религии. Ему хотелось знать, каким образом диалог или обсуждение, ведущиеся с убеждением и основанные на священных писаниях — общих для всех христиан — могут повлиять в отрицательном смысле на права других. Г-жа Кириакаки была взрослой, умудренной опытом женщиной, с развитым интеллектом; трудно представить, как можно, не насмехаясь над основополагающими правами человека, превратить разговор Свидетеля Иеговы с женою певчего в уголовное преступление. Более того, апелляционный суд Крита, несмотря на то, что располагал абсолютно точными и ясными фактами, не сумел определить прямой или косвенный характер попытки заявителя вмешаться в религиозные верования пострадавшей; доводы этого суда говорят о том, что он вынес осуждающее решение заявителю «не за то, что он сделал, а за то, кто он есть».
Комиссия приняла данный аргумент по существу.
46. Правительство же наоборот утверждало, что греческие суды основывались на простых фактах, которые сводятся к преступлению под названием прозелитизм: настойчивость г-на Коккинакиса в проникновении в дом г-жи Кириакаки под ложным предлогом; способ, с помощью которого он подошел к ней, для того чтобы завоевать ее доверие; его «искусный» анализ Священного писания, рассчитанный на то, чтобы «ввести в заблуждение» пострадавшую, которая не имела «достаточной подготовки по вопросам доктрины» (смотри пункты 9-10 выше). Суды указывали на то, что если государство остается безразличным к нападкам на свободу религиозных верований, то это приведет к серьезным волнениям, беспокойству, что в свою очередь, возможно, нарушит общественный порядок.
47. Суд последовательно признавал, что у Государств-участников Договора должен быть некоторый запас при оценке существования и степени необходимости вмешательства, но такой запас должен находиться под европейским наблюдением, охватывающим как законодательство, так и решения его применяющие, даже те из них, которые выносятся независимым судом. Задача суда определить, являются ли принятые меры на уровне государства оправданными в принципе и соразмерными.
Для того, чтобы вынести решение по последнему пункту, суду необходимо взвесить требования защиты прав и свобод других с поведением, в котором обвиняют заявителя. При осуществлении своей наблюдательной юрисдикции суд должен посмотреть на оспариваемые судебные решения в свете дела в целом (смотри, среди прочего, и внося необходимые изменения, решение по иску Барфода к Дании от 22 февраля 1989 года, серия А № 149, страница 12, п. 48).
48. Прежде всего, необходимо провести различие между христианским свидетельствованием и неуместным прозелитизмом. Первое соответствует истинному евангелизму, описанному в отчете, составленном в 1956 году под эгидой Всемирного Совета Церквей, как существенная миссия и ответственность каждого христианина и каждой церкви. Последнее представляет искажение или деформацию его. Оно может, как следует из того же доклада, выражаться в деятельности, связанной с предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь или в оказании неуместного давления на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении; оно может даже повлечь за собою использование насилия или промывания мозгов; в более общем плане оно несовместимо с уважением к свободе мысли, совести и религии других.
Внимательное изучение раздела 4 закона № 1363М938 показывает, что соответствующие критерии, принятые греческим законодательством, соотносятся с вышесказанным в том случае и в той степени, в какой они предназначены исключительно для наказания неуместного прозелитизма, который суд не обязан определять, излагая содержание настоящего дела.
49. Суд отмечает, однако, что в своих рассуждениях греческие суды установили ответственность заявителя путем простого воспроизведения формулировки раздела 4 и не особенно уточняли, каким образом обвиняемый совершил попытку убедить своего соседа неуместным образом. Ни один из приведенных ими фактов не дает основания для такого вывода.
Поскольку это так, не было показано, что осуждения заявителя в данных обстоятельствах оправдывалось какой-либо насущной социальной нуждой. Поэтому, оспариваемая мера не выглядит соразмерной преследуемой правомерной цели, или, следовательно, «необходимой в демократическом обществе ... для защиты прав и свобод других лиц».
50. Таким образом, имело место нарушение статьи 9 Конвенции.

II. Вменяемое нарушение статьи 7

51. Г-н Коккинакис также ссылается на статью 7, которая гласит:
«1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или бездействия, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутреннему или международному праву не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.
2. Данная статья не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое действие или бездействие, которое в момент совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами».
В заявлении говорится, что для того, чтобы какое-либо уголовное положение подвести под эту статью, оно должно быть описано достаточно точно и ясно (смотри п.п. 37, 38 выше). Как раз этого и не произошло, по словам заявителя, с разделом 4 закона № 1363/1938.
52. Суд указывает, что статья 7 п. 1 Конвенции не ограничивается запретом на применение уголовного закона к поступкам, совершенным до его вступления в силу во вред обвиняемому. Она, кроме того, воплощает в более обобщенном виде принцип, что только закон может определять преступление и предписывать наказание (nullum crimen. nulla poena sine lege) и принцип невозможности расширительного толкования уголовного права в ущерб обвиняемому, например, путем аналогий; отсюда следует, что преступление должно иметь четкое определение в законе. Это условие удовлетворяется в тех случаях, когда человек может узнать из формулировки соответствующего положения и, в случае необходимости, с помощью толкования, предоставленного судом, какие действия и какие упущения налагают на него ответственность.
Как видим, подобное имеет место в данном деле; по этому вопросу суд ссылается на п.п. 40, 41 данного решения.
53. Таким образом, нарушение статьи 7 Конвенции не имело места.

Ш. Вменяемое нарушение статьи 10

54. Заявитель далее сослался на свободу выражения своего мнения, предусмотренную статьей 10. Его осуждение, как он сказал, бьет не только по распространению им своих религиозных взглядов, но и по распространению общих социо-философских мнений, поскольку апелляционный суд Крита обратил внимание на то, что он разговаривал с г-жой Кириакаки о политике Олофе Пальме и развивал пацифистские взгляды.
55. С учетом своего решения по статье 9 (смотри п. 50 выше) суд, подобно Комиссии, считает излишним рассматривать данную жалобу.

IV. Вменяемое нарушение статьи 14 совместно со статьей 9

56. В своей записке от 5 августа 1992 года заявитель также настаивал на том, что являлся жертвой дискриминации вопреки статье 14 совместно со статьей 9. Он заявил, что дискриминация происходит из-за несовершенства статьи 4 закона № 1363/1938 или из-за того, как она используется.
57. Хотя эта жалоба и не рассматривалась Комиссией, она относится к тем же актам, что и жалобы по статьям 7 и 9; с учетом заключения, сделанного в п. 50 выше, суд считает, однако, что необходимости в ее рассмотрении нет.

V. Применение статьи 50

58. По статье 50 Конвенции,
«Если Суд установит, что решение или мера, принятые судебными или иными властями Высокой Договаривающейся Стороны, полностью или частично противоречат обязательствам, вытекающим из настоящей Конвенции, а также если внутреннее право упомянутой Стороны допускает лишь частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то решением Суда, если в этом есть необходимость, предусматривается справедливая компенсация потерпевшей стороне».
59. Во время слушания заявитель в первую очередь потребовал возмещения нематериального ущерба в размере 500.000 драхм.
Суд считает, что он понес нематериальный ущерб, и, несмотря на противоположное мнение Правительства, само установление факта нарушения не является достаточным возмещением. Основывая свою оценку на праве справедливой основе, как предусмотрено статьей 50, суд устанавливает ему компенсацию в 400.000 греческих драхм по данной статье.
60. Что касается затрат и издержек, относящихся к делопроизводству в Греции и перед учреждениями Конвенции, г-н Коккинакис требовал сумму 2.789.500 драхм и представил подробный список этих расходов.
Правительство посчитало эту сумму чрезмерной. В частности, оно подвергло сомнению необходимость (а) для заявителя быть представленным двумя юристами в греческих судах и перед Европейским судом, и необходимость быть под защитой афинских адвокатов в судах Крита и (б) необходимость г-на Коккинакиса присутствовать на слушании в кассационном суде.
Подобно делегату Комиссии, суд, тем не менее, счел претензию обоснованной и соответственно удовлетворил ее в полном размере.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД

1. Постановил 6 голосами против 3, что имело место нарушение статьи 9;
2. Постановил 8 голосами против 1, что не имело места нарушение статьи 7;
3. Постановил единогласно, что нет необходимости рассматривать дело по статье 10 или по статье 14 совместно со статьей 9;
4. Постановил единогласно, что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в пределах 3 месяцев 400.000 (Четыреста тысяч) драхм в качестве компенсации нематериального ущерба и 2.789.500 (два миллиона семьсот восемьдесят девять тысяч пятьсот) драхм в качестве компенсации затрат и издержек.

Составлено на английском и французском языках и представлено на открытом слушании в здании прав человека, Страсбург, 25 мая 1993 года.



   также в рубрике ] мы: