О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Московское отделение Армии Спасения против России

  версия для печатиотправить ссылку другу

ДЕЛО МОСКОВСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ АРМИИ СПАСЕНИЯ
ПРОТИВ РОССИИ

РЕШЕНИЕ О ПРИЕМЛЕМОСТИ


Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая 24 июня 2004 г. в составе палаты:
г-н  К.Л. РОДЗАКИС, председатель
г-н  П. ЛОРЕНЦЕН,
г-жа С. БОТУЧАРОВА,
г-н  А. КОВЛЕР,
г-н  В. ЗАГРЕБЕЛЬСКИЙ,
г-жа Э. ШТАЙНЕР,
г-н  К. ХАДЖИЕВ, судьи,
и г-н С. КЕСАДА, заместитель регистратора секции,
рассмотрев вышеуказанное заявление, поданное 18 мая 2001 г.,
рассмотрев замечания, поданные правительством-ответчиком и ответные замечания заявителя,
и посовещавшись, решил следующее:

ФАКТЫ

Заявитель – Московское отделение Армии Спасения (отделение-заявитель). Его представляют в Суде г-да В. Ряховский и А. Пчелинцев из Славянского правового центра, адвокаты, практикующие в Москве. Правительство-ответчик представлено г-ном П. Лаптевым, представителем Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

А. Обстоятельства дела

Факты дела, как они представлены отделением-заявителем, могут быть суммированы следующим образом.

1. Предыстория дела

В России Армия Спасения официально действовала с 1913 до 1923 года, когда она была ликвидирована «как антисоветская организация».
Свою деятельность в России Армия Спасения возобновила в 1992 году, когда группа российских граждан провела собрание и утвердила Устав Московского отделения Армии Спасения.
6 мая 1992 года Управлением юстиции г. Москвы (Управление юстиции Московского городского совета народных депутатов) зарегистрировало отделение-заявителя как религиозную организацию, имеющую статус юридического лица.
12 сентября 1997 года Управление юстиции г. Москвы зарегистрировало изменения и дополнения в Устав отделения-заявителя.
5 мая 1998 г. в отношении Российской Федерации вступила в силу Конвенция.

2. Отказ в перерегистрации отделения-заявителя

1 октября 1997 г. вступил в силу новый Закон о Свободе совести и религиозных организациях 1997 г. («Закон»). Он содержал требование, inter alia, чтобы все религиозные организации, ранее получившие статус юридического лица, привели свои учредительные документы в соответствие с Законом и подали документы на перерегистрацию до 31 декабря 1999 г.
18 февраля 1999 г. отделение-заявитель представило в Московское Управление юстиции заявление о перерегистрации в качестве местной религиозной организации, приложив требуемые Законом документы.
16 августа 1999 г. заместитель начальника Московского Управления юстиции уведомил отделение-заявителя об отказе в перерегистрации. Он выдвинул три причины отказа. Во-первых, было сказано, что на собрании Финансового совета (управляющего органа отделения-заявителя), на котором были приняты поправки к учредительным документам, присутствовали только 5 из 6 его членов, тогда как закон требует, чтобы у религиозной организации было не менее десяти основателей. Во-вторых, утверждалось, что копий паспортов, приложенных к списку членов Финансового совета, недостаточно, поскольку не представлены визы его членов, являющихся иностранными гражданами, или иные документы, подтверждающие законность их пребывания на территории России. В-третьих, Управление юстиции сослалось на тот факт, что отделение-заявитель входит в централизованную религиозную организацию с руководящим центром за рубежом, и заключило, что оно «скорее всего» является представительством иностранной религиозной организации, действующим от ее имени и по ее поручению. Существует особый порядок регистрации представительств, и, согласно Закону, они не могут заниматься религиозной деятельностью.
7 сентября 1999 г. отделение-заявитель направило в Пресненский межмуниципальный суд г. Москвы жалобу на отказ в регистрации Московского управления юстиции.
Московское управление юстиции ходатайствовало о рассмотрении жалобы в отсутствие своего представителя и представило письменные замечания на жалобу отделения-заявителя. В этих замечаниях Московское управление юстиции выдвинуло новый аргумент против регистрации отделения-заявителя:

«Ст. 6 Устава гласит, что члены отделения состоят из сторонников, солдат, местных офицеров и офицеров, возглавляемых командующим офицером, назначаемым из Лондона. Члены отделения носят форму и выполняют службу, что означает, что отделение является военизированной организацией.
В соответствии с Указом Президента РФ №310 от 23.03.1995 г. «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в РФ» создание военизированных формирований в Российской Федерации не допускается.
Использование слова «Армия» в названии религиозной организации считаем неправомерным. Большой Энциклопедический Словарь трактует это слово как: 1. Совокупность вооруженных сил государства…»

В остальном Московское управление юстиции повторило и обосновало основания для отказа, изложенные в письме от 16 августа 1999 г.
5 июля 2000 года Пресненский межмуниципальный суд города Москвы вынес решение. Суд установил, что Московское отделение Армии Спасения является представительством международной религиозной организации Армии Спасения и поэтому не подлежит регистрации в качестве независимой религиозной организации. По мнению суда, этот факт препятствует перерегистрации отделения-заявителя. Суд далее сослался на ст. 13 § 5 Российской Конституции, которая запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушения целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Суд также выдвинул следующий аргумент:

«В ходе анализа Устава, обращают на себя внимание те его положения, которыми с одной стороны насаждается казарменная дисциплина и беспрекословное подчинение членов религиозной Организации ее руководству, а с другой стороны с руководства и Организации в целом снимается всякая ответственность за деятельность ее членов. …Так, согласно ст. 6 п. 3 Устава «члены Армии Спасения действуют в соответствии с приказами и предписаниями Армии Спасения, указаниями Главы Отделения», «нарушение российского законодательства отдельными членами Отделения не влечет ответственность всего Отделения в целом». Подобная редакция Устава позволяет сделать вывод о том, что Устав исходит из неизбежности нарушения российского законодательства членами Организации в процессе исполнения приказов и предписаний Армии Спасения, указаний главы Отделения… Отделение снимает с себя ответственность за незаконную деятельность его членов».

Суд также указал на один формальный недостаток устава, касающийся порядка прекращения деятельности (ликвидации) организации. Наконец, суд счел, что в Уставе недостаточно раскрыты цели и задачи организации.
Суд постановил, что отказ в перерегистрации был законным и «критически оценил» доводы отделения-заявителя о перерегистрации подобных религиозных организаций в других регионах России.
Отделение-заявитель подало жалобу на решение суда.
28 ноября 2000 г. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила в силе решение от 5 июля 2000 г. Однако суд применил другой подход, сосредоточив аргументацию на зарубежных связях отделения-заявителя. Суд указал, что в исполнительный орган отделения заявителя входят пять иностранных граждан, у которых имеются многократные визы, однако нет видов на жительство. Однако, продолжал суд, Закон требует, чтобы учредители религиозной организации были российскими гражданами (ст. 9 § 1). Суд учел существование центра Армии Спасения за рубежом и присутствие слова «отделение» в названии организации, что привело его к заключению, что Московское управление юстиции правильно настаивало на регистрации заявителя в качестве представительства иностранной религиозной организации. Суд также отметил, что устав не содержит указания на религиозную принадлежность учредителей организации, что противоречит требованиям статьи 10 § 2 Закона.
12 июля 2000 г. Министерство образования РФ направило в управления образования в регионах России инструкцию «О деятельности нетрадиционных религиозных объединений на территории РФ», в которой, inter alia, утверждалось:

«… в центральной части России расширяет свою деятельность международная религиозная организация Армия Спасения. Ее последователи пытаются оказывать влияние на молодежь и военнослужащих. Армия Спасения формально представляет собой евангельское протестантское направление христианства, однако, по сути, она является военизированной религиозной организацией с жесткой иерархической структурой. Армия Спасения управляется и финансируется из-за рубежа».

Отделение-заявитель утверждает, что этот отрывок был дословно скопирован из информационной сводки, подготовленной Федеральной службой безопасности РФ и направленной в Министерство образования 29 мая 2000 г.
31 декабря 2000 года установленный Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» срок для государственной перерегистрации религиозных организаций истек. В силу требований статьи 27 § 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», организации, не прошедшие перерегистрацию до истечения указанного срока, подлежали ликвидации в судебном порядке.
2 августа и 10 сентября 2001 г. соответственно Московский городской суд и Верховный суд РФ отклонили просьбу отделения-заявителя о принесении протеста в порядке надзора.

2. Разбирательство о ликвидации отделения-заявителя.

29 мая 2001 г. Московское управление юстиции направило иск о ликвидации отделения-заявителя.
12 сентября 2001 г. Таганский районный суд г. Москвы удовлетворил иск о ликвидации. Суд счел, что отделение-заявитель не уведомляло своевременно Управление юстиции о продолжении своей деятельности и не прошло перерегистрацию в срок, установленный Законом. Суд объявил отделение-заявителя прекратившим деятельность и счел, что оно должно быть лишено статуса юридического лица и вычеркнуто из государственного реестра юридических лиц.
6 декабря 2001 г. Коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассмотрев жалобу отделения-заявителя, оставила в силе решение от 12 сентября 2001 г.
10 сентября 2001 г. отделение-заявитель подало жалобу в Конституционный Суд РФ о неконституционности ст. 27 § 4 Закона, которая требует ликвидации не прошедших перерегистрацию религиозных организаций. Отделение-заявитель утверждало, что согласно оспариваемому положению ликвидация является формой наказания, которое может налагаться на религиозную организацию по чисто формальным основаниям, в отсутствие каких-либо нарушений со стороны организации. Оно утверждало, что наложение наказания без вины не согласуется с принципом законности и является посягательством на его конституционные права.
7 февраля 2002 г. Конституционный Суд РФ вынес определение по жалобе отделения-заявителя. Суд определил, что перерегистрация религиозной организации не зависеть от выполнения требований, введенных Законом и юридически не существовавших на момент создания организации. Суд мог вынести решение о ликвидации организации, которая не смогла представить документы в соответствии с Законом, только в том случае, если было бы должным образом установлено, что организация прекратила свою деятельность или ее деятельность была незаконной. Суд также подчеркнул, что судебное решение о ликвидации организации, которая не прошла перерегистрацию, должно основываться на более весомых доводах, нежели ссылка на такие формальные показания к ликвидации как непрохождение перерегистрации в установленный срок и непредоставление информации о продолжении деятельности. Суд, наконец, определил, что дело отделения-заявителя должно быть пересмотрено в части, отличающейся от толкования Закона, отличного от данного Конституционным Судом.
1 августа 2002 г. президиум Московского городского суда отменил решение от 12 сентября 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение в ином составе судей.
18 февраля 2003 г. Таганский районный суд г. Москвы отклонил иск о ликвидации отделения-заявителя, поданный Московским управлением юстиции. Суд основал свое решение на доводах, данных Конституционным Судом Российской Федерации. Решение не было обжаловано и вступило в силу через десять дней.
На 1 мая 2004 г. судебные решения от 5 июля и 28 ноября 2000 г., которыми отделению-заявителю было отказано в статусе юридического лица, оставались в силе.

3. Последствия отказа в перерегистрации.

Отделение-заявитель утверждает, что отказ в перерегистрации отрицательно повлиял на его деятельность.
По истечении срока для перерегистрации 31 декабря 2000 г., активы отделения заявителя пришлось перевести на юридическое лицо, зарегистрированное на федеральном уровне, чтобы избежать конфискации. Такой перевод потребовал много времени и усилий: право владения на три помещения; права собственности и регистрация четырнадцати автомашин; открытие нового банковского счета; переоформление контрактов всех сотрудников; переоформление двадцати шести договоров аренды и т. д. Каждое из этих действий потребовало сложных бюрократических шагов и отвлекало от религиозной деятельности.
Отказ также повлек за собой распространение негативной информации, которая серьезно повредила усилиям отделения-заявителя по сбору средств на благотворительность и породила недоверие со стороны владельцев недвижимости, которые отказывали в аренде помещений отделению-заявителю.
По крайней мере, в одном из районов работу отделения-заявителя по доставке горячих обедов на дом пожилым людям пришлось прекратить полностью, поскольку чиновник местной администрации отказался работать с отделением-заявителем, не имеющим официальной регистрации.
Отсутствие государственной регистрации привел к тому, что 25 иностранных сотрудников и 7 россиян-немосквичей не смогли получить регистрацию по месту жительства в Москве, которая требуется для каждого находящегося в городе.

B. Национальное законодательство относящееся к делу

1. Конституция Российской Федерации

Статья 29 российской Конституции гарантирует свободу религии, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и выражать религиозные и иные убеждения и выражать их на практике.
Статья 30 российской Конституции предоставляет каждому право на свободу объединения.

2. Закон «О свободе совести и религиозных объединениях»

Введение

1 октября 1997 г. вступил в силу Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» № 125-ФЗ. Он заменил Закон РСФСР от 25 октября 1990 г. с тем же названием.
В преамбуле Закон признает «особую роль [восточного] православия в истории России и в установлении и развитии ее духовности и культуры», уважает «христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

Религиозные группы и религиозные организации: определения и объем прав

Статья 6.2 определяет, что религиозные объединения могут существовать в форме либо религиозной группы, либо религиозной организации. Религиозная группа осуществляет свою деятельность без государственной регистрации и без получения статуса юридического лица (Ст. 7.1). Религиозная организация определяется как добровольное объединение российских граждан и лиц, постоянно проживающих в России, созданное с целью исповедания и распространения веры и должным образом зарегистрированное в качестве юридического лица (Статья 8.1).
Следующими правами пользуются только религиозные организации: право на освобождение от налогов и другие льготы, финансовая и иная помощь на восстановление, содержание и охрану исторических памятников и религиозных объектов и преподавание в образовательных учреждениях (статья 4.3); право учреждать образовательные учреждения и с согласия родителей и детей обучать религии вне рамок обязательной программы (статьи 5.3 и 5.4); право основывать и содержать культовые сооружения и иные места для поклонения и паломничества (статья 16.1); право отправлять религиозные обряды, по приглашению, в оздоровительных центрах, больницах, детских домах, домах престарелых и инвалидов и в тюрьмах (Статья 16.3); право производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы и другие предметы религиозного назначения (статья 17.1); право основывать и содержать культовые сооружения и иные места для поклонения и паломничества (статья 16.1); право отправлять религиозные обряды, по приглашению, в оздоровительных центрах, больницах, детских домах, домах престарелых и инвалидов и в тюрьмах (Статья 16.3); право производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио и видеоматериалы и другие предметы религиозного назначения (статья 17.1); право осуществлять благотворительную деятельность самостоятельно или посредством учреждаемых ими благотворительных фондов (статья 18.1); право учреждать межкультурные организации, образовательные учреждения и средства массовой информации (Статья 18.2); право устанавливать и поддерживать международные связи и контакты с целью паломничеств, конференций и т. п., включая право приглашать иностранных граждан в Российскую Федерацию (статья 20.1); право иметь в собственности здания, земельные участки, иное имущество, денежные активы и предметы религиозного назначения, включая право на передачу в безвозмездное пользование для религиозных целей муниципального и государственного имущества (статьи21.1-21.5); право на безвозмездное пользование государственным и иным имуществом в религиозных целях (статья 22); право на учреждение компаний и занятие коммерческой деятельностью (статья 23); и право найма работников (статья 24).
Также религиозные организации наделяются исключительными правами, которыми не пользуются никакие другие организации: право основывать компании, издающие религиозную литературу или производящие предметы религиозного культа (статья 17.2); право учреждать лицензированные образовательные учреждения для профессиональной подготовки священнослужителей и вспомогательного религиозного персонала (статья 19.1); и право приглашать в Российскую Федерацию иностранных граждан, собирающихся заниматься профессиональной религиозной деятельностью, включая проповедь (статья 20.2).

Регистрация религиозной организации

Региональные управления Министерства юстиции ведают государственной регистрацией (включая перерегистрацию) религиозных организаций (статьи 11.2 Закона). Для регистрации религиозной организации учредители должны представить, inter alia:

«сведения об основах вероучения и религиозной практики, включая историю данной религии и конкретного объединения, сведения о формах и методах деятельности, об отношении к семье и браку, образованию, особенностях отношения к здоровью последователей, об ограничениях, связанных с гражданскими правами и обязанностями священнослужителей и членов организации,
документы, указывающие местонахождение (юридический адрес) религиозной организации».

Согласно статье 11.8, заявителе о регистрации должно быть рассмотрено в течение месяца. В отдельных случаях этот период может быть продлен до шести месяцев, сели требуется экспертное религиоведческое исследование.
Если основатели религиозной организации не представили документы, требуемые Законом, регистрационный орган может оставить их заявление без рассмотрения и уведомить их об этом (статья 11.9).
В государственной регистрации религиозной организации может быть отказано, в частности, если цели ее деятельности противоречат российской Конституции и законам, или если устав и другие учредительные документы организации не соответствуют требования российского законодательства (Статья 12.1).
Заявитель(и) уведомляются об отказе в государственной регистрации письменно с указанием оснований для отказа. Отказ в государственной регистрации и уклонение регистрирующего органа от регистрации могут быть обжалованы в суд (Статья 12.1).

Перерегистрация существующих религиозных организаций

Статья 27.3 Закона требует, чтобы учредительные документы религиозных организаций, созданных до вступления Закона в силу, были приведены в соответствие с Законом. До внесения изменений учредительные документы остаются действующими в той их части, которая не противоречит Закону.
Далее статья гласит, что религиозной организации может быть отказано в перерегистрации, если имеются основания для ее ликвидации или запрета деятельности, изложенные в статье 14.2 Закона. Если в перерегистрации было отказано по этим основаниям, регистрационный орган должен передать материалы в суд.
Статья 27.4 в первоначальной формулировке 1997 г. требовала, чтобы перерегистрация была пройдена не позднее 31 декабря 1999 г. Впоследствии в это положение была внесена поправка и срок был продлен до 31 декабря 2000 г.

С. Относящиеся к делу документы Совета Европы

1. Отчет Комитета по соблюдению обязательств странами-членами Совета Европы (Наблюдательный комитет, док. 9396, 26 марта 2002 г.) о соблюдении РФ обязательств в относящейся к делу части утверждает следующее:

«95. Российская Конституция гарантирует свободу совести и вероисповедания (ст. 28); равенство религиозных объединений перед законом и отделение церкви от государства (ст. 14); и предоставляет защиту от дискриминации по признаку религии (ст. 19). Закон о свободе вероисповедания, принятый в декабре 1990 г., привел к значительному возрождению религиозной деятельности в России. По мнению религиозных организаций в Москве, этот закон открыл новую эру и привел к возрождению церквей. Он был заменен 26 сентября 1997 г. новым Федеральным законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Этот закон критиковался в стране и за рубежом за пренебрежение принципом равенства религий.
96. ...В феврале 2001 г. Уполномоченный по правам человека Олег Миронов также признал, что многие статьи закона 1997 г. О свободе совести и о религиозных объединениях не соответствуют международным обязательствам России по правам человека. По его мнению, некоторые из его положений привели к дискриминации против различных религий и должны быть изменены.
97. В преамбуле закон признает «особую роль православия в истории России и в развитии ее духовности и культуры» и уважает «христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, являющиеся частью исторического наследия народов России»…
98. Согласно правилам Министерства юстиции, отвечающего за применение закона о свободе совести и о религиозных объединениях, религиозные организации, созданные до вступления закона в силу (26 сентября 1997 г.) должны были перерегистрироваться до 31 декабря 2000 г.
99. Процесс регистрации был окончательно завершен 1 января 2001 г., т.к. Государственная дума решила дважды продлить строк. Около 12 тыс. религиозных организаций и групп были зарегистрированы, и только 200 было отказано в регистрации, большинству – из-за непредставления полного пакета документов. Многие другие по ряду причин получить регистрацию не смогли. Министр юстиции г-н Чайка резко отверг утверждения, что православная церковь оказывала давление на министерство, чтобы оно не регистрировало некоторые религиозные организации. Г-н Чайка также указал, что эксперты Министерства тщательно изучили статус Армии Спасения и Свидетелей Иеговы и пришли к заключению, что ничто не препятствует их регистрации на федеральном уровне.
100. Армии Спасения, которая зимой кормит 6000 россиян в месяц, пришлось потратить десятки тысяч долларов в судебной борьбе за регистрацию, а католическая церковь (а также и иудейская община) испытывала трудности в получении виз для иностранных священнослужителей. Некоторые другие религиозные организации также испытывали препятствия в регистрации на местном уровне: адвентисты, пятидесятники, баптисты, евангельская церковь и другие церкви в частности, в Татарстане, Ростовской и Владимирской обл. Эти религиозные организации также жаловались на серьезные трудности в приобретении и строительстве молитвенных домов или в возвращении конфискованной собственности. Некоторые из них – напр., Истинно православная церковь, Союз Евангельских христиан-Пятидесятников – утверждали, что испытывают преследования со стороны властей.
101. Действительно, имели место случаи, когда, даже если религиозная организация зарегистрирована на федеральном уровне, местные власти чинили им препятствия…
103. Хотя 22 февраля 2001 г. российское Министерство юстиции наконец зарегистрировало Армию Спасения в России на федеральном уровне, управлением юстиции по Москве Московскому отделению в регистрации постоянно отказывалось, и обращения в различные суды не увенчались успехом. Более того, в апреле 2001 г. была начата процедура ликвидации с целью закрытия отделения Армии Спасения и ее социальных программ в Москве, а 11 сентября 2001 г. Таганский межмуниципальный суд решил, что Московское отделение подлежит ликвидации на основании ст. 27 закона 1997 г. (ликвидация юридических лиц, не прошедших перерегистрацию до 31 декабря 2000 г.)
104. Содокладчики очень удивлены и озадачены решением запретить деятельность Армии Спасения в Москве, и они бы были очень благодарны российским властям за разъяснения по этому вопросу. В этой связи они ссылаются на призыв Наблюдательного комитета к России от 6 сентября 2001 г. обеспечить, чтобы Армия Спасения пользовалась теми же правами, какими она обладает в других странах Совета Европы, включая право на перерегистрацию в Москве. Во время своего визита в ноябре 2001 г. содокладчики использовали все возможности подчеркнуть необходимость решения и потенциальные неприятности, которые эта проблема может причинить России».

2. Резолюция 1277 (2002) о соблюдении обязательств Российской Федерацией, принятая Парламентской ассамблеей Совета Европы 23 апреля 2002 г., гласит, inter alia, следующее:

«8. Однако Ассамблея обеспокоена рядом основных обязательств, в выполнении которых прогресс остается недостаточным и соблюдение которых требует от российских властей дальнейших действий:…
xiv Ассамблея сожалеет о проблемах с Армией Спасения и Свидетелями Иеговы в Москве, но приветствует решение российских властей обеспечить прекращение проблем с религиозным преследованием и дискриминацией на местах против этих организаций;…»

3. Резолюция 1278 (2002) о Российском законе о религии, принятая Парламентской ассамблеей Совета Европы 23 апреля 2002 г., отметила, inter alia, следующее:

«1. Новый российский закон о религии вступил с силу 1 октября 1997 года, упразднив и заменив закон от 1990 г., который в целом характеризовался как весьма либеральный. Высказывалась определенная озабоченность в отношении содержания нового закона и практики его применения. Решения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 ноября 1999 года, 13 апреля 2000 года и 7 февраля 2002 года, а также перерегистрация религиозных объединений на федеральном уровне, успешно завершенная Министерством юстиции 1 января 2001 года, способствовали решению лишь некоторых из этих проблем. Однако остаются другие проблемы…
5. Кроме того, некоторые местные и региональные подразделения Министерства юстиции отказывали в (пере)регистрации некоторым религиозным объединениям, хотя те уже прошли регистрацию на федеральном уровне. Министерство юстиции России, судя по всему, не в состоянии контролировать эти местные и региональные подразделения в соответствии с принципом верховенства закона, предпочитая, чтобы сами религиозные объединения добивались пересмотра решений этих подразделений о регистрации через суд вместо того, чтобы предпринимать внутриведомственные меры для исправления положения. Особого внимания в этом смысле заслуживает ситуация с "Московским отделением Армии Спасения", и в этой связи Министерство юстиции России должно провести дисциплинарное расследование деятельности своего Главного управления по г. Москве. Главное управление по г. Москве предприняло попытку ликвидации этого отделения "Армии Спасения" (несмотря на наличие у последнего регистрации на федеральном уровне) якобы за несоблюдение установленного срока перерегистрации. 7 февраля 2002 года Конституционный Суд вынес решение в пользу Армии Спасения.
6. Исходя из вышеизложенного, Ассамблея рекомендует российским властям:
i. обеспечить более единообразное применение закона о религии на всей территории Российской Федерации, прекратить необоснованную дискриминацию в отношении некоторых религиозных объединений в регионах и на местах и практику привилегированного отношения к РПЦ со стороны местных должностных лиц, в частности, отменив действующее в ряде регионов требование о том, чтобы религиозные организации получали предварительное согласие РПЦ на свою деятельность;
ii. обеспечить более активную роль Министерства юстиции России в разрешении споров между его местными/региональными должностными лицами и религиозными организациями до передачи этих споров в суд путем принятия мер по исправлению ситуации по своим ведомственным каналам в случае обнаружения фактов коррупции и/или неправильного применения закона о религии, что устраняло бы необходимость обращения в суд по этим вопросам;..»

ЖАЛОБЫ

1. Отделение-заявитель жалуется, в связи со ст. 9 и 11 Конвенции, на то, что отказ в предоставлении статуса юридического лица серьезно уменьшит его возможность исповедовать и практиковать свою религию. Заявитель утверждает, что классификация Армии Спасения как военизированной организации и предположение о том, что его члены неизбежно будут нарушать российский закон, не обоснованы никакими фактическими доказательствами и представляют недопустимое суждение о законности религии заявителя.
2. Отделение-заявитель жалуется, в связи со ст. 6 § 1 Конвенции, что суд первой инстанции не рассмотрел два из трех оснований отказа в перерегистрации. Заявитель утверждает, что суд вышел за рамки жалобы и рассмотрел «природу» организации-заявителя, следствием чего было неравенство сторон. Заявитель также утверждает, что было нарушено требование рассмотрения в разумный срок в том, что суды не соблюли сроки для рассмотрения дел, установленные внутренним законодательством.
3. Отделение-заявитель жалуется, в связи со ст. 14 Конвенции в сочетании со ст. 9, 11 и 6 § 1, на дискриминационное отношение, т.к. оно является религиозным меньшинством в Российской Федерации.

ВОПРОСЫ ПРАВА

1. Отделение заявитель жалуется в связи со ст. 9, 11 и 14 Конвенции, что оно было произвольно лишено статуса юридического лица в результате отказа в перерегистрации в качестве религиозной организации. Статья 9 гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.
2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц».

Статья 11 гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.
2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства».

Статья 14 гласит:

«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.»

Аргументы сторон

Правительство утверждает, что законное требование приведения учредительных документов организации в соответствие с действующим законодательством не может считаться вмешательством по смыслу пар. 1 Статьи 11 или ст. 9 конвенции. Оно утверждает, что жалобы отделения-заявителя основаны на теоретическом предположении о его неминуемой ликвидации. 1 октября 2002 г. отделение-заявитель было внесено в Единый государственный реестр юридических лиц и ему был присвоен главный государственный регистрационный номер. Правительство полагает, что в свете определения Конституционного Суда от 7 февраля 2002 г. и решения Таганского районного суда от 18 февраля 2003 г. не может быть сомнений, что отделение-заявитель продолжает деятельность и помех его деятельности нет. Наконец, оно утверждает, что отделение-заявитель по-прежнему вправе подать заявление на перерегистрацию.
Отделение-заявитель не оспаривает, что решение Таганского районного суда от 18 февраля 2003 г. запретило его ликвидацию. Однако оно полагает, что угроза ликвидации является не просто гипотетической, а реальной, поскольку, согласно статье 27 § 4 Закона, религиозные организации, не прошедшие перерегистрацию должны быть обязательно ликвидированы в судебном порядке. Кроме того, срок для перерегистрации, указанный в этой статье, истек и не был продлен. Поэтому юридически невозможно подать новое заявление о перерегистрации, вопреки утверждениям правительства. Наконец, оно указывает, что оно никогда и не утверждало, что требование привести учредительные документы в соответствие с действующим законом является, как таковое, вмешательством в его права. Его права были нарушены из-за произвольного и противозаконного применения и толкования этого требования московским управлением юстиции и национальными судами.

Оценка Суда

Суд полагает, в свете аргументов сторон, что жалоба поднимает серьезные вопросы факта и права по Конвенции, разрешение которых требует исследования существа дела. Суд поэтому приходит к выводу, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении Статьи 35 § 5 Конвенции. Никакие другие основания для признания ее неприемлемой установлены не были.

2. Отделение-заявитель жалуется по статье 6 § 1 Конвенции, что суд первой инстанции в своем решении от 5 июня 2000 не рассмотрел все его аргументы, по собственной инициативе рассмотрел вопросы, не относившиеся к существу жалобы и что общая длительность разбирательства в национальных судах превысила «разумное время». Соответствующая часть Статьи 6 § 1 гласит следующее:

«При определении гражданских прав и обязанностей.., каждый имеет право на справедливое... разбирательство.... судом...».

Суд с самого начала напоминает, что разбирательства, связанные с предоставлением статуса юридического лица объединению частных лиц было ранее сочтено относящимся к определению «гражданских прав и обязанностей» данного объединения по смыслу ст. 6 § 1 (см. APEH Üldözötteinek Szövetsége and Others v. Hungary, no. 32367/96, §§ 30-36, ECHR 2000-X). Он полагает, что тот же порядок рассуждения применим в случае разбирательства, связанного с перерегистрацией объединения, в результате которой оно может быть лишено статуса юридического лица. Статья 6 § 1, следовательно, была применима к данному разбирательству, в котором участвовало отделение-заявитель.
Постольку, поскольку жалобы отделения-заявителя касаются решения суда первой инстанции от 5 июля 2000 г., Суд находит, что обжалуемые недостатки судопроизводства первой инстанции, если таковые и были, были исправлены в апелляционном разбирательстве, в котором решение суда первой инстанции было подвергнуто контролю судебного органа, имеющего полную правомочность по данному делу, и предоставляющего гарантии беспристрастного и независимого суда по смыслу статьи 6 (см., mutatis mutandis, De Haan v. The Netherlands, решение от 26 августа 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-IV, § 52, с дальнейшими отсылками).

Относительно утверждения отделения-заявителя о нарушении его права на рассмотрение «в разумный срок», суд отмечает, что разбирательства в двух инстанциях длились с 7 сентября 1999 г. (когда была подана жалоба) до 28 ноября 2000 г. (окончательное решение), т. е. всего год и почти три месяца. Суд находит, что данный период совместим с критерием «разумного срока» в статье 6 § 1 Конвенции. Остальная часть жалоб отделения-заявителя по статье 6 недостаточно обоснована.
Отсюда следует, что эта часть заявления является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии со ст. 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

По этим основаниям Суд единогласно

объявляет приемлемой, без предварительной оценки по существу, жалобу отделения-заявителя на отказ национальных органов власти в его перерегистрации в качестве юридического лица;
объявляет неприемлемой остальную часть заявления.

Сантьяго КЕСАДА                       Христос РОДЗАКИС
заместитель регистратора             председатель


   также в рубрике ] мы:       

Модуль "Форум" не установлен.