О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Церковь Саентологии г. Москвы против России

  версия для печатиотправить ссылку другу

ФАКТЫ

Первый заявитель — Церковь Саентологии Москвы («церковь-заявительница»). Второй и третий заявители — Антон Юрьевич Лычкин и Ксения Валентиновна Карасюк — граждане России 1971 и 1981 года рождения соответственно — проживают в г. Москве. Второй заявитель — президент церкви-заявительницы, третий заявитель — соучредитель церкви-заявительницы. Интересы заявителей перед Судом представляют Г. Крылова и М. Кузмичев — адвокаты, практикующие в г. Москве.

Интересы правительства-ответчика представляет П. Лаптев — Уполномоченный Российской Федерации в Европейском Суде по правам человека.

А. Обстоятельства дела

Фактические обстоятельства дела, представленные сторонами, могут быть сведены к следующему.

25 января 1994 г. церковь-заявительницу официально зарегистрировали в качестве религиозного объединения в соответствии с Законом РСФСР «О свободе вероисповедания» от 25 октября 1990 года.

1 октября 1997 г. вступил в силу новый Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» («Закон»). Статья 27 Закона обязывала все религиозные организации привести свои учредительные документы в соответствии с Законом и пройти перерегистрацию.

6 апреля 1998 г. вступили в силу «Правила рассмотрения заявлений о государственной регистрации религиозных организаций в органах юстиции Российской Федерации» (утв. Приказом Министерства юстиции РФ № 19). После этой даты стала возможной для действующих религиозных организаций подача заявлений на перерегистрацию в соответствии с п.4 ст.27 Закона.

1. Попытки получить государственную перерегистрацию

11 августа 1998 г. церковь-заявительница подала заявление на перерегистрацию, вместе с требуемыми по Закону документами, в Управление юстиции г. Москвы.

1 июня 1999 г. Управление юстиции г. Москвы отказало церкви-заявительнице в государственной перерегистрации на том основании, что цели и деятельность церкви-заявительницы противоречат требования Закон и Уголовного кодекса, поскольку в отношение тогдашнего Президента церкви-заявительницы расследовалось уголовное дело. Заявители утверждают, что следствие по дело впоследствии было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

29 декабря 1999 г. церковь-заявительница подала второе заявление на перерегистрацию.

28 января 2000 г. г-н Жбанков, заместитель начальника Управление юстиции г. Москвы, сообщил заявителям о том, что в удовлетворении второго заявления о перерегистрации было отказано. Он утверждал, что заявители приняли «новую редакцию Устава» вместо «изменений в Уставе», а также указали в Уставе что церковь-заявительница «может иметь», а не «вправе иметь» при себе представительство иностранной религиозной организации. Он также утверждал, что имелись иные нарушения российского законодательства, не конкретизируя их.

10 февраля 2000 г. тогдашний президент церкви-заявительницы направил письмо в Управление юстиции г. Москвы с просьбой указать конкретные нарушения. При этом он сослался на п.2 ст.12 Закона, согласно которому должны быть указаны основания для отказа.

В письме от 18 февраля 2000 г. г-н Жбанков сообщил заявителям о том, что Управление юстиции г. Москвы не обязано давать разъяснения или рецензировать уставы или иные документы, а только давать юридическую оценку поданных документов и принимать решение о перерегистрации или об отказе в ней.

30 мая 2000 г., после принятия дальнейших шагов для устранения предполагаемых недостатков в документах, церковь-заявительница подала свое третье заявление на регистрацию.

29 июня 2000 г. г-н Жбанков сообщил заявителям о том, что их заявление было «оставлено без рассмотрения» (т.е. оно не принималось к рассмотрению), поскольку был подан неполный комплект документов. После получения письменного запроса церкви-заявительницы от 12 июля 2000 г. о том, какие именно документы отсутствовали, 17 июля 2000 г. г-н Жбанков сообщил заявителям, что в компетенцию его Управления не входит уточнения о том, какая информация отсутствует и какие дополнительные документы должны быть поданы.

17 июля 2000 г. церковь-заявительница подала в Управление юстиции Москвы четвертое, более подробное заявление на перерегистрацию.

19 августа 2000 г. г-н Жбанков сообщил президенту церкви-заявительницы о том, что заявление было «оставлено без рассмотрения», поскольку якобы был подан неполный комплект документов в нарушение п.9 ст. 11 Закона.

10 октября 2000 г. церковь-заявительница подала пятое, еще более подробное заявление.

9 ноября 2000 г. г-н Жбанков повторил, что церковь-заявительница подала неполный комплект документов и заявление было «оставлено без рассмотрения».

31 декабря 2000 г. истек установленный Законом срок для государственной перерегистрации религиозных организаций.

2. Судебное разбирательство

(а) Первое рассмотрение жалобы на действия Управление юстиции

Второй и третий заявители подали жалобу в Никулинский районный суд г. Москвы на отказ Управление юстиции г. Москвы в перерегистрации церкви-заявительницы.

8 декабря 2000 г. Никулинский районный суд г. Москвы вынес свое решение. Представитель Управление юстиции г. Москвы на судебное заседание не явился.

Суд решил, что отказ от 28 января 2000 г. не был основан на законе. Судом было установлено, что оспоренные Управлением юстиции г. Москвы формулировки были на самом деле идентичны формулировкам, использованным в Законе, и что от религиозных объединений «не требуется дословное воспроизведение текста закона в уставе». Суд указал на то, что Управление юстиции г. Москвы могло предложить иную редакцию устава без того, чтобы полностью отказать в заявлении о перерегистрации.

Далее, суд указал на то, что отказ от 29 июня 2000 г. также не был основан на законе. Суд установил, что все документы, требуемые в ст.11 Закона, были приложены к заявлению за исключением документа, подтверждающего существование религиозной группы на данной территории на протяжении не менее 15 лет или ее вхождение в состав централизованной религиозной организации. Однако суд отметил, что не было необходимости в подаче такого документа, поскольку в соответствии с решениями Конституционного Суда данное требование не распространялось на религиозные организации, созданные до принятия Закона.

Суд пришел к выводу о том, что Управление юстиции г. Москвы «по сути уклоняется от перерегистрации [церкви-заявительницы]». Суд указал на то, что подобное уклонение или отказ нарушил права заявителей и их соверующих, гарантируемых ст.ст. 29, 30 Конституции РФ, поскольку прихожане, чье объединение было лишено статуса юридического лица не смогли бы арендовать помещения для проведения религиозных обрядов и богослужений, получать и распространять религиозную литературу, иметь счета в банке и т.д. Суд также решил, что отказ противоречил нормам международного права, в т.ч. ст.ст. 9, 11 Европейской Конвенции и ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах (право на свободу религий или убеждений). Суд признал, что действия Управление юстиции г. Москвы нарушили Принцип 16.3 Венского заключительного соглашения Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе 1989 года, которая гласит, что государства, с целью обеспечить свободу личности исповедовать религию или веру будут «предоставлять по их просьбе объединениям верующих, исповедующих или готовых исповедовать свою веру в конституционных рамках своих государств, признание статуса, предусмотренного для них в соответствующих странах». Наконец, суд сослался на ст.7 Декларации ООН о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждения, и установил что «отказ в предоставлении статуса юридического лица религиозной организации ограничивает на практике право каждого человека исповедовать совместно с другими любую религию». В заключении суд пришел к следующему выводу:

«Тем самым уклонение органов юстиции от перерегистрации Саентологической Церкви Москвы под надуманными предлогами противоречит приведенному выше законодательству Российской Федерации и международному праву»

Суд признал отказ от 29 июня 2000 г. незаконным и обязал Управление юстиции г. Москвы перерегистрировать церковь-заявительницу.

Управление юстиции г. Москвы решение не обжаловало, и оно вступило в законную силу 19 декабря 2000 г. Однако Управление юстиции г. Москвы отказался его исполнить.

27 декабря 2000 г. второй и третий заявители получили исполнительный лист от Никулинского районного суда г. Москвы.

4 января 2001 г. церковь-заявительница подала свое шестое заявление вместе с исполнительным листом, обязывающим произвести перерегистрацию церкви.

2 февраля 2001 г. г-н Жбанков оставил заявление «без рассмотрения», повторив что заявители подали неполный комплект документов в нарушение п.9 ст.11 Закона. Никакие разъяснения о якобы отсутствующих документах не давались.

(б) Надзорное производство и новое решение

На известной дате Управление юстиции г. Москвы просило Прокурора г. Москвы подать протест в порядке надзора в отношении принятого решения. Прокурор удовлетворил эту просьбу.

Заявление прокурора было удовлетворено Президиумом Московского городского суда. 29 марта 2001 года суд отменил решение от 8 декабря 2000 г. и вернул дело на новое рассмотрение. В отношении законности отказа от 28 января 2000 г., Президиум критиковал суд первой инстанции за то, что он не проверял соответствие изменений в уставе, подданном на перерегистрацию 29 декабря 1999 г., требованиям закона. Что касается отказа от 29 июня 2000 г., Президиум установил, что книга «Саентология: Теология и практика современной религии» (на русском языке) не содержала достаточных сведений об основах вероучения и практике вероисповедания, как того требует п.5 ст.11 Закона и поэтому комплект документов был не полным. При рассмотрении некоторых документов, приложенных к протесту в порядке надзора (и которые не были доступными заявителям), суд установил, что Управление юстиции г. Москвы неоднократно просило Администрацию г. Москвы о проведении государственной религиоведческой экспертизы в отношении церкви-заявительницы, однако в проведении экспертизы было отказано со ссылкой на отсутствие финансирования.

8 июня 2001 г. Верховный Суд РФ отказал заявителю в принесении протеста в порядке надзора на определение Президиума от 29 марта 2001 г.

7 августа 2001 г. Никулинский районный суд г. Москвы вынес новое решение. Суд вынес решение в пользу Управление юстиции г. Москвы и отказал заявителям в удовлетворении жалобы на отказ в перерегистрации церкви-заявительницы. Суд установил, что церковь-заявительница не выполнила требования ст.11 Закона в том, что (i) к заявлению на перерегистрацию были приложены только копии, а не подлинники устава и свидетельства о регистрации; (ii) книга, поданная церковью-заявительницей не удовлетворяла требованию о представлении «сведений об основах вероучения и практики вероисповедания», и (iii) что документ о юридическом адресе организации отсутствовал.

В судебном заседании заявители безуспешно убеждали суд в том, что Управление юстиции г. Москвы уже имело в своем распоряжении подлинник устава и свидетельства о регистрации, а также документ о юридическом адресе организации, поскольку эти документы уже подавались вместе в первым заявлением на перерегистрацию и Управление юстиции г. Москвы их никогда не возвращал. Суд тем не менее пришел к выводу о том, что «тот факт, что некоторые документы были в здании Управления, не освобождал заявителей от обязанности подавать полный комплект документов на перерегистрацию». Суд также подтвердил, что «все требуемые документы должны подаваться одновременно». Заявители также утверждают, что суд не мог исследовать книгу об основах вероучения их религии, поскольку, по их мнению, данная книга содержала все сведения, которые от них требовалось по Закону.

26 октября 2001 г., рассмотрев кассационную жалобу заявителей, Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суд оставил в силу решение суда от 7 августа 2001 г.

16 января 2002 г. заявили седьмое заявление на перерегистрацию. В соблюдении решений национальных судов к заявлению было приложено (i) первоначальный устав и свидетельство о регистрации; (ii) «сведения о основах вероучения и практики» в форме документа на четырех страницах вместо книги; (iii) а также новый документ, подтверждающий юридический адрес.

23 января 2002 г. новый заместитель начальника Управление юстиции г. Москвы г-н Семин оставил заявление «без рассмотрения» в связи с тем, что истек установленный п.4 ст.27 Закона срок для перерегистрации и в районном суде рассматривался гражданский иск о ликвидации церкви-заявительницы.

(в) Иск о ликвидации

Исходя из судебного решения об оставлении в силе отказа в перерегистрации церкви-заявительницы, Управление юстиции г. Москвы подал гражданский иск о ликвидации церкви-заявительницы.

30 апреля 2002 г. Никулинский районный суд г. Москвы установил, что дело подлежит разрешению в соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2002 г. Суд сослался на определение [конституционного] суда в обосновании своего решения об отказе в удовлетворении иска.

18 июля 2002 г. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отказала в удовлетворении [кассационной] жалобы и оставила в силе решение от 30 апреля 2002 г.

3. Дальнейшие попытки получить перерегистрацию

1 июля 2002 г. вступила в силу реформа системы государственной регистрации юридических лиц, вследствие которой был создан Единый государственный реестр юридических лиц и компетенция по внесению записи в него был передана Министерству по налогам и сборам (Министерство по налогам). Однако в отношении религиозных организаций сохранилась специальная процедура, в соответствии с которой региональные отделения Министерства юстиции продолжают принимать решение о регистрации религиозной организации, а формальная обработка одобренного заявления осуществляет Министерство по налогам. Все существующие юридические лица обязывались представить местным налоговым инспекциям отдельные обновленные данные до 31 декабря 2002 г.

11 июля 2002 г. церковь-заявительница подала свое восьмое заявление на перерегистрацию в Управление юстиции г. Москвы в соответствии с новой процедурой.

9 августа 2002 г. Управление юстиции г. Москвы опять оставило заявление «без рассмотрения», повторив что перерегистрация была невозможной в силу истечения установленного п.4 ст.27 Закона срока.

24 сентября 2002 г., после того, как Московский городской суд оставил в силу решение об отказе в прекращении статуса церкви-заявительницы в качестве юридического лица, заявители подали девятое заявление на перерегистрацию. В тот же день церковь-заявительница также подала в местную Межрайонную налоговую инспекцию № 39 обновленные данные в соответствие с новой процедурой.

2 октября 2002 г. начальник Управление юстиции г. Москвы г-н Буксман ответил на письмо второго заявителя от 2 сентября 2002 г. следующим образом:

«... существует ситуация, когда, с одной стороны, [Управлению юстиции г. Москвы] отказано в иске о ликвидации Вашей религиозной организации, с другой — тот же суд признал законными наши решения об оставлении без рассмотрения заявлений и документов о перерегистрации этой организации, а установленный законом срок для перерегистрации истек»

23 октября 2002 г. Управление юстиции г. Москвы оставило девятое заявление «без рассмотрения» со ссылкой на вышеуказанное письмо г-на Буксмана и указав, по-прежнему, что срок [для перерегистрации] истек.

29 октября 2002 г. налоговая инспекция № 39 внесла церковь-заявительницу в Единый государственный реестр юридических лиц и выдала свидетельство о регистрации.

24 декабря 2002 г. церковь-заявительница подала десятое заявление на перерегистрацию, прилагая свидетельство о регистрации.

24 января 2003 г. Управление юстиции г. Москвы оставило десятое заявление без рассмотрения, опять повторяя что срок [для перерегистрации] истек.

4. Новое судебное разбирательство

24 апреля 2003 г. церковь-заявительница подала жалобу на действия Управление юстиции г. Москвы на последовательные отказы в перерегистрации церкви-заявительницы в соответствии с Законом. В частности, в ней утверждалось, что действия Управление юстиции г. Москвы представляли собой нарушением прав церкви-заявительницы и его членов на свободу вероисповедания и объединения.

После того, как судебное заседание неоднократно откладывалось в связи с неявкой [представителя] Управление юстиции г. Москвы, 1 сентября 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы отклонил жалобу. Суд решил, что Закон не предусматривал возможность перерегистрации религиозных организаций, пропустивших срок для перерегистрации.

22 января 2004 г. Московский городской суд отменил решение от 1 сентября 2003 г. и вернул дело на новое рассмотрение. Суд установил:

«...сам по себе факт непрохождения перерегистрации в установленный срок не может служить основанием... для отказа в государственной регистрации изменений и дополнений в устав... религиозной организации по истечении установленного срока.

«Отказ в регистрации изменений и дополнений в учредительные документы религиозной организации ограничивает права организации и, как следствие, ее членов самостоятельно определять законные условия своего существования и своей деятельности»

После двух отложений дела в связи с неявкой представителя Управления юстиции г. Москвы дело ждет своего рассмотрения в Пресненском районном суд г. Москвы.

5. Другие события

2 сентября 2003 г. Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций отказало в удовлетворении заявления церкви-заявительницы от 1 июля 2003 г. о регистрации своей газеты «Религия, право и свобода». Законных оснований для отказа в решении не приводились:

«Сообщаем, что после завершения судебного разбирательства между [церковью-заявительницей] и [Управлением юстиции г. Москвы] (т.е. после вступления решения в юридическую силу), организация может вновь подать заявление о регистрации газеты «Религия, право и свобода».

По всей видимости, заявители не обжаловали данный отказ в суд.

Б. Соответствующее внутригосударственное право

Для обзора соответствующих положений [законодательства] смотрите решение по делу «Московское отделение Армии Спасения против России» № 72881/01 от 24 июня 2004 г.

ЖАЛОБЫ

1. Заявители жалуются, ссылаясь на п.1 ст.6 Конвенции, что им отказали в праве на справедливое, окончательное решение в разумные сроки. Со ссылкой на дело «Брумареску против России» заявители утверждают, что имело место нарушение принципа правовой определенности, т.к. Президиум Московского городского суда использовал свои полномочия в порядке надзора для отмены окончательного судебного решения, которое уже вступило в юридическую силу и в отношении которого уже был выдан исполнительный лист.

2. Ссылаясь на ст.11 Конвенции, заявители утверждают, что имеет место нарушение их права на свободу объединения. Они жалуются на то, что они не смогли обеспечить права церкви-заявительницы в качестве юридического лица в результате произвольных и неоправданных отказов Управление юстиции г. Москвы.

3. Ссылаясь на ст.9 Конвенции, заявители жалуются на то, что отказ в предоставлении статуса юридического лица церкви-заявительницы серьезно ограничивает и ущемляет их возможность осуществить своего права на свободу религии, поскольку в соответствии с Законом только зарегистрированные религиозные организации могут пользоваться широким набором гражданских прав, необходимых для их права на исповедование религии (например, строительство мест поклонения, распространение религиозной литературы и т.д.)

4. Ссылаясь на ст.10 Конвенции заявители жалуются на то, что отказ в статусе юридического лица церкви-заявительницы препятствует им в распространении религиозной литературы и приглашении иностранных граждан для посещения их служб в целях проповеди, что представляет собой нарушение их права на получение информации.

5. Заявители жалуются, ссылаясь на ст.14 Конвенции отдельно или совместно со ст.ст.9, 10 и 11, что они подвергались дискриминации и что церкви-заявительнице отказали в перерегистрации по дискриминационным предлогам, которые не применялись для препятствования православным и иным традиционным религиозным объединениям.

ПРАВО

1. Заявители жалуются, ссылаясь на п.1 ст.6 Конвенции, на отмену окончательного судебного решения посредством надзорного производства. Соответствующие положения п.1 ст.6 гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом».

Суд напоминает, что отмена окончательного решения в надзорном производстве может поднять вопрос о соблюдении п.1 ст.6 (см. дело «Рябых против России», № 52854/99, § 55, ECHR 2003-X). Однако Суд отмечает, что отмена окончательного решения является мгновенным актом, а не создает длящуюся ситуацию, даже если она влечет возобновление производства по делу (см. дело «Сардин против России» (решение) № 69582/01 от 12 февраля 2004 г.). В настоящем деле отмена решение имела место 29 марта 2001 г., т.е. более чем шесть месяцев до подачи заявления [в Суд] 24 апреля 2002 г.

Из этого следует, что данная жалоба подана с нарушением [шестимесячного] срока и должна быть отклонена в соответствии с п.п.1, 4 ст. 34 Конвенции.

2. Заявители жалуются, ссылаясь на ст.ст.9, 10, 11 и 14 Конвенции что церковь-заявительницу произвольно лишили статуса юридического лица в результате отказа в ее перерегистрации в качестве религиозной организации. Статья 9 гласит:

1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.

2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Статья 10 гласит:

1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ...

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц...

Статья 11 гласит:

1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими...

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц...

Статья 14 гласит:

Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку... религии, политических или иных убеждений... или по любым иным признакам.

ДОВОДЫ СТОРОН

Объяснения правительства

Правительство считает, что вмешательство в права заявителей на свободу объединения не имело места, поскольку церковь-заявительница в настоящее время остается законной религиозной организацией, обладающей полной правоспособностью юридического лица. 10 августа 2002 г. церковь-заявительницу внесли в Единый государственный реестр юридических лиц и она продолжает свою деятельность. Отказав в иске Управление юстиции г. Москвы о ликвидации, Никулинский районный суд г. Москвы обосновал свое решение от 30 апреля 2002 г. доказательствами о том, что церковь-заявительница осуществляла текущую финансовую и хозяйственную деятельность, такими как балансом церкви-заявительницы и разрешениями на проведение мероприятий в муниципальных районах г. Москвы. С точки зрения правительства, церковь-заявительница не может считаться «жертвой» лишь на основании того, что она не желает привести свои учредительные документы в соответствии с действующим российским законодательством.

Правительство также утверждает, что нарушение права заявителей на свободу религии не имело места и данное право не ограничивалось. Санкция, наложенная на заявителей «не была суровой и не мотивировалась религиозными соображениями, а несоблюдением Закона и нарушением административной процедурой». [Правительство] утверждает, что заявители не обосновали свои утверждения о нарушении своего права на свободу совести и религии.

Наконец, в защиту судебного решения от 7 августа 2001 г. правительство заявляет, что решение об оставлении заявления на перерегистрацию «без рассмотрения» из-за неподачи церковью-заявительницей полного комплекта документов имело «законное основание» и поэтому ничего не мешает церкви-заявительнице подавать новое заявление на перерегистрацию. С точки зрения правительства, наличие такой возможности показывает, что в отношении заявителей дискриминация не была допущена.

Объяснения заявителей

Заявители возражают, что утверждения правительства о том, что церковь-заявительница «обладает полной правоспособностью юридического лица» и что она «осуществляет финансовую, хозяйственную и иную деятельность в полной мере» не соответствуют действительности. В результате препятствия, выдвинутые Управлением юстиции г. Москвы и поддержанные Пресненским районным судом 1 сентября 2003 г., церковь-заявительница «заморожена во времени» и окончательно лишена возможности внести изменения в свои учредительные документы (и, соответственно, что в его цели, структуру и внутренние организацию) в соответствие с законом и его текущими потребностями. Например, церкви-заявительнице воспрещено внести в свой устав право на учреждение места поклонения и новый порядок избрания и смещения своего президента. Кроме того, Министерство по делам печати отказало ей в регистрации своей газеты лишь на основании продолжающейся неопределенности в отношении права церкви-заявительницы, созданных отказом в перерегистрации. В данном контексте, внесение записи о церкви-заявительнице в Единый государственный реестр юридических лиц было вызвано внутренними административными реформами и не представляет собой перерегистрации в целях закона.

Заявители дальше возражают, что утверждения правительства об их «нежелании» внести изменения в свои учредительные документы в лучшем случае являются неискренними. Подав десять заявлений на перерегистрацию в Управление юстиции г. Москвы, заявители ни один раз не отказались выполнить наложенные на них требования, вне зависимости от того, были ли они «предусмотрены законом» или нет. Истечение срока [для перерегистрации] без перерегистрации было напрямую связано с упорным отказом Управления юстиции г. Москвы давать какие-либо конкретные объяснения о причинах своих отказов в удовлетворении заявлений [на перерегистрацию]. Кроме того, отказ [Управления юстиции] подчиняться исполнительному листу представил собой особо серьезным злоупотреблением, поскольку Министерство юстиции само отвечает за службу судебных приставов и исполнительное производство. Никаких «убедительных и неопровержимых» оснований не приводились правительством в обоснование постоянных отказов в перерегистрации церкви-заявительницы, а основания, приведенные в судебном решении от 7 августа 2001 г. не были «предусмотрены законом», поскольку закон не требует одновременной подачи документов или специальной формы для изложения и подачи сведений об «основах вероучения».

Наконец, комментируя утверждение правительства о том, что «церковь-заявительница не лишена возможности подавать» новое заявление на перерегистрацию и что это «доказывает, что нет дискриминации», заявители считают, что это вводит в заблуждение и противоречит фактам по делу. Предполагаемая «возможность подавать [заявление]» лишена смысла в условиях, когда Управление юстиции г. Москвы отвечает — не менее пяти раз за 19 месяцев, предшествующих подачи правительством своих объяснений — что церковь-заявительница больше не может перерегистрироваться в связи с истечением срока для перерегистрации. Заявители утверждают, что даже самое беспристрастное рассмотрение обстоятельств по делу выявляет целеустремленную решительность государства-ответчика отказывать в регистрации конкретных религиозных организаций, в том числе и церкви-заявительницы, несмотря на отсутствие «объективного и разумного оправдания» для такого решения.

ОЦЕНКА СУДА

Приемлемость жалоб, поданных индивидуальными заявителями

Что касается второго и третьего заявителя, Суд отмечает, что он может принять заявления только от лиц, которые утверждают, что они сами стали жертвами нарушения прав, изложенных в Конвенции. Однако в данном деле Суд находит, что индивидуальные заявители жалуются на отказ национальных властей в перерегистрации церкви-заявительницы и вытекающее отсюда вмешательство в права церкви-заявительницы на свободу религии, выражения мысли и объединения. Не утверждается, что церковь-заявительница не обладает правоспособностью для подачи заявления в этот Суд.

Соответственно, Суд находит, что второй и третий заявители сами не могут утверждать, что они являются жертвами нарушения в результате действий национальных властей, которые влияют лишь на церковь-заявительницу как таковую (см. дело «Святые монастыри против Греции, №№ 13092/87 и 13984/88, решение Комиссия от 5 июня 1990 г.).

Из этого следует, что данная жалоба в той части, в которой они подается от имен второго и третьего заявителей, является несовместимой ratione personae с положениями Конвенции в смысле п.3 ст.35 и должна быть отклонена в соответствии с п.4 ст.35.

Приемлемость жалобы, поданной церковью-заявительницей

Что касается жалобы церкви-заявительницы, Суд считает с учетом объяснений сторон, что она поднимает серьезные вопросы в отношении фактической и правовой аспектов дела с точки зрения Конвенции, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Суд поэтому приходит к выводу, что данная жалоба не является явно необоснованной в смысле п.3 ст.35 Конвенции. Других оснований для признания жалобы неприемлемой не установлены.

По этим основаниям, Суд единогласно

признает приемлемой, не предрешая решение по существу, жалобу церкви-заявительницы на отказ национальных властей в удовлетворении ее заявления на перерегистрацию в качестве юридического лица;

признает жалобу в остальной части неприемлемой.


   также в рубрике ] мы: