О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Лариссис и другие против Греции

  версия для печатиотправить ссылку другу


ФАКТЫ
1. Обстоятельства дела
7. Первый заявитель, г-н Димитриос Лариссис, родился в 1949 г. и проживает в Танагра Виотиас. Второй заявитель, г-н Саввас Мандаларидес, родился в 1948 г. и проживает в Агриа Волу. Третий заявитель, г-н Иоаннис Сарандис, родился в 1951 г. и проживает в Каматеро Аттикис.
Во время рассматриваемых событий три заявителя служили офицерами в одном подразделении военно-воздушных сил Греции. Все они были последователями пятидесятнической церкви, протестантской христианской деноминации, придерживающейся принципа, что долг каждого верующего — заниматься евангелизацией.
А. Предполагаемые акты прозелитизма
1. Предполагаемый прозелитизм в отношении летчика Георгиоса Антониадиса со стороны первого и второго заявителей
8. В свидетельстве, данном летчиком Антониадисом в целях судебного преследования против заявителей (см. п. 13 ниже), он сказал, что был переведен в подразделение заявителей в 1986 г., два месяца спустя после поступления в ВВС, и был поставлено под начальство второго заявителя на телетайпную службу. Приблизительно в семи случаях первый и второй заявители вовлекали его в религиозные дискуссии, зачитывая вслух отрывки из Библии и призывая его принять верования пятидесятнической церкви. Второй заявитель говорил ему, что некоторые члены секты способны говорить на иностранных языках при содействии божественной силы. Всякий раз, когда летчик Антониадис возвращался из отпуска, второй заявитель спрашивал его, посещал ли он пятидесятническую церковь. Летчик показал, что чувствовал себя обязанным принимать участие в этих разговорах, потому что заявители были его вышестоящими офицерами.
2. Предполагаемые акты прозелитизма в отношении летчика Атанассиоса Коккалиса со стороны первого и третьего заявителей
9. В показаниях, данных Афинскому постоянному трибуналу ВВС (см. п. 13), летчик Коккалис показал, что он служил в подразделении заявителей с весны 1987 г. по октябрь 1988 г., хотя не находился в прямом подчинении ни у одного из них. За это время первый заявитель вовлекал его в богословские споры примерно тридцать раз, а третий заявитель — примерно пятьдесят раз, первоначально скрывая то, что они не были православными христианами, но впоследствии критикуя некоторые из основ этой веры и побуждая (уговаривая) летчика Коккалиса принять их веру. Третий заявитель неоднократно просил его посетить пятидесятническую церковь в Лариссе во время отпуска, рассказывая ему, что там происходили чудеса, в том числе обретение верующими способности говорить на иностранных языках, и давал ему читать пятидесятническую газету «Christianismos». Заявители были очень хорошими офицерами и были всегда любезны с ним, тем не менее, их обращения его смущали.
3. Предполагаемые акты прозелитизма в отношении летчика Николаоса Кафкаса со стороны первого и третьего заявителей
10. Летчик Николаос Кафкас не смог дать показания на слушании в первой инстанции из-за болезни жены, но рассказал апелляционному военному трибуналу (Courts-Martial Appeal Court) (см. п. 21), что служил в том же подразделении, что и заявители, под командованием третьего заявителя, с зимы 1988 г. по август 1989 г. Заявители не оказывали на него давления, чтобы он стал членом пятидесятнической церкви. Он сам подошел к третьему заявителю и спросил о причинах его умиротворенности, на что последний ответил, что это результат чтения Евангелия. Когда, по предложению первого и третьего заявителей, он начал читать Библию, он заметил несколько точек расхождения между ней и учением православной церкви. Он не имел никаких дискуссий с заявителями относительно православной и пятидесятнической церквей, хотя спрашивал у них совета, когда у него появлялись вопросы относительно Библии, и всегда находил их ответы убедительными. Они никогда не давали ему пятидесятнической литературы и не говорили ему посещать пятидесятническую церковь. Третий заявитель никогда не разрешал ему увольнения в целях, связанных с пятидесятнической церковью, которую он посетил впервые в сентябре 1989 г., после увольнения из Вооруженных сил.
Отец летчика Кафкаса, г-н Александрос Кафкас, показал в суде первой инстанции, что его сын был обращен из православной церкви в пятидесятническую во время службы в Военно-воздушных силах под командованием третьего заявителя. По его словам, вскоре после поступления сына в подразделение его поведение изменилось. Он перестал видеться с друзьями, проводил долгое время у себя в комнате за изучением Библии и слушанием проповедей, записанных на кассету, и привез домой из казарм свой телевизор и радиоприемник и книги, по которым он готовился к вступительным экзаменам в университет. Он сказал своему отцу, что познакомился с двумя офицерами, настоящими христианами, в отличие от него (отца). Когда его родители последовали за ним во время одного из его посещений пятидесятнической церкви, он ушел из дома и переехал жить в Афины. Он возвратился через 20 дней, вновь вернувшись в лоно православной церкви, и объяснил отцу, что первый и третий заявители обратили его в пятидесятническую веру, воспользовавшись своим положением для оказания на него давления и используя особые приемы убеждения. Они сказали ему, что ему будут даваться увольнения, если он пообещает посещать их церковь. Когда Александрос Кафкас отправился в поездку, Николаос вновь перешел в пятидесятническую церковь. Его отец заключил, что у сына нет собственной воли и он всегда поступает так, как ему говорят другие члены пятидесятнической церкви.
4. Предполагаемые акты прозелитизма в отношении семьи Баирамис и их соседей со стороны третьего заявителя
11. По заявлению капитана Илиаса Баирамиса, его родственник, г-н Харалампос Апостолидис, член пятидесятнической церкви, однажды начал сердиться на свою жену, говоря ей, что он видит в ней сатану. Позвали за вторым заявителем, и как только он пришел, г-н Апостолидис успокоился. Второй заявитель сказал проповедь членам семьи Баирамис и некоторым из соседей, пришедших посмотреть, что происходит, во время которой он призвал их всех обратиться в пятидесятническую веру.
5. Предполагаемые акты прозелитизма в отношении г-жи Анастассии Зунара со стороны второго и третьего заявителей
12. В заявлении, подготовленном в целях административного расследования против заявителей, г-жа Анастассия Зунара пояснила, что ее муж вступил в пятидесятническую церковь, что привело к разрушению их семейной жизни. Пытаясь понять своего мужа, г-жа Зунара несколько раз за время около 5 месяцев посещала пятидесятническую церковь и дома заявителей. В течение этого времени заявители, особенно второй и третий, неоднократно приходили к ней и уговаривали ее вступить в их церковь. Они сказали ей, что получили знамения от Бога и могут предсказывать будущее, и что г-жа Зунара и ее дети одержимы дьяволом. Постепенно у нее развились психологические проблемы, и она порвала все связи с заявителями и пятидесятнической церковью.
Б. Разбирательство в первой инстанции
13. 18 мая 1992 г. заявители предстали перед Постоянным трибуналом ВВС (Diarkes Stratodikio Aeroporias) в Афинах, состоящим из одного офицера с юридическим образованием и четырех других офицеров. Их судили за несколько случаев прозелитизма, в соответствии с разделом 4 закона 1363/1938, с изменениями и дополнениями (здесь и далее, «раздел 4» — см. п. 27).
14. В решении, вынесенном в день суда (№ 209/92), суд отверг доводы защиты о том, что закон о прозелитизме является неконституционным, найдя, что не могло возникнуть предмета рассмотрение в соответствии с принципом nullum crimen sine lege certa (прим. перевод: «ничто не может считаться преступлением, если не имеется соответствующего определенного закона»), из-за неисчерпывающего характера перечисления способов, которыми может осуществляться вторжение в сферу религиозных убеждений другого лица. Суд признал всех троих заявителей виновными в прозелитизме, утверждая, в частности, следующее:
1. По первому заявителю:
15. В отношении первого заявителя суд заметил:
«Обвиняемый, будучи офицером Вооруженных сил… служа в подразделении Х, совершил преступление прозелитизма в расположении своего подразделения между ноябрем 1986 г. и декабрем 1987 г., предприняв несколько деяний, которые дали начало единому, однако продолжительному нарушению соответствующей уголовной статьи. Он имел целью повлиять на религиозные убеждения летчика Георгиоса Антониадиса, православного христианина, служившего в том же подразделении, и изменить их. Злоупотребляя доверием, оказываемым ему летчиком Антониадисом, который был его подчиненным, обвиняемый приблизительно двадцать раз пытался убедить летчика Антониадиса стать членом пятидесятнической церкви, завязывая с ним богословские дискуссии, в ходе которых обвиняемый оспаривал правильность учений университетского факультета богословия относительно Бога и православных догматов. Он также побуждал летчика Антониадиса читать Библию в свете собственных представлений как члена пятидесятнической церкви, ставил под вопрос священное предание и советовал ему посетить церковь пятидесятнической секты в Афинах.
Действуя в том же качестве, обвиняемый совершил преступление прозелитизма между маем 1987 г. и февралем 1988 г., предприняв несколько деяний, которые… составили единое, хотя и продолжительное нарушение соответствующего уголовного установления. Он действовал с целью вмешательства и изменения религиозных убеждений летчика Атанассиоса Коккалиса, православного христианина, служившего в том же подразделении. Примерно в тридцати случаях обвиняемый пытался убедить летчика Коккалиса стать членом секты церкви пятидесятников, ставя под вопрос святость христианской православной церкви и приглашая летчика Коккалиса послушать записи об учении пятидесятнической секты. Обвиняемый злоупотребил доверием, присущим отношением между подчиненным и вышестоящим начальником и наивностью, неопытностью и молодостью летчика Коккалиса, говоря ему, что в его церкви некоторые люди начали говорить на иностранных языках под воздействием Святого Духа.
Выступая в том же качестве, обвиняемый совершил преступление прозелитизма с весны1989 г. по 18 августа 1989 г., в вышеупомянутом месте, … действуя с целью вторжения и изменения религиозных убеждений летчика Николаоса Кафкаса, который служил под его командованием в том же подразделении. Злоупотребив доверием, присущим отношениям между подчиненным и начальником, а также наивностью и неопытностью молодого человека, обвиняемый пытался убедить летчика Кафкаса стать членом секты церкви пятидесятников, постоянно, настойчиво и назойливо излагая свои воззрения, касающиеся секты пятидесятнической церкви, читая и разъясняя Библию в свете своих убеждений и снабжая его экземплярами брошюры под названием Christianismos. Обвиняемый преуспел в обращении летчика Кафкаса, воспользовавшись неискушенностью последнего в богословских вопросах и влиянием, которое он имел на него в силу своего положения и ранга».
Суд также признал первого заявителя виновным в прозелитизме в отношении еще одного летчика, Стефаноса Войкоса.
16. Суд приговорил его к тюремному заключению сроком на 5 месяцев за прозелитизм в отношении летчика Антониадиса, на 5 месяцев за прозелитизм в отношении летчика Коккалиса, на 5 месяцев — за прозелитизм в отношении летчика Войкоса и на 7 месяцев — за прозелитизм в отношении летчика Кафкаса. В целом, однако, поскольку некоторые из этих сроков накладывались, первому заявителю было предписано провести в тюрьме 13 месяцев. Суд постановил, что эти наказания должны быть заменены штрафом и быть приведены в исполнении только если заявитель совершит новые нарушения в течение 3 последующих лет.
2. По второму заявителю
17. В отношении второго заявителя суд вынес следующее решение:
«Обвиняемый, будучи военнослужащим-офицером, … служа в подразделении Х, совершил преступление прозелитизма в месторасположении своего подразделения между ноябрем 1986 г. и декабрем 1987 г., предприняв несколько деяний, которые… составили единое, продолжавшееся длительное время нарушение соответствующего уголовного установления. Он воспользовался властью, осуществляемой им в силу различия в званиях над летчиком Георгиосом Антониадисом посредством споров с ним о религии. Обвиняемый побуждал летчика Антониадиса, в силу молодости последнего, не изучать ничего, кроме Евангелия, где, по его словам, он найдет истину, отличающуюся от догм православия. Он также пытался, посредством умелого перетолкования отрывков из Священного Писания в соответствии с учением секты пятидесятников, убедить его в том, что православная вера неправильная и что он должен принять убеждения обвиняемого, настойчиво уговаривая его в то же время посетить во время отпуска пятидесятническую церковь в Афинах.
Обвиняемый также совершил преступление прозелитизма в Волосе в 1988 г.,.. воспользовавшись неопытностью и интеллектуальной слабостью г-жи Анастассии Зунара. Он несколько раз пытался (даты, когда имели место эти случаи, не установлены), вторгнуться и изменить ее религиозные убеждения, умело анализируя верования секты пятидесятников и их отличие от православной веры. Рассуждая о правильности первых, он последовательно пытался убедить ее в том, что последователи пятидесятнической церкви носят знаки, данные им от Бога, что они могут предсказывать будущее, что она и ее дети одержимы дьяволом, который ведет борьбу, чтобы сохранить контроль над ней, что она поклоняется идолам и бесам и что у пятидесятнической церкви — истина. Он также настойчиво уговаривал ее креститься и стать членом пятидесятнической церкви.
Обвиняемый также совершил преступление прозелитизма в Волосе, дата которого не установлена, примерно в начале июня 1989 г. По просьбе капитана Илиаса Баирамиса, обвиняемый пришел в дом г-на Апостолоса Баирамиса, брата капитана Баирамиса, где г-н Харалампос Апостолидис, шурин братьев Баирамисов и последователь пятидесятнической церкви, находился в состоянии исступления под воздействием его религиозных верований. Он с пеной у рта призывал имя Христово и говорил: «Благодарю тебя, Христос, за то, что я познал истину, я вижу дьявола в лицах моей жены и детей». Уже одно присутствие обвиняемого успокоило г-на Апостолидиса, и первый умело воспользовался этим, попытавшись изменить религиозные убеждения Апостолоса Баирамиса и Маригулы, Сотириоса и Эвангелиса Баирамисов, которые присутствовали при происходящем и находились под впечатлением от него, а также некоторых соседей, собравшихся позже. Он проповедовал им, рассуждая о верованиях пятидесятнической церкви и рассказывал, что они, а не воззрения православной церкви, являются правильными, и что в 1992 г. наступит конец света и церковь будет «восхищена». Он настойчиво призывал их уверовать в истинного Христа и сказал им, что будучи православными, они встали на сторону дьявола».
18. Второй заявитель был приговорен к 5 месяцам тюремного заключения за прозелитизм в отношении летчика Антониадиса, к 5 месяцам заключения за прозелитизм в отношении г-жи Зунара и к 8 месяцам заключения за прозелитизм в отношении семьи Баирамисов и их соседей, хотя всего ему нужно было отбыть срок 12 месяцев. Суд постановил, чтобы эти наказания были заменены штрафом и не приводились в исполнение, если только заявитель не совершит новые преступления в течение 3 лет.
3. По третьему заявителю.
19. В отношении третьего заявителя суд постановил следующее:
«Обвиняемый, будучи офицером, … служа в подразделении Х, совершил преступление прозелитизма в месторасположении своего подразделения между маем 1987 г. и февралем 1988 г., предприняв несколько деяний, которые… составили единое, продолжительное нарушение соответствующего уголовного установления. Он пытался повлиять на религиозные взгляды летчика Атанассиоса Кокалиса, православного христианина, служившего в том же подразделении. Воспользовавшись доверием, свойственным отношениям между подчиненным и начальником, обвиняемый более 50 раз пытался убедить летчика Коккалиса в том, что учение православной церкви не верны по нескольким вопросам, таким как девственности Пресвятой Богородицы, иерархия священства и сила Святого Духа. Он постоянно завязывал с летчиком Коккалисом дискуссии относительно учения пятидесятнической церкви, последователем которой является обвиняемый, говоря ему, что учения его секты, а не православной церкви, являются правильными. Он уговаривал его посетить место в Лариссе, где обычно собирались последователи пятидесятнической церкви, и стать членом этой секты, и дал ему бесплатный экземпляр периодического издания, выпускаемого последователями пятидесятнической церкви под названием «Christianismos». В ходе этих встреч обвиняемый намеренно не раскрывал летчику Коккалису, что он является членом секты пятидесятников.
Действуя в том же качестве, обвиняемый совершил преступление прозелитизма в том же месте за период четырех-пяти месяцев 1988 г., пытаясь измененить религиозные взгляды г-жи Анастассии Зунара, православной христианки. Он умело воспользовался ее неопытностью в религиозных вопросах и интеллектуальной слабостью, проистекающей из ее низкого уровня образованности, и назойливо пытался убедить ее креститься и стать членом пятидесятнической церкви. Он постоянно говорил ей, что он носит знаки, данные ему от Бога, способен предвидеть будущее, и что она и ее дети одержимы. Его намерением было подорвать ее веру в православие и обратить ее в секту пятидесятников.
Действуя в том же качестве, обвиняемый совершил преступление прозелитизма в том же месте между весной 1989 г. и 18 августа 1989 г., <…> действуя с целью оказания влияния и изменения религиозных взглядов летчика Николаоса Кафкаса, православного христианина, служившего в том же подразделении. Воспользовавшись доверием, лежащим в основе взаимоотношений между подчиненным и начальником, а также наивностью и неопытностью летчика Кафкаса, обвиняемый пытался уговорить его присоединиться к пятидесятнической церкви. Он завязывал с ним неоднократные и навязчивые беседы, анализирующие его взгляды относительно пятидесятнической церкви, постоянно читая Евангелие и интерпретируя его в соответствии со своими взглядами. Он давал летчику Кафкасу издания своей секты и водил его в места богослужений. Таким образом ему удалось обратить летчика Кафкаса, воспользовавшись его неискушенностью в религиозных вопросах и влиянием, которое он оказывал на него в силу своего положения и ранга».
Суд также постановил, что третий заявитель предпринимал попытки прозелитизма в отношении адъютанта Теофилоса Цикаса.
20. Он был приговорен к 8 месяцам тюремного заключения за прозелитизм в отношении летчика Коккалиса, к пяти месяцам заключения за прозелитизм в отношении г-жи Зунара, к пяти месяцам — за прозелитизм в отношении адъютанта Цикаса и к 7 месяцам — за прозелитизм в отношении летчика Кафкаса. Он должен быть отбыть общий срок заключения в 14 месяцев. Суд постановил заменить эти наказания штрафом и не приводить в исполнение, если только заявитель не совершит в течение последующих трех лет нового преступления.
С. Обращение в Апелляционный суд Военного трибунала
21. Заявители немедленно подали жалобу в апелляционный суд Военного трибунала (Anatheoritiko Dikastirio), состоящий из пяти военных судей. Их жалоба была рассмотрена 7 октября 1992 г.
22. В решении, оглашенном непосредственно после слушания (№ 390/1992), апелляционный суд отклонил доводы защиты в том, что обвиняемые всего лишь осуществляли свое конституционное право, и оставил в силе большую часть их приговоров, используя тот же порядок рассуждений, что и суд первой инстанции. Апелляционный суд, однако, отменил часть приговора первого заявителя в части прозелитизма в отношении летчика Войкоса и третьего заявителя в части прозелитизма в отношении адъютанта Цикаса (см. пп. 15 и 19).
23. Апелляционный суд оставил в силе наказания, наложенные судом первой инстанции на первого и третьего заявителей в отношении оставленных в силе обвинений. Однако, в силу того, что два приговора аннулировали друг друга, их общий срок был сокращен соответственно до 11 и 12 месяцев.
Суд сократил срок заключения для второго заявителя до 4 месяцев за прозелитизм в отношении летчика Антониадиса, 4 месяцев за прозелитизм в отношении г-жи Зунара и до 6 месяцев за прозелитизм в отношении семьи Баирамис и их соседей. Общий срок заключения был сокращен до 10 месяцев.
24. Поскольку ни один из общих сроков заключения не был больше одного года, они автоматически были обращены судом в денежные взыскания в сумме 1000 драхм в день. Суд постановил не взимать их, при условии, что заявители не совершат новых правонарушений в течение ближайших трех лет.
D. Обжалование в кассационной инстанции.
25. Заявители подали кассационную жалобу.
В решении, вынесенном 30 июля 1993 г. (№ 1266/1993), кассационный суд (Arios Pagos) установил следующее:
«Из разделов 4(1) и (2) закона № 1363/1938 (см. п. 27) следует, что для установления факта прозелитизма…, должна иметь место прямая или косвенная попытка воздействия на религиозные взгляды лица с отличными религиозными убеждениями с целью подорвать эти взгляды, при условии, что попытка делается с применением средств, перечисленных не исчерпывающим образом в вышеупомянутом разделе, а именно любого рода побуждающих стимулов (приманок) или обещания поощрения или моральной поддержки или материальной помощи, или мошенническими методами, или с использованием неопытности, доверия, нужды, низкого интеллекта или наивности другого лица.
Вышеупомянутые положения этого раздела… не противоречат [положениям греческой конституции, гарантирующей принцип nullum crimen, nulla poena sine lege]; более того, они совершенно соответствуют ст. 13 Конституции (см. п. 26), которая устанавливает, что все известные религии свободны, тогда как прозелитизм запрещен… Доводы в поддержку противного не находят подтверждения в том факте, что [в предшествующих Конституциях] запрещение прозелитизма было направлено на защиту господствовавшей тогда (и теперь) религии, тогда как по ныне действующей Конституции это запрещение связано со свободой совести в религиозных вопросах, относящейся ко всем известным религиям. Это рассуждение, несомненно, соответствует и букве, и духу [раздела 4], в соответствии с которым защита от прозелитизма, использующего перечисленные в этом разделе незаконные средства гарантируется для религиозных убеждений всех людей разных воззрений, то есть всем тем, кто принадлежит к религии или учению, отличающимся от тех, которых придерживается лицо, совершающее акты прозелитизма, а не только тем, кто исповедует принципы православной церкви.
Более того, свобода совести в религиозных вопросах и свобода убеждений, охраняемая как право человека ныне действующей Конституцией и ст.ст. 18 и 19 Всеобщей декларации прав человека ООН и ст.ст. 9 и 14 Европейской Конвенции по правам человека, не подрывается вышеупомянутым уголовным положением, поскольку оно санкционирует не приверженность религиозным убеждениям, в которой всякий совершенно свободен, но лишь любую попытку вторжения в религиозные воззрения другого лица с целью их изменения. Такие попытки совершенно не совместимы с религиозной свободой, которая порождает обязанность уважать религиозные убеждения всех тех, кто придерживается иной веры».
В связи с вышеизложенным суд отклонил жалобу заявителей.
II. Соответствующее внутреннее законодательство
А. Право на религиозную свободу в соответствии с Конституцией Греции
26. Ст. 13 Конституции Греции устанавливает:
«1. Свобода совести в религиозных вопросах ненарушима (неприкосновенна). Возможность осуществления личных и политических прав не зависит от религиозных взглядов личности.
2. Гарантируется право на свободное исповедание любой известной религии; люди свободны осуществлять свои религиозные обряды беспрепятственно и под защитой закона. Осуществление религиозных обрядов не должно нарушать общественный порядок и общественную нравственность. Прозелитизм запрещен».
Б. Закон о прозелитизме
27. Раздел 4 закона № 1363/1938, в соответствии с поправками, внесенными на основании закона № 1672/1939, устанавливает следующее:
«1. Всякий, кто предпринимает попытки прозелитизма, подвергается тюремному заключению и штрафу от 1 тыс. до 50 тыс. драхм; кроме того, он ставится под полицейский надзор на период от 6 месяцев до 1 года, продолжительность которого устанавливается судом при вынесении приговора.
2. Под «прозелитизмом» понимается, в частности, любая прямая или косвенная попытка воздействия на религиозных взгляды лица, придерживающегося иных религиозных убеждений (heterodoxos), с целью подрыва этих убеждений путем любого рода вознаграждения или обещания вознаграждения или моральной поддержки или материальной помощи, или путем обмана, или используя неопытность, доверие, нужду, низкий интеллект или наивность другого лица.
3.Совершение такого правонарушения в школе или ином образовательном учреждении или благотворительной организации является особенно отягчающим обстоятельством».
Существует значительное число прецедентов, в которых этот раздел интерпретировался и применялся: см. решение Суда по делу Коккинакис против Греции от 25 мая 1993 г.
РАЗБИРАТЕЛЬСТВО В КОМИССИИ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
28. В заявлениях, поданных в Комиссию 28 января 1994 г., г-да Лариссис, Мандаларидес и Сарандис утверждали, что раздел 4 закона № 1363/1938 слишком широк и неопределен, чтобы быть совместимым с требованиями юридической определенности в соответствии со ст.ст. 7, 9 п. 2 и 10 п. 2 Конвенции. Кроме того, они жаловались на то, что их осуждение за прозелитизм фактически являлось нарушением их права на свободу совести и свободу слова, предусмотренным ст.ст. 9 и 10 Конвенции, и было основано на дискриминации, в нарушение ст. 14, рассматриваемой в сочетании со ст. 9.
29. 27 ноября 1995 г. Комиссия объединила три заявления и сочла их приемлемыми для рассмотрения.
30. В отчете от 12 сентября 1996 г. Комиссия выразила мнение, что были допущены нарушения ст. 9 Конвенции в части осуждения второго заявителя за прозелитизм в отношении семьи Баирамис (единогласно) и в части осуждения второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении г-жи Зунара (25 против 4). Однако Комиссия не нашла нарушения ст. 9 в части осуждения первого и второго заявителей за прозелитизм в отношении летчика Антониадиса и первого и третьего заявителей за прозелитизм в отношении летчика Коккалиса (28 против 1), а также в части осуждения первого и третьего заявителей за прозелитизм в отношении летчика Кафкаса (23 против 6).
Комиссия далее заключила, что не было нарушения ст. 7 Конвенции (28 против 1) и что не возникает отдельного предмета рассмотрения по ст. 10 Конвенции (единогласно) и по ст. 9 совместно со ст. 14 в части осуждения второго заявителя за прозелитизм в отношении семьи Баирамис и их соседей и второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении г-жи Зунара (единогласно). Наконец, Комиссия заключила, что не было нарушения ст. 9 и 14, рассматриваемых совместно, в части осуждения первого и второго заявителей за прозелитизм в отношении летчика Антониадиса и первого и третьего заявителей за прозелитизм в отношении летчиков Коккалиса и Кафкаса (единогласно).
ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ СУДУ
31. В своих замечаниях и во время слушания в Суде, правительство настаивало на том, что в случае заявителей не было нарушения Конвенции.
Заявители же просили Суд признать наличие нарушений ст.ст. 7, 9, 10 и 14 Конвенции и присудить им справедливое денежное возмещение в соответствии со ст. 50.
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. Предполагаемое нарушение ст. 7 Конвенции
32. Заявители утверждали, что закон, направленный против прозелитизма, противоречит ст. 7 Конвенции, которая гласит:
«1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или бездействия, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутреннему или международному праву не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.
2.Данная статья не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое действие или бездействие, которое в момент совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами».
Заявители доказывали, что законодательство Греции нарушает принцип, содержащийся в ст. 7, а именно, что только закон может устанавливать преступление и предписывать наказание (nullum crimen, nulla poena sine lege), поскольку невозможно было предсказать, какие определенные типы поведения приведут к обвинению в прозелитизме. Они заявляли, что это несовершенство в законе очевидно как из текста раздела 4 (2), так и из вытекающего из него правоприменения.
Например, использование оборота «в частности» предполагает, что следующее за ним определение является лишь одним из видов прозелитизма, подлежащим наказанию в соответствии с этим установлением, а другие используемые выражения, такие как «прямое или косвенное» и «любой вид вознаграждения или обещания вознаграждения или моральной поддержки или материальной помощи» настолько широки и неопределенны, что могут охватывать почти все виды практической евангелизации. Прецеденты, возникшие в связи с разделом 4 (см. примеры, изложенные в решении Суда по делу «Коккинакис против Греции» от 25 мая 1993 г.), показали, что никто в Греции не в состоянии определить заранее, будет или не будет его религиозная деятельность расценена как прозелитизм.
33. Правительство и Комиссия, ссылаясь на вышеупомянутое решение по делу Коккинакиса, придерживаются мнения, что эта статья нарушена не была.
34. Суд напоминает установленное им в вышеупомянутом деле Коккинакиса, а именно, что определение преступления прозелитизма, содержащееся в разделе 4, совместно с установленным корпусом внутренних прецедентов, толкующих и применяющих его, удовлетворяет условиям определенности и предсказуемости, предписываемым статьей 7.
Суд не счел убедительным то, что это положение греческого законодательства стало сколько-нибудь менее ясным за период менее чем 5 лет после этой оценки. Принимая во внимание, что необходимость избегать избыточной жесткости и не отставать от меняющихся обстоятельств означает, что многие законы неизбежно сформулированы в терминах, более или менее расплывчатых. Суд не видит оснований для изменения своего предыдущего решения.
35. Отсюда следует, что нарушения ст. 7 Конвенции не было.
II. Предполагаемое нарушение ст. 9 Конвенции
36. Заявители утверждают, что их обвинение, осуждение и наказание за прозелитизм является нарушением ст. 9 Конвенции, которая гласит:
«1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, в богослужении, учении или отправлении религиозных и ритуальных обрядов.
2.Свобода исповедовать свою религию или свои убеждения подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц».
Правительство отрицает, что такие нарушения имели место. Комиссия установила, что не было нарушений в отношении мер, принятых против заявителей за прозелитизм в отношении летчиков-военнослужащих, хотя она сочла, что ст. 9 была нарушена в том, что касается прозелитизма в отношении гражданских лиц (см. п. 31).
37. Суд должен рассмотреть, имело ли место нарушение прав заявителей, гарантированных ст. 9, и, если имело, то было ли такое нарушение «установлено законом», преследовало ли оно законную цель и было ли «необходимым в демократическом обществе» по смыслу п. 2 ст. 9.
А. Вмешательство (нарушение)
38. Суд полагает, и это не оспаривается сторонами, что обвинение, осуждение и наказание заявителей за преступления прозелитизма составляет вмешательство в осуществление ими права на «свободу… исповедовать свою религию или убеждения» (см. решение по делу Коккинакиса, цитированное выше в п. 32).
Б. «Установленное законом»
39. По тем же основаниям, что и для ст. 7., заявители утверждают, что меры, принятые в отношении них, не были «установлены законом», как предписывает п. 2 ст. 9.
Правительство и Комиссия придерживаются противоположного мнения, опять-таки ссылаясь на решение Суда по делу Коккинакиса.
40. Суд напоминает, что выражение «установленный законом» в п. 2 ст. 9 требует, inter аlia, чтобы данный закон был в достаточной степени доступен человеку и сформулирован с достаточной точностью, чтобы позволить ему регулировать свое поведение.
41. Суд ссылается на установленное им в вышеупомянутом деле Коккинакиса, а именно, что меры, принятые в отношении заявителя, были «установлены законом». Как Суд уже заключил относительно ст. 7, он не считает, что данное положение греческого законодательство в дальнейшем претерпело изменения или, что он должен отступать от своей прежней оценки по какой-либо иной причине.
42. В итоге, принятые меры были «установлены законом» по смыслу п. 2 ст. 9.
В. Законная цель
43. Правительство, с мнением которого согласилась Комиссия, считает, что в отношении заявителей были приняты уместные меры с целью защиты прав и свобод других лиц и, кроме того, в том, что касается мер, принятых в связи с прозелитизмом среди военнослужащих ВВС, с целью предотвращения беспорядков в Вооруженных силах и, таким образом, для защиты общественной безопасности и порядка.
Заявители в этой связи замечаний не высказывали.
44. Принимая во внимание обстоятельство дела и, в частности, формулировки решений греческих судов, Суд полагает, что оспариваемые меры по существу преследовали законную цель защиты прав и свобод других лиц.
Г. «Необходимые в демократическом обществе»
45. Суд подчеркивает, что религиозная свобода, будучи в первую очередь делом личной совести, также предполагает, inter alia, свободу «исповедовать свою религию», включая право пытаться убедить своего ближнего, например, посредством «учения».
Ст. 9 защищает, однако, не всякое деяние, мотивированное или вдохновленное религиозными убеждениями. Так, она не защищает недопустимые проявления прозелитизма, такие как предложение материальных или социальных выгод или оказание недопустимого давления с целью привлечения в церковь новых членов.
46. Задача Суда состоит в том, чтобы определить, были ли примененные к заявителям меры в принципе оправданными и соразмерными. С этой целью суд должен взвесить требования защиты прав и свобод других лиц относительно поведения заявителей. Поскольку в попытках прозелитизма в отношении военнослужащих и гражданских лиц задействованы различные факторы, суд рассмотрит два этих вопроса по отдельности.
1. Прозелитизм в отношении военнослужащих
47. Правительство утверждает, что заявители злоупотребили влиянием, которым они пользовались как офицеры Военно-воздушных сил, и совершали данные поступки систематически и многократно. Принятые против них меры были оправданы необходимостью сохранить престиж и эффективное функционирование Вооруженных сил и защитить отдельных военнослужащих от идеологического давления.
48. Заявители полагают, что практика евангелизации в рамках отношений между вышестоящим и подчиненным не может приравниваться к злоупотреблению доверием. Они подчеркивают, что летчики-военнослужащие были взрослыми людьми, способными умереть за свою страну, и что нет подтверждения, что заявители пользовались своим положением для принуждения или попрания воли своих подчиненных. Интерпретировать ст. 9, ограничивая евангелизацию только «равными», было бы жестким ограничением религиозной свободы, как в Вооруженных силах, так и в других сферах.
49. Комиссия считает, что вмешательство может быть оправданным как обеспечивающее уважение к религиозным убеждениям трех летчиков, в частности ввиду особого характера отношений между вышестоящим и подчиненным в Вооруженных силах, который делает подчиненного более подверженным влиянию в различных вопросах, включая и религиозные воззрения.
50. Суд считает установленным, что Конвенция применяется в принципе к военнослужащим, так же как и к гражданским лицам. Тем не менее, интерпретируя и применяя ее установления в случаях, подобных настоящему, необходимо иметь в виду особый характер военной жизни и его влияние на положение отдельных членов Вооруженных сил. (см. «Энгель и др. против Нидерландов» и, mutatis mutandis, «Григориадес против Греции»).
51. В этой связи Суд подчеркивает, что иерархические структуры, которые являются одной из особенностей Вооруженных сил, придают особый оттенок всем аспектам отношений между военнослужащими, затрудняя для подчиненного отпор старшему по званию или уклонение от завязанной последним беседы. Так, то, что в гражданском мире могло бы считаться безобидным обменом мнениями, которые собеседник волен принять или отвергнуть, может в рамках военной жизни рассматриваться как форма преследования или оказания недопустимого давления в злоупотреблении властью. Необходимо подчеркнуть, что не всякая дискуссия на религиозные или иные деликатные темы между лицами разного звания подпадает под эту категорию. Тем не менее, когда этого требуют обстоятельства, может быть оправдано принятие государствами мер для защиты прав и свобод подчиненных в Вооруженных силах.
52. Суд ссылается на показания, приведенные в материалах внутренних судебных разбирательств (см. пп. 8-10 выше).
Он указывает, что летчики Антониадис и Коккалис показали, что заявители несколько раз завязывали с ними беседы с целью убедить их обратиться и посещать пятидесятническую церковь. Антониадис заявил, что он чувствовал себя обязанным участвовать в разговоре, потому что заявители были его начальниками, а Коккалис сказал, что эти попытки разговора его стесняли. Как установила Комиссия, нет свидетельств тому, что заявители прибегали к угрозам или обещаниям вознаграждения. Тем не менее, по всей видимости, они были настойчивы в своих попытках, а эти два летчика чувствовали себя подверженными определенному давлению, в силу офицерского звания заявителей, даже если давление оказывалось не намеренно.
53. Суд отмечает, что, в противоположность показаниям, данным его отцом в суде первой инстанции, летчик Кафкас засвидетельствовал перед апелляционным судом военного трибунала, что заявители не оказывали на него никакого давления, чтобы он стал членом пятидесятнической церкви, и что он сам выступал инициатором религиозных дискуссий, которые происходили между ними (см. п. 10 выше). Однако апелляционный суд, имея возможность оценить показания, включая поведение и достоверность слов г-на Кафкаса, оставил без изменений решение суда первой инстанции в том, что первый и третий заявители незаконно воспользовались влиянием, которое они имели на Кафкаса благодаря своему положению и рангу (см. пп. 15, 18 и 22 выше). Полагая, что национальные суды обладали большими возможностями для установления фактов дела, и учитывая, что обстоятельства, изложенные выше в п. 51, Суд приходит к выводу, что г-н Кафкас, как и два других летчика, должен был чувствовать себя до определенной степени несвободным, вероятно, обязанным вступать в религиозные споры с заявителями и, возможно, даже обратиться в пятидесятническую веру.
54. Ввиду вышеизложенного, Суд полагает, что греческие власти были в принципе вправе принять некоторые меры с целью защиты нижестоящих летчиков-военнослужащих от недопустимого давления, оказываемого на них заявителями для распространения свои религиозные взгляды. Он отмечает, что принятые меры не были исключительно суровыми и носили скорее превентивный, нежели карательный характер, поскольку наложенные наказания должны были быть приведены в исполнение, только если бы заявители совершили новые преступления в течение трех лет (см. пп. 16, 18, 20 и 24 выше). Учитывая все обстоятельства дела, суд не находит их несоразмерными.
55. Отсюда следует, что не было допущено нарушения ст. 9 касательно мер, принятых против первого заявителя за прозелитизм среди летчиков Антониадиса, Коккалиса и Кафкаса, против второго заявителя за прозелитизм в отношении летчика Антониадиса и против третьего заявителя за прозелитизм в отношении летчиков Коккалиса и Кафкаса.
2. Прозелитизм среди гражданских лиц.
56. Правительство напомнило Суду, что, в соответствии с разделом 4, наказуем только недопустимый прозелитизм. Оно утверждало, что второй и третий заявители систематически использовали семейные проблемы и психологический стресс, испытываемый семьей Баирамисов и г-жой Зунара, и, таким образом, оказывали незаконное давление. Более того, наложенные на них наказания не были особенно тяжкими.
57. Комиссия, с которой согласились и заявители, полагает, что обстоятельства, приведшие к осуждению второго и третьего заявителей за прозелитизм семьи Баирамисов и г-жи Зунара, были сходны с обстоятельствами дела Коккинакиса (цит. в п. 32 выше), в том, что «мишенью» для прозелитизма были не военнослужащие, и в том, что национальные суды установили вину ответчиков, цитируя раздел 4, не поясняя должным образом, почему методы, использованные обвиняемыми, «недопустимы». Не было удовлетворительно показано, что осуждение их по этим обвинениям было «необходимо в демократическом обществе».
58. Суд напоминает, что второй заявитель был осужден в соответствии с разделом 4 за то, что единственный раз проповедовал семье Баирамисов и их соседям после происшествия, когда он смог утихомирить одного из членов семьи Баирамисов, находившегося в исступленном состоянии. Совместно с третьим заявителем он было осужден за прозелитизм г-жи Зунара, которую они пытались обратить несколько раз в течение периода, когда она переживала проблемы в отношениях с супругом (см. пп. 11, 12, 17 и 19 выше).
59. Суд полагает, что решающее значение имеет то обстоятельство, что гражданские лица, которых пытались обратить заявители, не подвергались давлению и принуждению того же рода, что и военнослужащие-летчики.
В том, что касается семьи Баирамисов и их соседей, ни одно из свидетельств не указывает на то, что они чувствовали себя обязанными слушать заявителя или, что его поведение по отношению к ним было в том или ином смысле неподобающим.
Что касается г-жи Зунара, то в греческих судах не оспаривалось, что первоначально она сама приходила к заявителям в попытке понять причины поведения своего мужа. Несмотря на то, что в течение этого периода, когда она общалась с ними, она была в состоянии стресса, вызванного распадом ее брака, суд не полагает установленным, что ее умственное состояние было таково, что она нуждалась в специальной защите от евангелизационной деятельности заявителей или что они оказывали на нее недопустимое давление, что демонстрируется тем, что впоследствии она смогла порвать все связи с пятидесятнической церковью.
60. По вышеизложенным причинам Суд не считает, что осуждение второго и третьего заявителей по данным обвинениям было оправданным в конкретных обстоятельствах.
61. Отсюда следует, что имело место нарушение ст. 9 в части мер, принятых против второго заявителя за прозелитизм семьи Баирамисов и их соседей и против второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении г-жи Зунара.
III. Предполагаемые нарушения ст. 10 Конвенции
62. Заявители утверждают, что принятые в отношении их меры также нарушили их право на свободу слова, в нарушение ст. 19 Конвенции, которая, в частности гласит:
«1. Каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов…
2.осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, защиты здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».
63. Комиссия, с которой согласился Суд, сочла, что отдельного предмета рассмотрения по этой статье не возникает.
64. Ввиду тщательного исследования этого дела в контексте ст. 9, Суд также согласен, что не возникает отдельного предмета в связи со ст. 10.
IV. Предполагаемое нарушение ст. 14 Конвенции, рассматриваемой в сочетании со ст. 9
65. Заявители полагают, что стали жертвой дискриминации в нарушение ст. 14 Конвенции, которая гласит:
«Пользование правами и свободами, изложенными в … Конвенции, обеспечивается без какой-либо дискриминации по признакам пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иным признакам».
Они утверждают, что закон против прозелитизма в Греции применяется только к членам религиозных меньшинств, при том, что ни один последователь православной церкви никогда не был осужден в соответствии с разделом 4.
66. Правительство не высказало по поводу этой жалобы особых замечаний.
67. Комиссия сочла, что не возникает отдельного предмета рассмотрения по ст. 9 и 14, рассматриваемым совместно, в отношении мер, принятых против второго и третьего заявителей за прозелитизм гражданских лиц. Что касается мер, принятых против них за прозелитизм среди военнослужащих ВВС, поскольку не было представлено материалов в обоснование жалобы по ст. 9 и 14, она не нашла нарушений.
68. Суд отмечает, что заявители утверждают в своих замечаниях, что греческий закон против прозелитизма было применен с допущением дискриминации. Однако они не представили никаких свидетельств, подтверждающих, что офицер вооруженных сил, который пытался бы обратить своих подчиненных в православие методами, подобными тем, к которым прибегали заявители, испытал бы иное отношение. Отсюда следует, что не было установлено нарушения ст.ст. 9 и 14, рассматриваемых в сочетании, в связи с прозелитизмом в отношении военнослужащих ВВС.
69. Установив нарушение ст. 9 в связи с мерами, принятыми против второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении семьи Баирамисов и г-жи Зунара, Суд полагает, что не возникает отдельного вопроса в этой связи по ст. 9 и 14, рассматриваемым в сочетании.
V. Применение ст. 50 Конвенции
70. Заявители требуют справедливого возмещения в соответствии со ст. 50 Конвенции, которая гласит:
«Если Суд установит, что решение или мера, принятые судебными или иными властями Высокой Договаривающейся Стороны, полностью или частично противоречат обязательствам, вытекающим из… Конвенции, а также если внутреннее право указанной стороны допускает лишь частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то решением Суда, если в этом есть необходимость, предусматривается справедливая компенсация потерпевшей стороне».
<…>
74. Суд замечает, что он установил нарушения Конвенции лишь в отношении мер, принятых против второго заявителя за попытки обращения семьи Баирамисов, и против второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении г-жи Зунара. Первому заявителю, следовательно, не полагается справедливое возмещение по ст. 50.
Сделав оценку на беспристрастной основе, суд постановил выплатить по 500 тыс. греческих драхм г-дам Мандаларидесу и Сарандису.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
1. Постановил восемью голосами против одного, что не было нарушения ст. 7 Конвенции;
2. Постановил восемью голосами против одного, что не было нарушения статьи 9 Конвенции применительно к мерам, принятым против первого, второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении летчиков Антониадиса и Коккалиса;
3. Постановил семью голосами против двух, что не было нарушения статьи 9 Конвенции применительно к мерам, принятым против первого и третьего заявителей за прозелитизм в отношении летчика Кафкаса;
4. Постановил семью голосами против двух, что имело место нарушение статьи 9 Конвенции применительно к мерам, принятым против второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении гражданских лиц;
5. Постановил единогласно, что не возникает отдельного предмета рассмотрения по ст. 10 Конвенции;
6. Постановил единогласно, что не было нарушения статей 9 и 14 Конвенции, рассматриваемых в сочетании, применительно к мерам, принятым против первого, второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении военнослужащих-летчиков;
7. Постановил единогласно, что не было нарушения статей 9 и 14 Конвенции, рассматриваемых в сочетании, применительно к мерам, принятым против второго и третьего заявителей за прозелитизм в отношении гражданских лиц;
8. Постановил семью голосами против двух,
а) что государство-ответчик должно выплатить второму и третьему заявителям в течение трех месяцев в качестве компенсации за нематериальный ущерб по 500 000 (пятьсот тысяч) драхм каждому;
б) что государство-ответчик должно выплатить второму и третьему заявителям в течение трех месяцев в возмещение расходов и издержек всего 6000 (шесть тысяч) фунтов стерлингов, вместе с любым подлежащим уплате налогом на добавленную стоимость, за исключением 11 149 (одиннадцати тысяч ста сорока девяти) французских франков, которые должны быть конвертированы в фунты стерлингов по курсу на день вынесение настоящего решения;
В) что по истечении вышеуказанного срока вплоть до расчета подлежит выплате процентная ставка в 6% относительно суммы, подлежащей выплате в греческих драхмах, и в 8% относительно суммы, подлежащей выплате в фунтах стерлингов;
9. Единогласно отклонил остальные части требования о справедливом возмещении.
Совершено на английском и французском языках и оглашено на открытом слушании во Дворце прав человека в Страсбурге 24 февраля 1998 г.


   также в рубрике ] мы: