Поставят ли семью под контроль чиновника?

25 Мая 2012

В интернете появился сайт, где собирают подписи против введения в России ювенальной юстиции западного образца.

«Под ювенальной юстицией здесь понимаются европейские технологии, использующие тему защиты интересов детей для внедрения внешнего контроля за жизнью каждой семьи. Голосуя против ювенальной юстиции, мы не говорим, что дети должны остаться без защиты со стороны государства и общества. Но мы настаиваем, что любое действие, если оно вызвано действительной заботой о детях, должно быть:
а) направлено не на изъятие ребёнка из семьи, а на помощь семье;
б) точечно, бережно и добросердечно. Государство и общество должны бояться переступить границы необходимого вмешательства. Должна существовать презумпция добропорядочности семьи.
в) Недопустимо, чтобы государственные учреждения и общественные организации принимали на себя функции посредника между детьми и их родителями; чтобы ребёнок провоцировался на конфликт и неподчинение.
г) Недопустимо, чтобы решения о вмешательстве в жизнь семьи принимались ангажировано и кулуарно, узким кругом лиц».

Напомним, Ассоциация родительских комитетов и сообществ «АРКС», представители Русской Православной Церкви, Движение «Суть времени» и другие патриотические силы 15 мая провели в Москве совместное собрание против наступления ювенальной юстиции. На мероприятие собрались около 700 человек. Они протестовали против принятия законопроектов «О социальном патронате», «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и «Концепции формирования национального плана (стратегии) действий в интересах детей РФ». По их мнению, эти документы нарушают изложенные выше принципы и делают семью беззащитной перед произволом никому не подотчетных чиновников и общественных организаций.

«Опасаетесь ли вы, что в России «тихой сапой» будет введена ювенальная юстиция западного образца? Кто, по-вашему, в этом заинтересован? Как избежать этой опасности?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Владислав Свешников, настоятель храма Трех Святителей на Кулишках:

Опасения, конечно, есть, — правда, сказать, кто лоббирует эту систему, мне сложно.

Правда, подконтрольность семьи абсолютно чужда русскому национальному сознанию, поэтому есть надежда, что эти законопроекты все-таки не пройдут. С другой стороны, в последние годы многое из того, что противоречит национальному сознанию, было удачно пролоббировано. Так что и здесь сказать наверняка невозможно. Противостоять наступлению ювенальной юстиции может только сплоченное нравственное движение.

Если ювенальную юстицию все же введут, это будет большая беда. Она явно направлена на разрушение семьи. Уже есть примеры, когда из бедных семей без каких-либо оснований отнимали детей.

Ювенальная юстиция вынуждает детей доносить на собственных родителей, что абсолютно чуждо христианскому пониманию семейных отношений и русской нравственной традиции. Если у нас начнется такое, это приведет к непоправимым последствиям.

Другое дело, что в нашей действительности нередки случаи жестокого обращения с детьми. И здесь надо думать, как помочь таким детям. Иногда лишение родительских прав может быть единственным выходом из такой ситуации. Но это крайний случай.

Протоиерей Артемий Скрипкин, руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма Петра и Павла при университете им. Герцена в Санкт-Петербурге:


У нас есть свой опыт, компетентные организации, которые с советского времени решали проблемы бездомных детей и проблемы семьи, и в общем с этим справлялись.

Надо совершенствовать те организации, которые существуют, а не создавать новые и притом крайне подозрительные структуры, вдобавок не имеющие конституционных оснований и уходящие корнями в Брюссель — к непонятным сияющим вершинам мировой глобализации. Это не соответствует нашему законодательству, нарушает презумпцию добропорядочности семьи.

Законы о ювенальной юстиции носят разрушительный характер и направлены на сокращение рождаемости и численности населения. Мы уже видим по европейскому опыту, что эти законы фактически работают против многодетных семей. Европейцы боятся заводить больше одного-двух детей: им не нужны проблемы, когда ребенка могут отнять в любой момент без санкции суда и прокурора, когда приходит чиновник и говорит: «У вас слишком мало или слишком много апельсинов в холодильнике». Нам это совершенно не нужно. Мы должны поддерживать многодетную семью, в которой формируется конкурентоспособный гражданин.

Я всячески поддерживаю инициативу нашей Церкви и других традиционных религий по этому поводу. Даже неверующие люди, но являющиеся настоящими патриотами, единым фронтом выступают против вмешательства в дела семьи.

Да, сейчас законы о ювенальной юстиции заблокированы, но их действительно пытаются продвинуть «тихой сапой» в качестве инструкций. Первую атаку, слава Богу, мы отбили, посмотрим, что будет дальше.

Главный редактор журнала «Наследник» протоиерей Максим Первозванский:

Я тоже оставил свою подпись на этом сайте, и я убежден, что протаскивание законов о ювенальной юстиции будет продолжаться, потому что Россия подписала международные документы, в соответствии с которыми теперь должна привести законодательство под западные нормы. Отступать нашим депутатам некуда, поэтому так или иначе попытки внедрения законов будут продолжаться, противникам ювенальной юстиции расслабляться рано. Тем более уже отработана методика, когда удается провести законы втихаря: создаются специальные комитеты для обсуждения, комиссии, — как это произошло с изменениями стандартов в законе «Об образовании».

Эти законы декларативно направлены на защиту прав ребенка, но свое право быть ребенком и защиту он может получить только в семье. Поэтому введение ювенальных органов, которые позволят чисто чиновничьим произволом, без суда изымать детей из семьи и помещать в соответствующие учреждения – это полное беззаконие.

Конечно, детей защищать надо, но не в соответствии с западными образцами, а в нормальных формах, которые должны обсуждаться в досудебных делах. Заниматься этим должны не чиновники, а общественные комиссии, которые будут определять, что угрожает ребенку. Потому что нынешние формулировки могут так толковаться, что становится страшно за собственных детей: просроченный продукт в холодильнике, — а это может быть у любого, даже у богатого человека, — может послужить причиной лишения ребенка семьи, поскольку «представляет угрозу жизни ребенка». Так что этому надо противостоять всеми силами.

Игумен Мелетий (Соколов), преподаватель Московской духовной семинарии:

Да, у меня нет сомнений, что ювенальную юстицию западного образца у нас пытаются создать, и что заинтересованы в этом силы, связанные с процессами глобализации.

Я думаю, что права ребенка должны охраняться в рамках существующего законодательства. Причем закон в равной степени должен защищать права всех граждан, все должны быть равны перед ним. Разделять законодательство на отдельное законодательство для пенсионеров и отдельное для детей и т.д. по социальным и другим признакам, конечно, нельзя.

Но должны быть статьи, защищающие особым образом людей, находящихся в беспомощном состоянии. Это может быть и ребенок, может быть и инвалид, и старик.

Законодатели, безусловно, должны прислушаться к мнению православной общественности. Ее опасения вполне обоснованы.

Директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук священник Андрей Постернак:

Ювенальная юстиция на Западе является логическим следствием либеральных идей, поэтому западное гражданское общество приняло ее вполне добровольно.

У нас все-таки другие традиции, другая ментальность. Резкие отклонения от нормы вроде шоковой терапии в экономике приводят у нас, как правило, не к улучшению, а к ухудшению ситуации. И введение ювенальной юстиции принесет, безусловно, отрицательные результаты. Вмешательство в семейные отношения приведет, в конечном итоге, к обострению и без того нелегкой ситуации, к углублению конфликта между обществом и государством. В результате в проигрыше окажутся и государство, и общество.

Очевидно, что принятие этих законопроектов лоббируется какими-то влиятельными политическими силами, рассчитывающими извлечь из этого некую политическую выгоду. Эти силы игнорируют общественное мнение и очевидное противоречие принципов ювенальной юстиции национальным и культурным традициям, в которых сохраняется и патриархальность, и религиозность.

Начальник отдела образования ДУМ Татарстана, имам-хатыб Апанаевской мечети Казани Валиулла-хазрат Якупов:

Проблема введения в России ювенальной юстиции западного образца очень беспокоит общественность.

В России семья как институт и без того переживает кризис, потому что за годы атеистического режима, когда разрушались религиозные основы всей нравственности, семья очень сильно пострадала. На этом фоне предпринимаются действия извне, которые вмешиваются в такую интимную сферу жизни людей и ставят под угрозу существование многих семей.

Думаю, в этом заинтересованы силы, которые хотят низведения роли России до уровня третьестепенной страны, любым путем усугубить демографический кризис, обессилить Россию, чтобы она перестал быть мировой державой.

А наша задача — обезопасить российскую семью как общественное явление, чтобы она укреплялась и была самоценной. Все остальные институты должны помогать ей, быть прислужниками семьи, а не надсмотрщиками. Надо делать все, чтобы западные рецепты не проникли на нашу территорию, потому что их пагубность для всех очевидна, а никакой пользы они не несут.

Муфтий Ростовской области Джафар Бикмаев:

Я категорически против введения ювенальной юстиции, западные образцы для нас не годятся. Пусть чиновники своими делами занимаются, потому что мы видим: их не волнуют дела семьи и детей – чиновники легко продаются и покупаются. Русская Православная Церковь и общественные организации полностью правы и все мы должны вмешаться, чтобы семью «в оборот» не брали.

У меня нет ностальгии по советской власти, но в то время более-менее соблюдались права детей и родителей, а сегодня, дай волю, по любой анонимной жалобе могут забрать в детдом ребенка — это глупо. Конечно, надо работать с неблагополучными семьями, детьми-сиротами, оказывать гарантированную помощь, но я против того, чтобы отдавать детей в руки чиновников и делать их еще более несчастными.

А кому этот закон выгоден – вполне понятно: он без войны развалит великую Россию. И поддерживают его только те, кому это выгодно.

Пресс-секретарь Главного раввина России Андрей Глоцер:

Вокруг ювенальной юстиции в России ведется много разговоров уже не первый год и, как мне кажется, этот вопрос будет подниматься еще не раз. Причина в том, что ювенальная юстиция очень мощно развита в США и в Европе; в России же есть немало людей, которые воспринимают европейскую и американскую правовые модели в этой области как стопроцентный эталон.

Однако представляется, что в этом вопросе далеко все не так однозначно. Хотя изначально ювенальную юстицию замышляли как инструмент, защищающий права детей, мы видим, что международный опыт, на который так часто ссылаются ее сторонники, к сожалению, отнюдь не всегда позитивен. Известно немало примеров, когда действующие в этой сфере законы причиняли семье больше вреда, чем пользы. Кроме того, сразу образуется поле для произвола чиновников.

Обеспокоенность вызывает также то, что может быть нарушен сам принцип, на котором строится воспитание ребенка в семье, – принцип, предусматривающий невмешательство посторонних в этот процесс. У многих семей могут быть свои, совершенно особые представления о том, как нужно воспитывать ребенка, и эти взгляды вовсе не обязательно должны совпадать с общепринятыми. А ювенальная юстиция неизбежно будет вынуждена задавать некие стандарты… В общем, как говорится в известной пословице, не хочется, чтобы вместе с водой выплеснули и ребенка.

Поэтому, с моей точки зрения, создавать специальное законодательство в этой сфере сегодня в России нет необходимости. Какие-то отдельные изменения в действующих законах возможны, но в целом в нынешнем российском законодательстве вполне хватает способов отстаивать права детей в случае посягательства на их жизнь и здоровье. Все необходимые нормы уже содержатся в Уголовном кодексе РФ; надо лишь, чтобы закон просто эффективно действовал. Однако это скорее вопрос правосознания граждан и правоприменительной практики.

источник: МирВам


также в рубрике ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru