«Особый статус» одной из религий: за и против

23 Июля 2012

«Особый статус» одной из религий: за и против


Всеволод Чаплин - протоиерей, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата РПЦ
Валерий Борщёв - политик, правозащитник

Вопрос №1:Правильно ли Борис Ельцин в 1997 году отказал РПЦ в особом статусе?

Об особом статусе православной церкви в этом законе нет речи, и, собственно, не было и других законопроектов, которые предполагали бы особый статус. Впрочем, очевидно, что православная церковь в нашем народе играет совершенно особую роль, и не признавать это — значит, погрешать против всей российской истории и современности тоже, так же, как и против нашего будущего.

Есть конституционная норма, в которой четко и ясно сказано, что все религии равны и никакая религия не может иметь статус государственной или особый статус. Поэтому Ельцин поступил совершенно конституционно. И это вопрос чрезвычайно важный, он очень волновал верующих и, действительно, в церковной среде боролись 2 тенденции. Одни хотели получить статус чуть ли не государственной религии, во всяком случае, особый статус, и поэтому они всячески стремились в приближении к государственным структурам, а другие считали, что это вредит независимой церкви. Всякий особый статус, всякое особое положение — это, разумеется, приближение церкви к государству. Это неизбежно зависимость церкви от государства, сращивание церкви и государства. Это глубоко вредно и глубоко опасно для церкви. Поэтому все эти разговоры об особом статусе, традиционной религии и так далее, они носят политический характер, а не аналитический. Действительно, нет критериев. Даже нет критериев определения понятия «традиционная религия».

Вопрос №2:Не ущемляются ли сейчас права других религий на территории России?

Убежден, что нет. Есть, конечно, экстремистские псевдорелигиозные структуры, которые, на самом деле, не должны поддерживаться обществом. Более того, за их деятельностью нужно внимательно наблюдать, чтобы понимать, не нарушают ли они закон. С другой стороны, практически все существующие в течение определенного времени и доказавшие свою полезность для общества религиозные общины существуют достаточно, как мне кажется, нормально. Да, есть определенные конфликты, например, связанные со строительством или функционированием тех или иных культовых зданий. Но эти конфликты возникают как в случае со строительством православных храмов, так и в случае с разного рода другими религиозными зданиями и помещениями. Так что здесь тоже ситуация примерно одинаковая.

Конечно. Выделение какой-то определенной религии в особый статус неизбежно ущемляет права других верующих. По отношению к католикам, протестантам, действительно, часто бывает, проявляется дискриминационное отношение. Причем, не ко всем протестантам — в зависимости от того, как та или иная конфессия строит свои отношения с властью. Допустим, пятидесятники. Они сумели построить нормальные, хорошие отношения с властью. А у адвентистов, которые примерно в одно время с пятидесятниками обосновались в России, у них отношения более сложные, более проблематичные. Поэтому, конечно же, равного отношения к конфессиям у нас в стране нет, и у нас есть порой откровенные дискриминационные проявления, то есть нарушается Конституция.

Вопрос №3:Можно ли сейчас дать возможность представителям РПЦ принимать активное участие в политической жизни страны, вступать в партии, становиться депутатами Госдумы?

Православные священнослужители не должны участвовать в деятельности политических партий, быть их членами, они не могут выдвигать свои кандидатуры на тех или иных выборах — это решение самой церкви, которое было принято еще в 90-е годы и подтверждено позднее несколько раз. Так что церковь не становится на сторону той или иной политической силы, не участвует в политической борьбе. Но в то же самое время она не может не влиять на жизнь самых разных общественных институтов, которые в значительной степени как раз из членов церкви и состоят.

Разумеется, представители церкви имеют те же права, что и все граждане. Нельзя запрещать представителям церкви, в том числе священнослужителям как гражданам России осуществлять свои конституционные права. Конечно же, они могут участвовать в политической жизни, могут и баллотироваться в депутаты. Партии не могут создаваться на религиозной основе — и сейчас принят такой закон. Об этом можно спорить, но... Это отдельная проблема. А сами граждане, сами представители церкви и, разумеется, церковь по своим вопросам, по своим проблемам может высказывать позицию. Она не должна быть такой агрессивной, какой она проявилась в последнее время, но у нее может быть своя позиция — это ее право.

Вопрос №4:Должны ли представители РПЦ советоваться с гражданами при принятии решений о строительстве храмов вблизи жилых домов?

Там, где есть конфликтная ситуация, конечно, советоваться надо. И в целом ряде случаев в Москве, действительно, происходили взаимные консультации. Были изменены планы строительства в конкретных местах. На самом деле, понятно, что в Москве и в других крупных городах очень часто все участки земли распределены, поделены, что называется. Но, тем не менее, всегда мы стараемся сделать так, чтобы было максимально учтено мнение местных жителей и, естественно, мнение тех религиозных общин, которые состоят также из местных жителей, и был найден наиболее неконфликтный вариант тогда, когда это возможно, тогда, когда есть хоть какой-то участок земли, который местные власти готовы выделить взамен участка, из-за которого разгорается конфликт. Но так или иначе процесс консультаций, на самом деле, идет всегда, потому что есть общественные слушания, есть общение в том же интернете на разного рода мероприятиях. Так что всегда местные жители, составляющие религиозную общину, и местные жители, которые могут критически относиться к постройке храма, общаются друг с другом и дискутируют.

Разумеется. Это общемировая практика, и строительство не только храма, а каких-либо даже иных заведений, будь то увеселительные, будь то рестораны, клубы ночные и прочее-прочее — конечно. И все это, всякое строительство нежилого здания, которое будет так или иначе активно посещаемо какими-то людьми, должно, в общем-то, обсуждаться с теми людьми, кто живет на этой территории и необходимо находить консенсус.

Вопрос №5:Надо ли вернуть РПЦ церкви имущество и земли, которые забрали в годы Советской власти?

В свое время церковь на одном из архиерейских соборов официально отказалась от того, чтобы требовать возвращения всего дореволюционного имущества, то есть тех земель, зданий, которые не имеют религиозного назначения. Понятно, что сегодня это бы означало грандиозный передел собственности, прежде всего, в городах, а также сельскохозяйственных земель. Но мы всегда настаивали на том, что нужно возвратить верующим или, по крайней мере, сделать возможными богослужения в тех зданиях, которые имеют религиозное назначение, — это храмы, монастыри. Конечно, нужно использовать по назначению и те здания, которые также в качестве имущества религиозного назначения представляют из себя воскресные школы, некоторые другие места, где совершалась религиозная деятельность. А по закону и по уставу религиозных общин религиозная деятельность — это не только богослужения, а это широкий круг деятельности, в том числе образовательной, благотворительной и многой другой. Был принят недавно закон о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения. Он только начинает реализовываться в полной мере. Мы знаем, что сейчас большинство храмовых зданий, монастырских зданий находится в собственности государства. Постепенно, очевидно, эти здания будут передаваться в собственность тех религиозных общин, которые сами того пожелают.

Думаю, что да. Церковь имеет право на реституцию. Но что касается памятников и особенно икон и архитектурных памятников, все это должно делаться исключительно деликатно, в тесном союзе со специалистами, историками, художниками, реставраторами и так далее, чтобы не были утрачены эти исторические памятники, будь то иконы, будь то храмы, будь то что-то иное. Но, в принципе, конечно. Что касается земель, это вопрос спорный. Насчет земель я бы вопрос не поднимал — это совсем другое дело, у нас другое законодательство. А вот что касается самих зданий, икон — да, конечно. Но это надо так, чтобы это не повредило сохранности этих исторических памятников, как икон, так и архитектурных сооружений.

Источник: Дилетант


также в рубрике ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru