Можно ли прожить в России по-христиански?

Можно ли прожить в России по-христиански?
17 Февраля 2016

Безусловно, приятно проводить время и отмечать важные даты в компании близких по духу людей, а еще хочется окружать себя предметами, соответствующими мировоззрению. Возможно, именно этим объясняется популярность разнообразных продуктов и услуг на религиозной основе. Например, в Интернете можно найти кружки, футболки и магнитики с христианской символикой и библейскими изречениями. Компании, в названии которых упоминается религиозная идентичность их владельцев, вызывают доверие, так как это предполагает определенную гарантию честности, единая религия подразумевает и разделяемый всеми участниками сделки кодекс поведения. Как далеко можно зайти в его нарушении? Можно ли, пользуясь христианскими продуктами и услугами, оградить себя от «неправедного мира»?

В поисках ответов я решила узнать условия, на которых предоставляются те или иные «христианские» услуги. Например, каковы правила для постояльцев в «христианской гостинице» в Санкт-Петербурге и как проверяет религиозность клиентов московская служба «христианского такси». Здесь надо пояснить, что обычно под словом «христиане» без дальнейшего уточнения конфессии сами себя называют приверженцы неопротестантских движений. Сначала позвонила в Петербург:

– Гостиница у вас для христиан?

– Да, у нас только христиане останавливаются, – ответила мне молодая по голосу женщина, видимо, администратор.

– А вы это как-то проверяете?

– Нет, ну а зачем? Мы даже рекламы особо не даем. У нас приезжают одни и те же люди. А зачем проверять, все как-то доверительно, – радостно и бодро отвечает собеседница.

– А для каких христиан у вас гостиница?

– Я бы сказала, что для любых. Католики, протестанты останавливаются. Разные люди приезжают.

– Но вы-то сами протестанты? – настаиваю я.

– Я православная, – оправдывается администратор.

– А ваш начальник?

– Я так особо не вдаюсь в подробности. По-моему, протестантская у них Церковь. Но на самом деле это просто человек благое дело делает, учитывая, что цена для Санкт-Петербурга очень низкая.

– А каковы тогда правила? Меню какое-то у вас особое? – пытаюсь я уяснить, почему гостиница все же называется христианской.

– Мы не кормим, у нас только проживание. В основном у нас с детьми останавливаются.

– А есть какая-то религиозная литература, иконы, кресты?

– Нет, ничего этого нет и телевизора нет, но есть Wi-Fi.

– А то я с подругой приезжаю, она не совсем христианка, – усложняю я задачу своей собеседнице.

– Да приезжайте на здоровье! – отвечает мне уже порядком утомленная моей дотошностью администратор. – Никто вас проверять не будет и склонять к какой-то религии тоже. Наша гостиница называется для христиан потому, что мой руководитель – человек религиозный и вот в одночасье придумалось что-то такое христианское. У него в Церкви много приезжих. Начиналось с его каких-то родственников, друзей. Потом из Финляндии, Украины, Владивостока, даже из Греции были гости. Мы никого не проверяем.

– Может, у вас тогда небезопасно? – решаю я проявить бдительность. – Вы паспорт смотрите?

– Нет.

– А почему все-таки христианская гостиница? – настаиваю я.

– Ну, у нас не курят, дебошей никаких нет…

– Я боюсь, мы будем поздно возвращаться…

– Во сколько это? Часа в два-три ночи?

– Да, примерно так.

– Ну, вы только охранника предупредите, потом подниметесь к себе в номер – и все, – спокойно отвечает собеседница на мой провокационный вопрос. Того и гляди придется бронировать номер.

– Ну, курить-то у вас нельзя, – хватаюсь я за последнюю соломинку.

– Нет, – отвечает администратор.

– Ну, вот подруга у меня не курит, но, может быть, так сложатся обстоятельства, что, если она не сможет, я приеду со своим молодым человеком, а он курит.

– Да, пожалуйста, приезжайте. Только курить у нас нельзя, ну, просто работает система безопасности от курения, вас зальет водой, вам это надо? – Администратору, кажется, уже надоело отвечать на мои вопросы, и она не уловила прозрачный намек на проживание в одном номере мужчины и женщины, не состоящих в браке. Поэтому я дожимаю:

– Но мы не женаты, понимаете?

– Да, пожалуйста, приезжайте, – уже в который раз говорит администратор…

Немного более строгие правила оказались на проезд в московском такси для христиан, куда я тоже позвонила под видом клиента:

– А вы как-то проверяете, что ваши пассажиры – христиане?

– Ну, на лице ж написано, – отвечает мне собеседник, который, видимо, представляет собой администратора и водителя в одном лице. Видимо, чувствуя, что я не очень удовлетворена ответом, он продолжает: – Да видно же, верит ли он в Бога или живет во грехах своих. Ну, вообще мы хотели послужить своим по вере, особенно иногородним. Чтобы они не волновались, ведь их встретят братья по вере.

– Вы сами, получается, протестанты? А допустим, православным христианам можно этим такси воспользоваться?

– Ну, конечно, это же наши братья. Мы сами, получается, протестанты, да, но мы не протестуем никогда. Мы из Церкви христиан веры евангельской.

– Ой, а я православная, – хватаюсь я за возможность проверить границы протестантского бизнес-гостеприимства. – Надеюсь, мне батюшка разрешит с евангеликами ехать.

– А вы батюшке скажите, что мы вас не будем евангелизировать, потому что вы Евангелие и так знаете. Мы, если служим верующим людям, то это просто служение, а если на нашем пути попадаются неверующие люди, мы можем еще рассказать про Евангелие.

– Но вот, знаете, у нас будет один мусульманин. Мне кажется, его лучше не евангелизировать.

Я ожидаю, что на этом моя воображаемая поездка в такси закончится, не начавшись, но собеседник неожиданно мирно отвечает:

– Ну, ладно, пусть едет, что уж, они же тоже наши братья. У нас вот только музыка христианская звучит. Лучше выключить?

– Наше такси – это не бизнес, понимаете? – толкует человек на другом конце провода. – Если выручка какая-то и появляется – идет на развитие служения. Задумка – это просто служение своим по вере из других городов, чтобы они не волновались, что их мошенники какие-то встретят.

Я киваю в трубку и думаю, что цены для приезжих, которым сравнить не с чем, эти добрые самаритяне устанавливают не самые милосердные, поэтому я твердо прерываю филантропические разглагольствования:

– Мой спутник очень много курит, это не проблема?

– Да вы за час доберетесь, пусть потерпит!

Наконец-то удалось нащупать что-то, на что бизнесмены-христиане не согласны, но тут же выясняется, что проблема тут не в религии.

– Я бы не хотел участвовать в самоубийстве, – продолжает мой собеседник.

– Не надо давать моему спутнику никакой христианской литературы, – прошу я.

– Да мне кажется, те, кто курит и пьет, такой литературы не читают, нечего на них переводить ценные материалы, не мечите бисер перед свиньями, – обиженно сопит в трубку шофер.

– Но вы нас повезете? – уточняю я.

– Таких, как ваш спутник, надо в два раза дороже везти, но ладно уж – повезу.

Так мне удалось договориться о регистрации в христианской гостинице подруги-атеистки и неженатого бойфренда, а также о поездке в такси для христиан курящего мусульманина. Служба службой, а клиент всегда прав!


также в рубрике ] мы:       





2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru