«Религия и право» (№ 1, 2010): Камчатка: диалог православных и протестантов

«Религия и право» (№ 1, 2010): Камчатка: диалог православных и протестантов
29 Декабря 2009

В конце октября этого года на страницах газеты «Камчатское время» и на ее форуме (http://kamtime.ru/node/357) развернулась дискуссия между православным священником отцом Михаилом Неверовым и пятидесятником Дмитрием Клячиным. Представителям этих направлений христианства редко удается общаться друг с другом в рамках цивилизованного богословского диалога и рассуждений о нынешней роли тех или иных церквей в современной России.

Журнал «Религия и право» представляет этот интересный обмен мнениями в качестве нескольких монологов – православного и протестанта. Их высказывания дают представление как о православном взгляде на «русский протестантизм» и традиционный классический протестантизм, так и о мировоззрении православных и членов евангельских церквей в России.

Редакция журнала «Религия и право» благодарит священника Русской православной церкви, главу Камчатского Православного Апологетического центра отца Михаила Неверова и служителя пятидесятнической церкви диакона Дмитрия Клячина за личное согласие на публикацию этой дискуссии.

Дмитрий Клячин: Дорогие камчатцы, вы, наверное, будете смеяться, но я – русский
протестант, а не католик. Но, как и католик, я – христианин,
поэтому величать меня нехристианским именем иеговист – вообще
никуда не годится. Ведь свидетели Иеговы не верят, что Иисус Христос – Бог, и что Он – из Святой Троицы, а я, как и все христиане, верю...

Но так уж вышло, что меня и моих единоверцев на страницах «Камчатского времени» («КВ» от 29 июля 2009 г. - прим. ред.) перекрестили вначале в иеговистов, а затем – в католиков (собственно, по этому поводу и разговор). Памятуя о том, что для верующего всё содействует ко благу, я решил отнестись к этому недоразумению, как к убедительной просьбе со стороны редакции «КВ», и поведать вам, уважаемые читатели, кто же они – русские протестанты.
Для короткой статьи – задача непростая. Но уделите её чтению пять минут: я уверен, что они не пропадут даром.
Протестантизм всегда был предметом ожесточенных споров, слухов и сплетен. Кто-то называет протестантов еретиками, кто-то превозносит их принципы трудовой этики, заявляя, что именно благодаря протестантизму западные страны достигли экономического процветания, кто-то считает протестантизм ущербной и чересчур упрощенной версией христианства, а кто-то уверен, что за скромной внешностью кроется подлинная евангельская простота. Учёные-религиоведы говорят, что протестантизм — одно из трёх, наряду с католицизмом и православием, главных направлений христианства, включающее те западные вероисповедания, которые не выходят за рамки христианской традиции.

А ещё протестантизм — это вера композиторов И.С. Баха и Г.Ф.Генделя, писателей Д.Дэфо и К.С.Льюиса, ученых И.Ньютона и Р.Бойля, религиозных лидеров М.Лютера и Ж.Кальвина, борца за права человека М.Л.Кинга и первого лауреата конкурса им. Чайковского Вана Клиберна.

Столпы русской культуры и русской христианской духовности лестно отзывались о протестантизме. Так, Пушкин в письме к Чаадаеву писал, что единство христианской церкви находится во Христе и что именно так верят протестанты! Тютчев высоко ценил протестантизм, что нашло отражение в его стихотворении «Я лютеран люблю богослуженье», где поэт восхищается верой, которая побуждает людей к молитве Богу:

Я лютеран люблю богослуженье,
Обряд их строгий, важный
и простой, —
Сих голых стен, сей храмины пустой
Понятно мне высокое ученье.

А. Солженицын

в повести «Один день Ивана Денисовича» носителем подлинной русской религиозной духовности выводит Алешку-баптиста, а главный герой Шухов говорит о православных, что те какой рукой креститься забыли.
Тем не менее, из-за обработки через СМИ общественное мнение в России не слишком жалует протестантов вообще, а русских протестантов – в особенности, хотя мнение большинства — не критерий истины (ведь даже тогда, когда большинство считало Землю плоской, она оставалась шаром). Если наши сектоведы готовы терпеть в России присутствие протестантов и католиков (пусть будут для российских поляков да немцев), то русский протестантизм они наотрез отказываются воспринимать вот уже 250 лет, считая православие единственным вариантом русской духовности. Очевидное отличие русских протестантов от протестантов западных они, ничтоже сумняшеся, поясняют так: «Вы – не протестанты, а секта!»
«Протестантская Россия — что за чушь?» — иронизировали, как и сейчас, суесловы на стыке XIX и XX веков. И тогда же был дан ответ, суть которого можно повторить и сейчас: «Протестантская Россия — это Россия богобоязненная, работящая, непьющая, нелгущая и некрадущая». Это уже вовсе не чушь, а с ней стоит познакомиться поближе.
Для того, чтобы евангельское движение России в последней четверти XIX-первой четверти XX веков обрело, наконец, своё духовное русло и характерные черты, огромное множество глубоко и ревностно верующих людей должны были оказаться вне лона православной церкви. Это произошло в результате церковного раскола XVII века. «Церковь порушилась» — набатом звучало тогда по всей России. Часть из покинувших государственную церковь православных христиан искала и нашла-таки возможность сохранить священство, за что их прозвали поповцами (или староверами).
Другие же, беспоповцы, посчитали, что благодатных священников больше не осталось, и именно они оказались тем огромным и плодородным полем, на которое через прорубленное Петром окно в Европу стали падать семена протестантских идей. Это и спасение личной верой, а не принадлежностью к «правильной» церкви, и священство всех верующих вместо священства немногих избранных, наконец, непогрешимость только Священного писания, которое неизменно, в отличие от церкви, пережившей трагедию раскола.
За 250 лет ненасильственного противостояния гонениям со стороны государственных властей с благословения официальной церкви, беспоповцы прошли путь от чрезвычайно раздробленного и слабо организованного явления русской жизни с порой весьма причудливыми формами духовности к полноценному, самобытному, оригинальному и укоренённому в России духовному движению. Это движение вобрало в себя как черты русского богоискательства, так и переосмысленные на русский манер идеи западной реформации.
Вне всякого сомнения, евангельское движение помогло России лучше понимать своих соседей, оказало большое влияние на развитие экономики страны, способствовало утверждению её в качестве великой мировой державы...

P.S.

Искренне надеюсь, что чтение этой статьи помогло вам, уважаемые читатели, что-то освежить в памяти, а на что-то впервые обратить своё внимание. Если она вызвала у вас вопросы, буду этому только рад, поскольку уверен, что в духовной сфере лишних знаний не бывает. Ищущий да обрящет!

Отец Михаил Неверов: 28 октября 2009 г. в газете «Камчатское Время» вышла статья Дмитрия Клячина, представителя объединений камчатских церквей «Благовестия», в народе более известных, под именем - «евангелисты» и своей странной практикой говорения на «иных» языках, а так же своей строящейся церковью между АЗС и 8 км.
Автор негодует, что редакция «Камчатского Времени» на страницах своей газеты причисляла «евангелистов», то к иеговистам, то к католикам. При этом свою деноминацию, Клячин гордо именует «русским протестантизмом». Я не вправе ставить под сомнение заявленный патриотизм Дмитрия Клячина, однако относительно его протестантизма и в особенности «русского протестантизма», лично у меня, возникли серьезные вопросы.
Итак, термин «Протестантизм» корнями уходит в реформацию Мартина Лютера, Жана Кальвина восставших в 16 веке против Католического Рима и создавших свои церкви, именуемые теперь, как Лютеранство и Кальвинизм. Именно их в религиоведении и принято сейчас именовать Протестантами. Могут ли именоваться сейчас «протестантами» неопятидесятнические, харизматические религиозные организации, представителем которых и является Дмитрий Клячин? Как известно эти организации ведут свою историю с конца 19, начала 20 веков. Протестантизм в чистом виде возник в 16 веке. Итак, есть ли связь? Обратимся к самим лютеранам. Что они думают по этому поводу. В Заявлении Российского лютеранского центра по мониторингу СМИ и общественного мнения, от 28 мая 2004 года, можно прочитать следующее: «…очевидным представляется то, что большинство современных российских так называемых "протестантов", в строгом смысле, никакого прямого отношения ни к Лютеру (ни к другим отцам протестантизма, таким как Кальвин), ни к их Реформации, не имеют…. Центр обращает внимание российской общественности, прессы, властей и представителей других российских религиозных конфессий, что термин "протестант" в его историческом контексте возможно применять лишь к лютеранам, а также реформатам (т. е. кальвинистам). Обозначение иных конфессий возможно словами "неопротестант" или прямо по названию конфессии (баптист, пятидесятник, адвентист седьмого дня и т.д.)»
Лично я могу допустить возможность именовать данные конфессии протестантскими сектами, но ни как не самими протестантами.
Почему же Лютеране, так обеспокоились данной проблемой? На мой взгляд, ответ очевиден. Практика говорения на языках, (бессвязное бормотание, падение на пол в трансовом состоянии), а так же ряд других сомнительных доктрин харизматических конфессий, откровенно дискредитирует уважаемые в мире, протестантские деноминации (Лютеран, Кальвинистов) и напрямую ассоциирует протестантов с полушаманскими практиками неопятидесятников, больше напоминающих сеансы Кашпировского, чем богослужения. А потому, когда господин Клячин записывает в своих единоверцев действительно настоящих протестантов И. С. Баха, Г. Ф. Генделя, Д. Дефо, К. С. Льюйса, И. Ньютона, ничего кроме крайнего недоумения это не вызывает. Что это? Попытка навязаться в «родственнички» или откровенный обман?
Теперь относительно термина «русский протестантизм». Как я уже сказал, у меня нет оснований сомневаться в искренней любви к Родине Дмитрия Клячина и каждого в отдельности верующего, но, что касается конкретно каждой религиозной конфессии, то здесь не все так однозначно. Идентичные по своему вероучению российским «евангелистам», харизматические организации Украины, в лице их лидера Сандея Аделаджи, и Латвии в лица Алексея Ледяева занимают откровенно проамериканскую позицию. Сандей Аделаджа, не перестает хвастаться, что активно помогал организовывать на Украине оранжевую революцию, и что на революционный майдан осенью 2004 года, выставил несколько тысяч своих адептов. Более того он неоднократно заявлял, что всячески старается импортировать оранжевые идеи в Россию. Алексей Ледяев хвастаясь своими завтраками с Джорджем Бушем, проповедует идею внедрения в разные страны нового мирового порядка по американскому образу и подобию. Именно за подобные взгляды тот и другой были объявлены российскими властями в России, персонами нон града.
Наверно поэтому их братьям по вере, харизматическим организациям в России, приходиться сейчас любезничать с российскими властями и играя в патриотов именоваться «русскими протестантами». Так что смею предположить, что попытка дистанцироваться от своих заокеанских единоверцев, не более чем политическое заявление, а не искреннее желание органично и по-настоящему влиться в русскую культуру и вообще российское общество. Да и как иначе, если сами их учителя, такие, как Бенни Хинн, Ульф Экман, Джон Аванзин, Кеннет Хейгин, Кеннет Коупланд, Шамбак и т. д., были и остаются проповедниками теории «нового крещения России». Той теории, которая в своей основе считает Россию не христианской, дикой страной, и ставит под сомнение значимость культурного и христианского наследия России.

Дмитрий Клячин: Спасибо за комментарий, о.Михаил. У клавиатуры - автор статьи, Дмитрий Клячин. Несколько пояснений:
1. Обратите внимание, что в статье не предпринимается попытка доказать что "протестантизм" и "русский протестантизм" - близнецы-братья. Напротив, подчёркивается, что Евангельское движение России - явление самобытное (западные богословы-протестанты ещё в начале ХХ века отмечали это). Если так можно выразиться, то я предлагаю формулу: "русский протестантизм" = "русский" + "протестантизм" (я не претендую на то, что до меня никто не пользовался этим термином, но содержание, которым я его наполняю, нигде не заимствовано). Чтобы не повторяться - что это означает, вновь отсылаю читателей к статье - неспешно прочтите ещё раз вторую её половину.
2. Ваш комментарий - лучшая иллюстрация тезиса о том, что с понятием "Протестантизм" Православная церковь готова мириться, как с западным явлением в русской среде (сгодится, мол, для этнических немцев или поляков), но с "Русским протестантизмом" мириться не желает, поскольку считает себя в праве на духовную монополию в стране.
3. Уверен, что корректно вести беседу возможно только при условии исключения бездоказательных намёков на злонамеренность и недобросовестность оппонентов, а переход на личности воспринимаю, как отсутствие аргументов. Хотя, как представитель апологетики, вы не обязаны придерживаться строгой аргументации, когда результат важнее избираемых средств. А вот попытка бросить тень на зарегистрированную религиозную организацию в поддержке "оранжевых настроений" - действие противоправное, подпадающее под закон о противодействии экстремизму. Уверен, что это излишне.

Отец Михаил Неверов: 1. Самобытным, (на мой взгляд) может быть лишь то, что нигде-то там за океаном зародилось и взросло, а непосредственно только у нас появилось и нигде больше. То что протестантские секты, были принесены из-за границы, а не появились в России независимо и самостоятельно, вы и сами это знаете и об этом пишите.

Однако то, что они появившись в России, приобрели некоторые отличительные особенности и стали несколько отличаться, от своих заокеанских отцов основателей, с этим не поспоришь. Но эти черты слишком поверхностны, чтобы можно было бы говорить о некой переплавке и появлении такого феномена, как «русские баптисты», «русские пятидесятники» и т. д.. Вся их разница сводилась скорее к особенностям характеров разных национальностей. Возьмите, например, американца и русского (неважно какой они религиозной системы придерживаются) они говорят на разных языках, у них разные стили поведения и разные ценностные ориентиры. И все это от того, что они воспитаны в разных культурологических социумах. Такая же разница между американским баптистом и русским.

Поэтому говорить о появлении некоей устойчивой культурной, самобытной русской традиции баптистов, пятидесятников, адвентистов не приходиться. Где эта баптистская, пятидесятническая культура, обогатившая историческое наследие России? Ее нет. Я знаю о влиянии настоящей протестантской религиозности на русскую архитектуру, живопись, науку, литературу, даже на экономику и политику. Но ничего такого не могу сказать о протестантских сектах. Напротив, с появлением подобных, стали заметны попытки дистанцироваться от общества и от русской жизни и истории. Хорошо заметна позиция противопоставить себя русской культуре, а не желание обогатить ее. Вы скажите, что мол нас давили, гнали и т. д., и поэтому закономерен итог?!

Не соглашусь с вами. И протестантов тоже гнали и протестантов тоже выпроваживали… Но когда? Когда они приходили с желанием научить русских людей жизни и правильной вере. А вот когда, они стали приходить, чтобы просто послужить России, их никто уже не гнал. И вот тогда и стало заметно их влияние в русском обществе.

2. Меня всегда Дмитрий, удивляла ваша особенность в одну кучу, под названием «евангельские христиане» сваливать все протестантские секты. Выражаясь о них, вы говорите так, словно это было дружное монолитное движение. Но такого как раз таки не было. Если вашей организации удалось практически поглотить зарегистрированных камчатских баптистов, это не означает, что все остальные баптисты такие же. И вы это прекрасно знаете. Были и остаются как раз таки те, кто никогда не захочет быть с вами. Это проиллюстрировал 20 век, когда в сороковых годах осуществлялись попытки объединить пятидесятников и баптистов. Такие потуги скорее привели к появлению новых сект, чем достигли желаемого результата. Я уж не говорю про тысячи других сект и секточек, которые появляясь в России в 19 начале 20 веков, появлялись уже с проклятием на устах не только по отношению к Православной Церкви, но и к друг другу. Именно еще и поэтому ваш термин «русские протестанты», подразумевающей некое конфессиональное единство, не состоятелен.

3. Впрочем, я понимаю почему вы из года в год настаиваете на подобном определении. Ваша организация, в лице Анатолия Ануфриевича Папроцкого, сохраняет нечто от советских пятидесятников. А вот именно советские пятидесятники, равно, как и советские баптисты, благодаря железному занавесу действительно приобрели за десятилетия самостоятельной жизни, некие особенные черты, заметно отличающие их от американских и европейских единоверцев. НО можно ли назвать эти черты русскими? Увы, нет. Именно советские, потому что вынужденные, а потому не крепкие, не глубокие по своему состоянию. Это подтвердилось с развалом СССР. Масса «советских пятидесятников и баптистов» просто переселилась за рубеж. Наверно потому что там было комфортней, а может потому что там они увидели свою Родину. А те кто остались, с радостью теряли свои «особенности» под влиянием нахлынувших американских неопятидесятников. Так что все ваши современные доктрины и учения насквозь пропитаны, откровенным американизмом. Это настолько очевидно, что зачастую ваши единоверцы, никогда не бывавшие в Америке и не знающие английского, говорят на своих служениях с заметным американским акцентом. Что уж теперь обижаться за подозрения в оранжевых предпочтениях ваших единоверцев? Если на Украине, они восприняли всей душой эти идеи, (наверно потому что они оказались для них родными) то почему они не могут быть так же восприняты вашими единоверцами в России?

4. Я верю, что все ваши разговоры о «русских протестантах» исходят из вашего сердца вполне искренне, но они, увы, не имеют к реальной жизни никакого отношения, и выглядят обычным политическим заявлением, с целью задобрить власть предержащих и убедить их в своей лояльности.

От редакции. Один из комментариев гостей форума к дискуссии содержал вполне трезвый взгляд на этот спор: «Добрый день.  А к чему полемика? Как понимаю, никто никого с места в плане понимания вопроса не сдвинет. Русский - не русский - вообще не суть вопроса. Есть такие, есть такие. Протестантизм в России был и есть, а какой он не имеет большого значения. Суть его - вера в Христа на основании Библии.  Поэтому доказывать на страницах газеты  камчатцам, что такое "русский", или, наоборот "нерусский/американский" протестантизм, мне кажтся нет смысла. А вот ответить тем, кто назвал церковь Попроцкого иеговистами - надо было.  Дмитрий ответил. Получилась приятная статья.  Народ у нас темный и безразличный к этим вопросам, больше верят слухам и прочим "источникам". Если уж и говорить о христианстве/протестантизме на страницах газеты, так это не между собой общаться, а к читателю обращаться с разъяснениями по поводу веры в Христа. Или идти в народ и жить среди них и показывать Того, Кто является центровой фигурой веры. Поэтому ув.  Свящ. Михаил Неверов, напишите в колонке "Хлеб насущный" в КВ что нибудь из живого слова, пришедшего к Вам на сердце, поделитесь свежим откровением веры с читателями, пусть об будет благословлен..... Лысенко Константин. Юрист».

"Религия и право", № 1, 2010
 






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru