Заключение на проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан..."

23 Января 2013

Проект

Совет при Президенте Российской Федерации

по развитию гражданского общества и правам человека

Заключение

на проект федерального закона

«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний»

Рассматриваемый проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний» внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации членом Совета Федерации Б.И.Шпигелем, депутатами Государственной Думы: А.Ю.Воробьевым, С.В.Железняком, С.А.Поповым, В.В.Жириновским, Я.Е.Ниловым, Н.В.Левичевым, Е.Б.Мизулиной, З.Я.Рахматуллиной, С.А.Гавриловым, С.П.Обуховым 26 сентября 2012 г. (законопроект № 142303-6).

Из пояснительной записки и текста законопроекта следует, что проект разработан в развитие положений Федерального закона № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» с целью устранения пробелов в правовом регулировании в части, касающейся ответственности лиц, оскорбляющих религиозные убеждения граждан России, исповедующих христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, и/или оскверняющих объекты и предметы религиозного почитания (паломничества), места, предназначенные для совершения богослужения, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений. Поставленную цель предлагается достигнуть путем введения в главу 25 Уголовного кодекса Российской Федерации «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» статьи 243.1 «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и/или осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения религиозных обрядов и церемоний». Одновременно предлагаются обеспечивающие изменения в статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также изменения в статьи 3.5 и 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вводящие более строгие меры ответственности для граждан и должностных лиц, а также новый состав административного правонарушения - осквернение и порча ряда предметов религиозного назначения.

Необходимость указанного изменения и дополнения законодательства авторы проекта обосновывают тем, что названные посягательства являются общественно опасными, поскольку нарушают традиционные и религиозные нормы, выработанные обществом на протяжении многих веков, его нравственные устои, противоречат морали, влекут тяжкие последствия и носят яркую антисоциальную направленность, а в Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствует статья, предусматривающая ответственность за указанные деяния.

Анализируя данный законопроект, Совет исходит из общественной важности поднятой темы, учитывает нормы Конституции Российской Федерации и федеральных законов, международные обязательства Российской Федерации, включая предусмотренные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – ЕКПЧ).

Совет принимает во внимание также практику Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 5 февраля 2007 года № 2-П, решения ЕСПЧ являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.

Совет обращает внимание на новизну дел по защите религиозных чувств граждан для российских судов. При этом Совет подчеркивает гарантированное Конституцией Российской Федерации равенство граждан вне зависимости от их отношения к религии, возрастающее влияние религий на моральные критерии и чувства граждан, повышенную чувствительность неофитов и другие обстоятельства, влекущие необходимость проведения четких юридических границ, обеспечивающих защиту прав и основных свобод человека в их полноте.

По мнению Совета, ни законом, ни судебной практикой внутренние субъективные переживания одного лица или группы лиц не могут быть использованы в качестве объективного критерия оценки деяний других лиц, поскольку это привело бы к недопустимому и конституционно не обоснованному ущемлению прав и свобод человека и гражданина.

Согласно правовой позиции ЕСПЧ в вопросе об оскорблении чувств верующих определяющим является наличие или отсутствие факта унижения человеческого достоинства граждан (достоинства личности) по признаку их отношения к религии. При этом ЕСПЧ исходит из положений ст. 3 Европейской конвенции, установившей, что никто не может подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

Совет полагает необходимым делать различие между персонально нанесенным конкретному лицу или конкретной группе лиц оскорблением и оскорблением неопределенного круга лиц в связи с унижением их достоинства путем создания у них чувства страха, тревоги и собственной неполноценности, сокрушения физического или морального сопротивления жертв, как определяется ЕСПЧ (решение «Ирландия против Великобритании», от 18.01.1978, серия А, № 25, с. 66–67, § 167), (§ 120 постановления по делу «Смит (Smith) и Грэйди (Grady) против Соединенного Королевства» от 27.09.1999 (окончат. 27.12.1999) и Верховным судом РФ (п. 15 постановления № 5 Пленума Верховного суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003).

По мнению Совета, авторы законопроекта намеревались, прежде всего, заменить административную ответственность, предусмотренную частью второй ст. 5.26 КоАП РФ, на уголовную, дополнительно включив в объект преступного посягательства не только религиозные чувства, но еще и религиозные убеждения. Кроме того, в проекте предлагается ввести ответственность за осквернение объектов и некоторых предметов религиозного почитания, оскорбление и унижение богослужений и других религиозных обрядов, а также за публичное осквернение богослужебной и религиозной литературы. Внесение таких изменений в действующее законодательство вызывает серьезные возражения.

Совет полагает, что рассматриваемый законопроект, несмотря на актуальность затронутой им темы, не может быть поддержан. Его обоснование отсутствием в УК РФ статьи об «оскорблении религиозных чувств граждан» не может быть принято ввиду следующих соображений:

1. Содержание деяния «оскорбление религиозных чувств граждан» не имеет правовой определенности, и в реальных условиях правоприменения будет иметь расширительное толкование, приводящее к ущемлению прав и свобод лиц, действия которых, в том числе в рамках реализации конституционных прав и свобод (свободы слова, свободы творчества, свободы совести и т.д.), гипотетически могут трактоваться как оскорбляющие чувства отдельных граждан или групп граждан, выделяющихся по признаку отношения к религии. Это обусловлено – помимо прочего – неопределенностью и неприменимостью понятия «оскорбление» в отношении таких безличных явлений как богослужения или другие религиозные обряды и церемонии. В соответствии с содержанием понятия «оскорбление», сформированным российским правом (бывшая ст. 130 УК РФ) и решениями ЕСПЧ, богослужения и обряды оскорблены быть не могут. Возможная реакция государства на действия, нарушающие, например, ход богослужения, охватывается уже имеющимися положениями законодательства РФ об ответственности за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания.

2. Выделение в новой статье 243.1. УК РФ, предлагаемой указанным законопроектом, религиозных объединений, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, носит дискриминационный характер в отношении других религиозных объединений, что является нарушением конституционного принципа равноправия.

3. Предлагаемое в статье 243.1. УК РФ введение уголовной ответственности за осквернение объектов и предметов религиозного почитания и др. следует рассматривать в контексте уже установленных законодательством РФ мер уголовной ответственности за вандализм, за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, а также за разжигание религиозной ненависти. Совершенствование правовой защиты религиозных чувств в данной области возможно на основе дополнения в УК РФ и КоАП РФ составов и квалифицирующих признаков названных правонарушений, но не за счет конструирования нового, не имеющего ясных правовых границ, состава преступления.

4. В части 2 статьи 5.26 КоАП РФ в предлагаемой редакции наряду с богослужебной упоминается также религиозная литература. Однако правовые критерии отнесения литературы к религиозной отсутствуют, а следовательно, принятие данной нормы приведет к произвольному толкованию и усмотрению правоприменителя. Кроме того, из смысла предлагаемой статьи вытекает, что речь идет не о мировоззренческой символике вообще, а именно о религиозной символике, но данный профиль символики должен быть ясно и определенно сформулирован, чтобы избежать излишне широкого толкования данного понятия.

Совет полагает, что конкретные деяния, посягающие на достоинство граждан и, следовательно, оскорбляющие чувства граждан в правовом смысле, выявленном ЕСПЧ (унижение достоинства, возбуждение страха, чувства неполноценности и т.п.), уже предусмотрены рядом статей Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ): ст. 136 «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (дискриминация)», ст. 148 «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания», ст. 213 «Хулиганство», ст. 214 «Вандализм», ст. 243 «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры», ст. 244 «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения», ст. 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», ст. 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», ст. 282.1 «Организация экстремистского сообщества», ст. 282.2 «Организация деятельности экстремистской организации», ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 286 «Превышение должностных полномочий» и т.д.

В целях усиления правовой охраны религиозных чувств граждан, Совет полагает оптимальным дополнение ряда существующих в уголовном законодательстве составов преступлений соответствующими квалифицирующими признаками.

Совет обращает внимание также на то, что правовая защита религиозных чувств граждан обеспечивается нормами не только Уголовного кодекса, но и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Сюда относятся, в частности: ст. 20.1 «Мелкое хулиганство», ст. 20.2 «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования», ст. 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях», ст. 5.61 «Оскорбление», ст. 5.62 «Дискриминация» и т.д. По мнению Совета, в некоторых из указанных статей КоАП РФ также возможны изменения, нацеленные на усиление правовой защиты религиозных чувств граждан.

Конкретные предложения по внесению изменений в УК РФ и КоАП РФ даны в приложении к настоящему заключению.

Вместе с тем, анализ мировой практики правовой защиты религиозных чувств показывает, что предварительно – до установления мер ответственности – должны быть проанализированы объективно возможные формы общественно опасного оскорбления таких чувств, иначе невозможно принятие социально обоснованных и эффективных законодательных запретов. При этом решение возможных проблем в спорных ситуациях должно обеспечивать конституционную защиту прав и свобод граждан как в сфере, связанной с проявлением религиозных чувств, так и при реализации гражданами других прав и свобод.

Кроме того, представляется целесообразным до внесения изменений в законодательство инициировать подготовку и принятие Верховным Судом РФ постановления Пленума о практике применения законодательства (прежде всего, ч. 2 статьи 5.26 КоАП РФ), устанавливающего ответственность за оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики. Это позволило бы выявить как объективные пробелы и недостатки регулирования, так и обнаруживающиеся на практике проблемы непоследовательного и разноречивого толкования и применения соответствующих правовых норм.

В целом рассматриваемый законопроект не может быть поддержан.

Совет полагает необходимым направить главе государства свои предложения по подготовке законопроекта, который мог бы быть им внесен в целях усиления правовой защиты религиозных чувств граждан (прилагаются).

Настоящее заключение подготовлено экспертной группой в составе:

Татьяна Вагина, заместитель директора Департамента по делам НКО Минюста России, эксперт Совета,

Иосиф Дискин, доктор экономических наук, член Совета,

Михаил Краснов, доктор юридических наук, эксперт Совета,

Анатолий Пчелинцев, доктор юридических наук, эксперт Совета,

Владимир Ряховский, член Совета,

Андрей Себенцов, действительный государственный советник РФ первого класса, эксперт Совета,

Лев Симкин, доктор юридических наук, эксперт Совета,

Леонид Сюкияйнен, доктор юридических наук, эксперт Совета,

Астамур Тедеев, доктор юридических наук, эксперт Совета,

Михаил Федотов, доктор юридических наук, председатель Совета,

Михаил Шахов, доктор философских наук, эксперт Совета, -

и одобрено на заседании Рабочей группы по гражданским свободам и гражданской активности 18.01.2013 г. 






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru