Как в Тульской области борются с коррупцией. Протестантского пастора и гражданина США много месяцев держат в СИЗО «просто так»

2 Февраля 2013

Уже более четырех месяцев находится под стражей «за дачу взятки» пастор пресвитерианской церкви, кореец по национальности и гражданин США, бывший военный священник, а ныне военный пенсионер Кан Томас Тэ.

Кан Т. приехал в Россию более десяти лет назад, да так здесь и остался со своей семьей.

Он буквально влюбился в Россию. Получив вид на жительство, он купил в Москве квартиру и начал строить дом в Заокском районе Тульской области, на что ушло более девяти лет. Дом получился большой и красивый. Томас назвал его «Домом радости» и решил, что в этом доме будут отдыхать родители и дети из малообеспеченных семей, а также дети военнослужащих. Именно таким образом он решил служить российскому народу. Еще до официального открытия дома он предоставлял его христианам Тульской области для проведения праздников и молитвенных служений.

Официальное открытие Дома радости было назначено на 29 сентября 2012 г. На открытие были приглашены священнослужители из разных регионов России, а также из Южной Кореи и США. В числе приглашенных лиц прибыл и бывший министр обороны Южной Кореи, ныне пресвитер одной из крупнейших пресвитерианских церквей Сеула. Всего прибыло около 120 гостей.

Накануне открытия Дома радости Кана Т.Т. по телефону пригласили в Управление Федеральной миграционной службы (УФМС) по Заокскому району. Священнослужителю сообщили, что задержан один из троих строителей дома, мигрант из Узбекистана, у которого оказался просроченным на несколько дней патент на трудовую деятельность.

Как законопослушный гражданин Кан Т. поспешил в УФМС, где ему в самых черных красках описали особенности российского миграционного законодательства и пригрозили уголовной ответственностью на срок от двух месяцев до двух лет, что, к слову сказать, не соответствовало действительности. Вручив копию протокола об административном правонарушении, где значился штраф на сумму в две тысячи рублей и реквизиты счета для оплаты штрафа, сотрудница УФМС направила Кана Т. в соседнее здание к начальнику полиции. На вопрос «А зачем туда идти?» сотрудница заявила пресвитеру, что «так надо» и «там вас ждут».

Дежурный офицер полиции проводил Кана Т. и сопровождавшую его помощницу Екатерину Ф. в кабинет заместителя начальника капитана С., где разговор сначала вращался вокруг узбека, а затем речь пошла и о перспективах уголовной ответственности самого Томаса Кана. Полагая, что таким образом офицер пытается вымогать взятку, Кан, обращаясь к Екатерине со словами «Пошли отсюда», вышел из кабинета. В коридоре он передал Екатерине две тысячи рублей и попросил ее оплатить штраф, поскольку искренне полагал, что штраф необходимо платить на месте, а сам пошел на улицу к автомобилю.

Капитан С. деньги от Екатерины не взял, заявив, что Т. Кан игнорирует его и не хочет с ним говорить, и потребовал вернуть Томаса. Екатерина спустилась со второго этажа на улицу и позвала Томаса обратно. Однако последний не хотел возвращаться, заявив, что ему нечего там делать и надо спешить, поскольку в автомобиле пропадают продукты и надо готовиться к встрече гостей. Однако Екатерина сказала, что офицер настоятельно требует, чтобы он вернулся. Забрав в коридоре у Екатерины деньги, Т. Кан вошел в кабинет, где разговор «ни о чем» пошел по второму кругу. Говоря по-русски, его «промурыжили» в общей сложности более тридцати минут.

Устав от бессмысленного разговора и намеков на уголовную ответственность, иностранец предоставил полицейскому две тысячи рублей в качестве штрафа и еще одну тысячу рублей в качестве «открытого благодарения» (буквально так и было сказано) на хозяйственные нужды полиции. Офицер С. увидев деньги, громко закричал «взятка!», после чего в кабинет забежали стоявшие за дверью наготове сотрудники полиции, которые и задержали священнослужителя. Только утром «злостного преступника» отправили в следственный изолятор, где и по сей день - уже более четырех месяцев - он дожидается, когда кончится следствие, казалось бы, по элементарному делу с одним эпизодом.

К слову сказать, когда несовершеннолетний сын Томаса обучался в одном из лицеев Москвы, то отцу неоднократно приходилось делать «открытые благодарения» в виде небольших денежных пожертвований на нужды лицея.

Примечательно и то, что полицейские задержали в качестве свидетеля и Екатерину Ф. Женщину, имеющую серьезные заболевания, незаконно и без всяких процессуальных и легальных оснований удерживали в Заокском отделении полиции с 19 часов 28 сентября (с момента задержания Кана Т.Т.) до 6.30 часов утра следующего дня.

При этом полицейские использовали поистине ГУЛАГовские методы по отношению к женщине, перенесшей несколько сложнейших операций по удалению внутренних органов. Свидетель, превозмогая боль, не только была лишена сна, обязательного питания, но и воды! Учитывая, что, по медицинским показаниям, она должна строго соблюдать режим отдыха, питания, приема лекарств и употреблять жидкость каждые два-три часа, самочувствие Екатерины резко ухудшилось. Лишь под утро измученной физически и морально женщине дали стакан воды. Ради каких сенсационных показаний так измывались над больным человеком - непонятно. При таких обстоятельствах в действиях сотрудников полиции, на наш взгляд, усматривается принуждение к даче показаний путем применения незаконных действий (ст. 302 УК РФ).

Дальше события развивались подобно сюжету «Процесса» Кафки. Стражи порядка стали активно искать доказательства вины Кана Т.Т., которых явно недоставало. Для этого зачем-то обыскали его квартиру в Москве. Причем сделали это, пойдя на грубое нарушение норм уголовно-процессуального законодательства. О производстве обыска не был уведомлен ни сам Кан Т.Т., ни его супруга, ни его адвокат. После обыска из квартиры исчезли предметы, не имеющие никакого отношения к инкриминируемому преступлению. Со слов жены Кана, пропали два ноутбука, два мобильных телефона, два жестких диска, более 10 СD-дисков, обручальное позолоченное женское кольцо, декоративный женский браслет и 28 тысяч рублей.

Следователь даже до сих пор не удосужился вручить копию протокола обыска хозяину квартиры, что является еще одним грубейшим нарушением закона. В связи с этим пропажа ценных вещей вызвала обоснованное подозрение в незаконном проникновении в квартиру посторонних лиц и краже личного имущества.

Какие же важные улики пытались найти сотрудники полиции во время обыска? По словам следователя следственного комитета Быкова А.А., обыск был совершен в целях отыскания и изъятия носителей информации, на которых мог «находиться» голос Кана Т.Т., а также иных доказательств. Удивительно, но получить образцы голоса Кана Т.Т., пообщавшись с ним самим в СИЗО № 1 г. Тулы, стражи порядка не догадались. А уж каким образом изъятые предметы помогут следствию, вообще остается загадкой.

Между тем, согласно прецедентной практике Европейского суда по правам человека, постановления об обыске должны, насколько это возможно, обеспечивать ограничение их последствий разумными пределами (Постановления ЕСПЧ от 22 мая 2008 г. по делу «Илия Стефанов против Болгарии», параграф 41; Постановление ЕСПЧ от 9 декабря 2004 г., параграф 45). Эти требования были проигнорированы.

Что движет сотрудниками полиции - людьми, призванными охранять права и свободы законопослушных граждан, когда они на ровном месте начинают придумывать и делать вид, что раскрывают серьезное преступление? Неужели от безделья? А, может, от бессилия – больше ничего не могут раскрыть? А может не хватало статистики по раскрываемости?..

Между тем складывается довольно курьезная картина. Экс-губернатора Тульской области Вячеслава Дудку за взятку в 40 миллионов рублей посадили под домашний арест. Экс-министр обороны Анатолий Сердюков и команда подельников, причинившая государству ущерб на сумму в 4 миллиарда рублей, также находится либо на свободе, либо под домашним арестом. Судя по теленовостям, Сердюков даже на допросы приезжает на автомобиле с мигалкой! И в это же время Томас Кан непонятно за что более четырех месяцев сидит на нарах!

Сколько еще продлится следствие - одному Богу известно. Однако, видимо, именно из-за отсутствия доказательств вины Томаса Кана следствие вынуждено придумывать все новые доказательства в виде фоноскопической, а теперь еще и лингвистической экспертиз, камуфлируя в некую научность отсутствие того, чего нет. Возникает закономерный вопрос: «А куда смотрит прокуратура и руководство следственного комитета области?»

Ничего не скажешь, борьба с коррупцией в Тульской области ведется очень активно и главное – результативно…

Анатолий Пчелинцев
почётный адвокат России,
член Научно-консультативного совета Общественной палаты РФ






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru