В России пастора из Америки обвиняют в даче взятки

18 Марта 2013

Пастора пресвитерианской церкви, корейца по национальности и гражданина СШАКана Томаса Тэ обвиняют в даче взятки должностному лицу в России. Правозащитники считают, что пастора заказали, а адвокаты заявляют о многочисленных нарушениях во время следствия, - сообщает Христианский Мегапортал invictory.org.

Пастор уже более четырех месяцев находится под стражей в следственном изоляторе.

Влад Кусакин, представитель правозащитной организации «Russian Ministries», в интервью новостному агентству InVictory News рассказал, что суд должен состоятся в конце марта – начале апреля. «Официально предъявлено обвинение в четырех томах. Пастор Кан и его адвокат ознакомились с ним. Они ожидают заседание суда», - сказал правозащитник.

В России защитником пастора выступает почетный адвокат РФ, Научно-консультативного совета Общественной палаты Анатолий Пчелинцев.

С чего все началось

В Россию пастор Кан Томас Тэ приехал более десяти лет назад. Получив вид на жительство, он купил в Москве квартиру и начал строить дом в Заокском районе Тульской области. На строительство ушло более девяти лет.

Открытие «Дома радости», так его называет Кан Томас Тэ, было назначено на 29 сентября 2012.

Как отмечает на сайте Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев, на открытие были приглашены священнослужители из разных регионов России, а также из Южной Кореи и США. В числе приглашенных лиц прибыл и бывший министр обороны Южной Кореи, ныне пресвитер одной из крупнейших пресвитерианских церквей Сеула. Всего прибыло около 120 гостей.

Накануне открытия пастора по телефону пригласили в Управление Федеральной миграционной службы (УФМС) по Заокскому району. Ему сообщили, что задержан один из троих строителей дома - мигрант из Узбекистана, у которого оказался просроченным на несколько дней патент на трудовую деятельность.

«Пастор приехал в УФМС, где ему в самых черных красках описали особенности российского миграционного законодательства и пригрозили уголовной ответственностью на срок от двух месяцев до двух лет, что, к слову сказать, не соответствовало действительности. Вручив копию протокола об административном правонарушении, где значился штраф на сумму в две тысячи рублей и реквизиты счета для оплаты штрафа, сотрудница УФМС направила Кана Т. в соседнее здание к начальнику полиции. На вопрос “А зачем туда идти?” сотрудница заявила пресвитеру, что “так надо” и “там вас ждут”», - пишет Пчелинцев.

«Дежурный офицер полиции проводил Кана Т. и сопровождавшую его помощницу Екатерину Ф. в кабинет заместителя начальника капитана С., где разговор сначала вращался вокруг узбека, а затем речь пошла и о перспективах уголовной ответственности самого Томаса Кана. Полагая, что таким образом офицер пытается вымогать взятку, Кан, обращаясь к Екатерине со словами «Пошли отсюда», вышел из кабинета. В коридоре он передал Екатерине две тысячи рублей и попросил ее оплатить штраф, поскольку полагал, что штраф необходимо платить на месте, а сам пошел на улицу к автомобилю. Капитан С. деньги от Екатерины не взял, заявив, что Т. Кан игнорирует его и не хочет с ним говорить, и потребовал вернуть Томаса. Екатерина спустилась со второго этажа на улицу и позвала Томаса обратно. Однако последний не хотел возвращаться, заявив, что ему нечего там делать и надо спешить, поскольку в автомобиле пропадают продукты и надо готовиться к встрече гостей. Однако Екатерина сказала, что офицер настоятельно требует, чтобы он вернулся. Забрав в коридоре у Екатерины деньги, Т. Кан вошел в кабинет, где разговор «ни о чем» пошел по второму кругу. Говоря по-русски, его «промурыжили» в общей сложности более тридцати минут», - продолжает адвокат.

«Устав от бессмысленного разговора и намеков на уголовную ответственность, иностранец предоставил полицейскому две тысячи рублей в качестве штрафа и еще одну тысячу рублей в качестве «открытого благодарения» (буквально так и было сказано) на хозяйственные нужды полиции. Офицер С. увидев деньги, громко закричал «взятка!», после чего в кабинет забежали стоявшие за дверью наготове сотрудники полиции, которые и задержали священнослужителя», - сообщает Анатолий Пчелинцев.

Он подчеркивает, что пастора только утром отправили в следственный изолятор, где и по сей день он дожидается, когда кончится следствие.

Обыск

Представители правоохранительных органов также провели обыск в московской квартире Кан Томас Тэ. Защитник пастора утверждает, что обыск был проведен с грубыми нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства. «О производстве обыска не был уведомлен ни сам Кан Т.Т., ни его супруга, ни его адвокат. После обыска из квартиры исчезли предметы, не имеющие никакого отношения к инкриминируемому преступлению», - подчеркивает Пчелинцев.

Со слов жены Кана, пропали два ноутбука, два мобильных телефона, два жестких диска, более 10 СD-дисков, обручальное позолоченное женское кольцо, декоративный женский браслет и 28 тысяч рублей.

«Следователь даже до сих пор не удосужился вручить копию протокола обыска хозяину квартиры, что является еще одним грубейшим нарушением закона. В связи с этим пропажа ценных вещей вызвала обоснованное подозрение в незаконном проникновении в квартиру посторонних лиц и краже личного имущества», - отмечает адвокат.

По словам следователя следственного комитета Быкова А.А., обыск был совершен в целях отыскания и изъятия носителей информации, на которых мог находиться голос Кана Т.Т., а также иных доказательств. «Удивительно, но получить образцы голоса Кана Т.Т., пообщавшись с ним самим в СИЗО № 1 г. Тулы, стражи порядка не догадались. А уж каким образом изъятые предметы помогут следствию, вообще остается загадкой», - пишет защитник.

Между тем, он отмечает, что согласно прецедентной практике Европейского суда по правам человека, постановления об обыске должны, насколько это возможно, обеспечивать ограничение их последствий разумными пределами (Постановления ЕСПЧ от 22 мая 2008 года по делу «Илия Стефанов против Болгарии», параграф 41; Постановление ЕСПЧ от 9 декабря 2004 года, параграф 45). «Эти требования были проигнорированы», - подчеркивает Пчелинцев.

Действия правозащитников

Влад Кусакин вместе с дочерью и сыном Кана Томаса Тэ провели ряд встреч в Вашингтоне. Они побывали в Конгрессе, Госдепартаменте, Хельсинском комитете, а также в российском посольстве. Встреча в последнем, по словам Кусакина, была одной из лучших. «По крайней мере, по ходу встречи, мне показалось, что дипломаты, с которыми мы беседовали, были искренними и хотят помочь». Он выразил надежду, что они смогут повлиять хотя бы на то, чтобы это дело завершилось максимально справедливым образом.

В свою очередь, американские дипломаты дали дочери пастора возможность связаться с американским посольством в Москве и поговорить с людьми, которые в курсе этого дела и посещают пастора в тюрьме. Также американские дипломаты говорили о том, что этот вопрос будет рассмотрен Госсекретарем США Джоном Керри. Сейчас правозащитники ждут от него соответствующего заявления.

«Некоторые офисы (американского) Конгресса договорились также оказывать дипломатическое влияние, чтобы дело максимально быстро было решено – чтобы пастор был отпущен, было возвращено его имущество и восстановлено честное имя. То же самое и американское отделение Хельсинского комитета. Мы ввели их в курс дела, а они также распространили эту информацию по своим каналам», - рассказал правозащитник.

Влад Кусакин считает, что пастора однозначно подставили. «То, что его подставили, у меня нет никаких сомнений. Это видно из дела. Даже если почитать постановление суда или предъявленное обвинение – становится понятным, что это подстава. Кто-то его заказал. У меня есть догадки, кто мог это сделать, но я не буду спекулировать на этом», - отметил он.

По мнению Кусакина, даже сумма «взятки» доказывает, что пастора подставили. «Такие деньги не решают ничего и нигде. Сам факт существования такой цифры в этом деле - громче всего говорит, что его подставили».

источник: invictory.org






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru