Омбудсмен Чечни о судебном запрете ношения хиджабов в ставропольских школах: «Что это за расизм?»

17 Апреля 2013

История, о которой говорила вся страна произошла в октябре прошлого года в школе №12 села Кара-Тюбе - нескольких девочек-мусульманок не пустили на уроки в хиджабах. Директор объяснила родителям учениц, что школа — не место для демонстрации религиозных взглядов, а светское учреждение. На сторону школы встала прокуратура и губернатор, подписавший постановление правительства, запрещающее любую религиозную одежду в школах края. Мусульмане со школьным дресс-кодом не согласились и подали на губернатора в суд. Отцы школьниц требуют, чтобы их дочерям разрешили приходить на занятия в хиджабах. По мнению истцов, закон о школьном дресс-коде, принятый на Ставрополье, нарушает конституционные права детей на свободу вероисповедания. Однако суд решил, что в школе хиджабам не место.

Уполномоченный по правам человека Чеченской Республики Нурди Нухажиев на своем официальном сайте прокомментировал решение Ставропольского суда.

"Со слов судьи Натальи Чернышевой, она сделала это в интересах самих детей, так как «посещение школы учащимися в хиджабе порождает отчужденность и состязательность в желании доказать кто из них или чья религия лучше». Кроме того, в решении суда отмечено, что оно принято «исходя из высших интересов общества и государства, в целях сохранения общественного спокойствия и межконфессионального согласия». Как говорится, «вот тебе бабушка и Юрьев день!». О каком спокойствии и согласии может идти речь, если такое неоднозначное решение суда, на самом деле, нарушает права мусульманской части населения и, тем самым, подрывает основы стабильности в крае?

Интересно, а что нам делать с различным цветом кожи, разрезом глаз, особенностями характера, а также с нестандартными для края именами и фамилиями школьников? Будем делать пластические операции и переименовывать детей «в целях сохранения общественного спокойствия и межконфессионального согласия»? Ведь если согласиться с утверждением судьи Чернышевой, различия по вышеперечисленным признакам порождают «отчужденность и состязательность в желании доказать кто из них» лучше? Что это за расизм?

Непонятно, каким образом ношение платка школьницами может нарушить «светский характер образования» и помешать «достижению целей учебно-воспитательного характера»? Разве светскость образования определяется формой учащихся, а не конкретной программой обучения?..

Что касается «уважения прав других лиц». «Уважение прав других лиц», в первую очередь, предполагает уважение к правам отдельного человека. По поводу же того, что ношение учащимися религиозной одежды в образовательных учреждениях нарушает «равенство перед законом мужчин и женщин», то я, к своему стыду, так и не понял, какое преимущество перед мужчинами может иметь женщина, носящая платок? Если судья считает, что покрытие головы женской частью населения дискриминирует мужчин, никто не против того, чтобы мужчины, для восстановления своего равенства в правах с женщинами, носили ушанки, кубанки или еврейские кипы. Лишь бы не требовали использования мужчинами женских юбок, для соблюдения «равенства перед законом мужчин и женщин».

Как мы видим, Ставропольский краевой суд, в нарушение основополагающей статьи 28 Конституции Российской Федерации о свободе совести и вероисповедания, гласящей: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними», принял решение не на основе закона, а исходя из ложно понятых «высших интересов общества и государства», которое, несомненно, будет обжаловано в вышестоящей инстанции".

источник: КП






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru