Свидетели Иеговы страдали от ОМОНа вопреки Евроконвенции и позиции КС

Свидетели Иеговы страдали от ОМОНа вопреки Евроконвенции и позиции КС
27 Июня 2014

Столичные Свидетели Иеговы, выступающие как частные лица (московская организация была запрещена судом еще в 2004 году), выиграли у России дело о разгоне их главного ежегодного собрания в честь Тайной вечери. Секулярное помещение Сельхозакадемии, арендованное "Свидетелями", можно использовать для отправления культа, посчитали в Страсбурге, а португальский судья расширил эту позицию в особом мнении: припомнил постановление Конституционного суда РФ, которое законодатель так и не выполнил.

Заявителями в страссбургском деле "Крупко и другие против России" выступили Свидетели Иеговы, принадлежащие к различным конгрегациям в Москве. В 2004 году московские суды запретили столичную организацию Свидетелей Иеговы. В начале 2006 году первый заявитель Николай Крупко подписал от лица Административного центра Свидетелей Иеговы соглашение с Сельскохозяйственной академией о том, что дважды в неделю в ее актовом зале будут проходить собрания организации. До событий, из-за которых авторы жалобы обратились в ЕСПЧ, такие встречи проводились в течение 10 недель.

12 апреля 2006 года в восемь вечера должна была состояться самая торжественная и важная для Свидетелей Иеговы ежегодная встреча, на которую приходят все семьи и единомышленники – празднование в честь Тайной вечери. Явилось около четырехсот человек, включая заявителей (помимо Крупко авторами жалобы значатся еще три москвича). В 20.50 собрание было прервано приездом милиции. ОВД Люблино прислал несколько машин, два микроавтобуса, наряд ОМОНа и десятки оперативников. Милиционер, руководивший операцией, поднялся на сцену, взял микрофон и объявил, что собрание закончено, поскольку является незаконным, и попросил людей разойтись. Правоохранители задержали всех мужчин, которые присутствовали на встрече – их оказалось только 14 человек – обыскали помещение, забрали несколько коробок религиозной литературы и документы с доски объявлений. Задержанных Свидетелей Иеговы и их книги отвезли в люблинский ОВД. Мужчин сопроводили в комнату для ожидания и сделали их коллективное фото; паспорта у них забрали, а приехавшего адвоката к задержанным не пустили. Держали так до полуночи, а потом всех отпустили. Утром о злоключениях Свидетелей Иеговы в актовом зале Сельхозакадемии рассказали два десятка информационных агентств и прочих СМИ.

Четверо заявителей, прежде чем обратиться в Страсбургский суд, попытались решить проблему силами национального правосудия. Они пожаловались в Люблинский районный суд г. Москвы на милиционеров, которые, по их мнению, прервали богослужение, забрали религиозную литературу, а также незаконно доставили в участок, где держали в заключении заявителей и еще несколько человек. 15 июня 2006 года суд принял решение, согласно которому правоохранители имели законные основание разогнать мероприятие. Суд указал на то, что если организация проводит религиозное собрание не в месте, специально предназначенном для такой цели, то встреча должна проходить в соответствии с законом о публичных собраниях. Поскольку заявители отрицали свое отношение к Московскому сообществу Свидетелей Иеговы, запрещенному в 2004 году, и объединились в качестве Люблинской и Краснодонской религиозных групп, они могли проводить собрания только в помещениях, предоставленных для этой цели членами группы. В данном случае около 400 человек собрались в несоответствующем помещение и провели собрания без соблюдения закона о мирных собраниях, маршах и демонстрациях. Это дало милиции право вмешаться. Однако суд пришел к выводу, что задержание 14 человек было безосновательным, так как административных нарушений никто из них не совершил.

Заявители обжаловали решение, указывая на то, что суд неверно интерпретировал нормы по предоставлению помещения, и сослались на контракт, подписанный с Сельскохозяйственной академией. 22 марта 2007 года Мосгорсуд отменил решение нижестоящей инстанции и вынес новое. В нем все осталось без изменений, кроме части, признававшей незаконным задержание некоторых участников встречи. Суд пришел к выводу, что поскольку мужчин доставили в участок исключительно для дачи показаний и продержали не более трех часов, это не может быть приравнено к заключению. Следовательно, нарушения не было.

В жалобе, направленной в ЕСПЧ, "Свидетели" выразили уверенность, что были незаконно лишены свободы властями, что можно трактовать как нарушение ст.5 Европейской конвенции о защите прав человека (гарантирует право на личную свободу). Правительственные юристы возражали: на свободу заявителей никто не посягал. По версии ответчика, милиционеры просто пригласили нескольких участников собрания в участок, чтобы те дали показания. Заявителей не помещали в камеру, им разрешали говорить по телефону, а передвижения по участку не ограничивали. Крупко и компания, однако, не согласились, что слово "пригласили" тут уместно, поскольку оно подразумевает свободу выбора. В данном случае правоохранители не предоставили Свидетелям Иеговы выбора, а просто погрузили их в машины без лишних вопросов.

ЕСПЧ для начала обратил внимание, что заявителей вместе с другими мужчинами-участниками собрания доставили в участок под конвоем. Далее суд отметил, что даже если пребывание заявителей в участке не соответствует определению заключения по национальному закону, то оно может быть расценено как лишение свободы в соответствии с Конвенцией, независимо от того, о каком сроке идет речь, пусть даже о нескольких часах. Поскольку никаких административных нарушений заявители не совершали, лишение их свободы было незаконным и нарушало положения ст.5 Конвенции.

"Свидетели" также утверждали, что в деле была нарушена и ст.9 Конвенции, дающая им право свободно проявлять свою веру и действовать в соответствии с ней. Сторона РФ, в свою очередь, обвинило Свидетелей Иеговы в незаконном использовании помещения для проведения богослужений и в нарушении общественного спокойствия из-за пребывания такого большого количества людей на ограниченной площади актового зала академии. Заявители настаивали, что встреча была законной, а никаких подтверждений нарушения общественного покоя – письменных жалоб или телефонных звонков в милицию от граждан – не было.

Страсбургский суд в данном пункте согласился с заявителями, ведь собрание проводилось вечером, когда в здании академии уже не было занятий. ЕСПЧ процитировал национальный закон, по которому религиозные собрания могут проводиться в помещениях, служащих для культовых целей или ином помещении, которое для данных целей приспособили. Норма не содержит ясного указания на то, что секулярные здания категорически не подходят для религиозных собраний, и Свидетели Иеговы не могли предвидеть, что нарушают закон, проводя встречи в Сельскохозяйственной академии. ЕСПЧ счел ложным мнение, что участники мероприятия должны были заранее уведомить власти о встрече. Суд пришел к выводу о безобидности собрания: оно проводилось в закрытом помещении, не мешало общественному порядку, и в такой ситуации разгонять его при помощи ОМОНа было отнюдь не той мерой, которую ждешь в демократическом обществе. Суд, таким образом, пришел к выводу, что государство нарушило и ст. 9 Конвенции.

Заявители требовали 30 000 евро в качестве компенсации нематериального ущерба. Страсбургский суд назначил выплатить каждому заявителю по 7500 евро, что в общей сложности дало запрашиваемую сумму.

Особое мнение в этом деле, совпадающее с позицией коллег, высказал судья Пинту де Альбукерке из Португалии. Он полагает, что ЕСПЧ должен был пойти дальше и призвать российские власти реформировать национальный закон о религии, чтобы привести его в соответствие с международными стандартами и практикой Конституционного и Верховного судов РФ. Де Альбукерке припомнил недавнее решение КС РФ: по аналогичному делу суд пришел к выводу, что закон не разграничивает религиозные собрания, которые угрожают общественному порядку, и те, которые совершенно безобидны, и о которых не нужно заранее уведомлять власти. Суд пришел к выводу о необходимости устранить это упущение, но российские законодатели до сих пор не приняло надлежащих мер. Де Албукерке также сослался на европейские стандарты: в соответствии с ними собрания, которые проводятся в помещении, не подвержены ограничениям, которые действуют для встреч и демонстраций на улице. Судья выразил мнение, что свобода религии в РФ подвергается ограничениям, противоречащим принципам, принятым в международном сообществе. По мнению де Альбукерке, России пора взять на себя законодательные обязательства по устранению преград для свободы религии, установлению справедливости по отношению к религиозным меньшинствам и налаживанию диалога между разными конфессиями в стране.

Другие дела

Габлишвили против России

В мае 2012 года в ЕСПЧ обратились супруги Александр и Ирина Габлишвили, проживающие в Сыктывкаре. Александр Габлишвили, гражданин Грузии, впервые получил разрешение на проживание в РФ в 2001 году и с тех пор регулярно продлевал его. Его родители в 2005 и 2008 годах получили российское гражданство. В августе 2011 года заявители поженились, а в ноябре того же года Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков выяснила, что Александр Габлишвили хранил и употреблял дезоморфин. Суд приговорил заявителя к штрафу и высылке на родину. Штраф заявитель выплатил, но депортацию попытался оспорить в ЕСПЧ после неудачи в национальных судах. Он указал на то, что на момент вынесения судебного решения его жена ждала ребенка, в июне 2012 года у четы родился сын, и депортация разрушит семью заявителей. Габлишвили также уверил суд, что поддержка семьи и окружения окажет положительное влияние на его состояние, поскольку заявитель болен ВИЧ. Власти же обратили внимание суда на серьезность преступления Габлишвили и на ряд административных нарушений, которые он совершил за последнее время. Правительство полагает, что в Грузии заявитель получит соответствующее лечение и будет в состоянии обеспечить себя и семью, работая водителем. Страсбургский суд пришел к выводу, что, несмотря на тяжесть обвинения, в демократическом государстве депортация была бы излишне жесткой мерой, которая разлучила бы семью заявителей. Таким образом, ее применение будет нарушением ст.8 Конвенции, гарантирующей защиту частной жизни. Тем не менее, пока нарушение не было совершено, поэтому выплату 15 000 евро, которые заявитель потребовал в качестве компенсации нематериального ущерба, ЕСПЧ не назначил.

Щербина против России

Александр Щербина, родился в 1970 году в городе Костанай Казахской советской социалистической республики. В 1991 году, после распада СССР, Казахстан обрел независимость. Бывшим советским гражданам необходимо было получить новые паспорта. В это время заявитель находился на территории России, а в 1992 году по личным причинам вернулся в Казахстан. В 1998 году его приговорили к лишению свободы за вооруженное ограбление, хотя сам заявитель отрицал свою вину и жаловался на условия содержания и обращение со стороны тюремщиков. В 2001 году он сбежал из колонии и приехал в Россию, где жил по поддельному паспорту до 2007 года, когда его поймали и приговорили к депортации. В российском гражданстве ему отказали, хотя он и указывал на то, что в момент распада СССР был на территории РФ, а не в Казахстане. Жалобу на незаконность депортации Страсбургский суд отказался рассматривать, сочтя ее недостаточно обоснованной, но изучил заявление Щербины относительно незаконности его заключения в ожидании экстрадиции. С 28 февраля по 15 апреля 2011 года заявитель был лишен свободы без санкции на арест со стороны суда, а на основании запроса со стороны Казахских властей. Свердловский суд г. Кострома признал заключение незаконным. ЕСПЧ обратил внимание на то, что национальное правосудие, тем не менее, не компенсировало заявителю вред, причиненный нарушением, что противоречит ст.5 Конвенции. Заявитель требовал 10 000 евро в качестве компенсации нематериального ущерба, суд назначил ему 6500 евро и сумму, которую Щербина потратил на судебные издержки – 1650 евро.

Егамбердиев против России

Гражданин Узбекистана Файзулло Егамбердиев в 2013 году был арестован в Омске и обвинен в получении российского гражданства по поддельному киргизскому паспорту. Между тем, в Узбекистане началось расследование против Егамбердиева: его обвинили в участии в экстремистской группировке и в марте 2013 года направили российским властям запрос об экстрадиции. Пока в ходе расследования Егамбердиев был в заключении, он подал заявку на получение статуса беженца, но ему в ней отказали. Поскольку для пребывания заявителя на территории РФ законных оснований не было, власти приняли решение о его административной высылке. Егамбердиев с решением был не согласен, поскольку видел в высылке риск подвергнуться жестокому обращению в Узбекистане, и уверял, что постановление нарушает ст.3 Конвенции (запрет на пытки). Помимо этого он настаивал, что его заключение в ожидании экстрадиции было необоснованным и нарушало ст.5 Конвенции, защищающую законную свободу. Российские власти, однако, никакой опасности для заявителя в административной высылке не видели, а заключение считали адекватной мерой для предотвращения побега подсудимого. ЕСПЧ описал ситуацию в Узбекистане, касающуюся охраны прав граждан, в частности обвиняемых и осужденных, как крайне тревожную. Суд убежден, что для заявителя высылка представляет реальную угрозу и будет нарушением ст.3 Конвенции. Страсбургский суд посчитал также, что власти нарушили и ст.5 Конвенции, поскольку максимальное наказание в виде лишения свободы за административное нарушение составляет 30 дней, в данном случае превентивная мера превысила карательную. Заявитель требовал 7200 евро для возмещения судебных издержек. Суд назначил выплатить Егамбердиеву несколько меньше – 5000 евро.

источник: Право.ру






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru