Инна Загребина. И снова о контроле органами власти: религиозные организации как иностранные агенты без «статуса»

Инна Загребина. И снова о контроле органами власти: религиозные организации как иностранные агенты без «статуса»
24 Ноября 2015

18 ноября 2015 года Государственная Дума очередной раз рассмотрела и приняла Законопроект № 781271-6 «О внесении изменений в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования контроля за деятельностью религиозных организаций)»

Несмотря на то, что данный законопроект неоднократно дорабатывался и некоторые его положения были смягчены, он по-прежнему не выдерживает никакой критики.

Так, согласно ст. 3 данного документа, серьезные изменения претерпит ст. 25 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ 
«О свободе совести и о религиозных объединениях», посвященная контролю и надзору за деятельностью религиозных организаций. Пункт 2 данной статьи изложен в следующей редакции:

«Федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган осуществляет контроль за соблюдением религиозными организациями законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, а также целей и порядка деятельности, предусмотренных их уставами, при осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций»

Таким образом, данная норма существенно расширила не только компетенцию органов юстиции, но и предмет контроля. Так, на данный орган возложена обязанность контроля не только за уставной деятельностью религиозных организаций, как было раньше, но и за соблюдением законодательства религиозными организациями.

Следует отметить, что на сегодняшний день данная функция прямо возложена и на органы прокуратуры. Тем самым нарушаются требования п. 10 ст. 3 Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», согласно которому основными принципами защиты прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в частности, является: «разграничение полномочий федеральных органов исполнительной власти в соответствующих сферах деятельности, уполномоченных на осуществление федерального государственного контроля (надзора), органов государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствующих сферах деятельности, уполномоченных на осуществление регионального государственного контроля (надзора), на основании федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации».

Более того, статья 25 Закона в нынешней редакции звучит по меньше мере странно: «Статья 25. Осуществление надзора и контроля

1. Надзор за исполнением законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры Российской Федерации.

2. Федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган осуществляет контроль за соблюдением религиозными организациями законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, а также целей и порядка деятельности, предусмотренных их уставами, при осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций»;

Как видим, в первом пункте органы прокуратуры уполномочены совершать надзор за исполнением законодательства, а во втором пункте органы юстиции уполномочены осуществлять контроль за соблюдением законодательства!

В итоге мы видим одни и те же полномочия у двух разных надзорных органов, с отличием разве что в игре слов.

Между тем п. 5 ст. 3 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» прямо говорит о недопустимости проводимых в отношении одного юридического лица или одного индивидуального предпринимателя несколькими органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля проверок исполнения одних и тех же обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами;

Невольно возникает вопрос: как же Минюст и прокуратура будут осуществлять контрольные функции за соблюдением и исполнением законодательства, если сами эти требования будут нарушать?

Далее, в статья 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» был добавлен пункт 3 следующего содержания:

«3. К отношениям, связанным с защитой прав религиозных организаций при осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций, применяются положения Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» с учетом настоящей статьей особенностей».

Однако данный пункт по меньшей мере странен, так как действие указанного в нем Закона № 294 не распространяется на органы прокуратуры. Каких-либо изменений в действующий закон «О прокуратуре» и закон № 294 о дополнении его нормой о том, что органы прокуратуры также действуют в соответствии с законом № 294 не предусмотрено. В связи с этим получается юридически безграмотная конструкция.

Далее, ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» дополнена п. 4 следующего содержания:

«При осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган и их должностные лица в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право:

- запрашивать и получать у религиозной организации документы о деятельности религиозной организации, за исключением документов, содержащих сведения о финансово-хозяйственной деятельности религиозной организации, которые могут быть запрошены и получены исключительно в случаях, предусмотренных абзацем третьим настоящего пункта;

Казалось бы, вот то, чего так долго ждали: наконец поставлена точка в вопросе превышения компетенции органами юстиции при требовании у религиозных организаций полного пакета документов о финансово-хозяйственной деятельности, включая сметы, договоры, акты, бухгалтерскую и налоговую отчетности и т.п., что, в принципе, всегда являлось прерогативой налоговых органов.

Но, не тут то было. Подпункт. 2 в п. 4 ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит в себе одно большое «НО!». Теперь он звучит в следующей редакции:

«- запрашивать и получать у религиозной организации, в том числе при проведении предусмотренных настоящим Федеральным законом проверок, документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности, в случае, если религиозная организация получала денежные средства и иное имущество от международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, и (или) в случае, если от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или) о наличии в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма);»

Так в каких же случаях органы юстиции смогут запрашивать у органов управления религиозной организации документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности?

«В случае, если:

· религиозная организация имела поступления денежных средств и иного имущества от международных и иностранных организаций, от иностранных граждан и лиц без гражданства;

· от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности;

· в случае наличия информации о том, что в деятельности религиозной организации присутствуют признаки экстремизма (терроризма)».

При этом обращаем внимание читателей, что органы юстиции смогут запрашивать у органов управления религиозной организации документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности не в совокупности вышеуказанных случаев, а в случае наличия хотя бы одного из них.

Следует особо отметить, что в нынешней редакции статья 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» позволяет органам юстиции наряду с органами прокуратуры не только запрашивать документы, но и проводить проверки на предмет:

- соответствия деятельности религиозной организации законодательству Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, а также целям и порядку деятельности, предусмотренным ее уставом;

- проверки финансово-хозяйственной деятельности религиозной организации, в том числе в части поступления и (или) расходования благотворительных пожертвований и других денежных средств, источников поступления и (или) использования иного имущества, в случае, если религиозная организация получала денежные средства и иное имущество от международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, и (или) в случае, если от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или) о наличии в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма).

А также в случае выявления нарушения законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях или совершения религиозной организацией действий, не соответствующих целям, предусмотренным ее уставом, органы юстиции смогут вынести ей письменное предупреждение с указанием допущенного нарушения и срока его устранения, составляющего не менее одного месяца

Таким образом, указанный выше принцип недопустимости проводимых в отношении одного юридического лица проверок несколькими органами государственного контроля (надзора) установленный п. 5 ст. 3 Федерального закона № 294 нарушается дважды, так как проверка финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц возложена в первую очередь на налоговые органы.

Обращаем внимание руководителей религиозных организаций, что статья 25 Закона в новой редакции позволяет приглашать представителей органов юстиции на свои мероприятия.

Пунктом 5 ст. 25 Закона регламентированы основания для проведения внеплановой проверки религиозной организации, к ним относятся:

- истечение срока устранения нарушения, содержащегося в предупреждении, ранее вынесенном религиозной организации федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом;

- поступление в федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган информации от государственных органов, органов местного самоуправления о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или) о наличии в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма);

- наличие приказа (распоряжения) руководителя федерального органа государственной регистрации или его территориального органа, изданного в соответствии с поручением Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации либо на основании требования прокурора о проведении внеплановой проверки в рамках надзора за исполнением законов по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям.

Пунктом 6 ст. 25 Закона особо отмечено, что предварительное уведомление религиозной организации о проведении внеплановой проверки в связи с наличием в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма) не допускается.

Статья 25.1 изменила порядок отчетности для религиозных организаций. Так, религиозные организации, получившие денежные средства и иное имущество от международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, будут вынуждены вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках поступлений от указанных источников, и доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках иных поступлений.

А также будут обязаны не только представлять в федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган отчет о своей деятельности, персональном составе руководящих органов, целях расходования денежных средств и использования иного имущества, в том числе полученных от международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, об их фактическом расходовании (использовании), но и размещать в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» или предоставлять средствам массовой информации для опубликования данный отчет.

Особо обращаем внимание руководителей религиозных организаций, что за неоднократное непредставление религиозной организацией в федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган в установленный срок вышеуказанного отчета, при наличии в деятельности религиозной организации других нарушений законодательства Российской Федерации повлечет за собой ликвидацию религиозной организации.

Инна Загребина
Эксперт информационно-аналитического центра "СОВА"






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru