О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Ни Чаплина, ни Чапнина. Молчаливая Церковь между либерализмом и «православным сталинизмом»

  версия для печатиотправить ссылку другу
Ни Чаплина, ни Чапнина. Молчаливая Церковь между либерализмом и «православным сталинизмом»
25 Декабря 2015

Похоже, что эпоха отца Всеволода Чаплина, как главного спикера Московской патриархии подошла к концу. Решением Священного Синода от 24 декабря 2015 года отец Всеволод был освобожден от должности председателя Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. Председателем новообразованного Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ назначен более умеренный в своих высказываниях Владимир Легойда. Отец Всеволод Чаплин стал известен своими эпатажными высказываниями, он был требователен к чиновникам, возмущался тем, что его не слушают в Общественной палате РФ, в его сферу входило налаживание отношений с общественными объединениями.

18 декабря 2015 года также стало известно о том, что уволен ответственный редактор «Журнала Московской патриархии» Сергей Чапнин, занимавший эту должность в течение последних шести лет.

Патриарх Кирилл вольно или невольно выступил как руководитель, который поддерживает необходимый баланс сил в Церкви. Кроме того, патриарх решил обезопасить отношения Церкви и общества от любых неосторожных и ярких высказываний. По крайней мере, чтобы эти высказывания не произносились от имени официальных спикеров РПЦ. Отношения с общественными организациями и партиями патриарх Кирилл берет в свои руки, предчувствуя, насколько важной эта тема может быть в ближайшие годы. Это значит, что произошла и оптимизация, и бюрократизация информационной политики Церкви.

Глава РПЦ, безусловно, корректирует стремление многих церковных функционеров создать домостроевский образ Русской православной церкви, а также соединить православие и советскую историю, соборность с халифатом. Патриарх показывает, что Церковь шире и богаче, чем отдельные заявления Сергея Чапнина или отца Всеволода Чаплина, которые становятся популярны в СМИ, создавая карикатурный образ Церкви, как с либеральной, так и с консервативной точки зрения.

Самые яркие высказывания оказываются достаточно маргинальными, но при этом распространяются либеральной прессой на всю РПЦ, как-будто бы так думает и считает вся Церковь, что неверно. Так произошло и после недавнего демарша православного публициста Сергея Чапнина, которого уволили после доклада в Московском Центре Карнеги. Доклад «Священная война, герои и святые, миссия и насилие. Идеи, которые «работали» состоялся 9 декабря 2015 года. По словам Сергея Чапнина, в РПЦ наступил период «нового молчания», в публичном пространстве звучит фактически только один голос – это голос Патриарха Кирилла. Все остальные, в том числе многочисленный новый молодой епископат, преимущественно молчат, «не позволяют себе развернутых высказываний, только краткие комментарии по отдельным, всегда очень конкретным поводам».

Комментируя свое увольнение для Центра «Сова», Сергей Чапнин отметил, что решение сформулировать свою критическую позицию по отношению к нынешнему состоянию РПЦ «я принял четыре года назад». Судя по социальным сетям, Чапнин свободно высказывался на самые разные темы, оставаясь официальным лицом в РПЦ. Он справедливо сетует на то, что в РПЦ отсутствует серьезная аналитика, а дискуссии - в лучшем случае имитация соборности. Можно предположить, что Чапнин имеет в виду, в том числе деятельность Межсоборного присутствия, любимого детища патриарха Кирилла, «церковного парламента». Констатируя соединение православия и советской эстетики и стереотипов, развитие риторики «священной войны» в РПЦ Чапнин не видит «существенных предпосылок для того, чтобы начались какие-то изменения». Видимо, по следам доклада Чапнина библеист Андрей Десницкий написал статью для сайта Carnegie.ru «Православный сталинизм: почему РПЦ полюбила Сталина», где советизация РПЦ представляется, скорее, как факт.

Интересно, что во время обсуждения доклада в Московском Центре Карнеги, где присутствовал автор данной статьи, многие светские ученые были более оптимистичны, чем сам Сергей Чапнин. Один из ведущих семинаров в Карнеги социолог Сергей Филатов (Институт востоковедения РАН) высказал несогласие с главным тезисом автора. По мнению Филатова, РПЦ, наоборот, оказалась в постсоветском обществе силой, которая может противостоять советской реставрации – Церковь является носителем антисоветской идеи, как по историческим причинам, так и по своей природе. На местах Церковь занимается, прежде всего, восстановлением приходской жизни, и агрессивная риторика «священной войны» или «иконы Сталина» Изборского клуба Александра Проханова чужды абсолютному большинству православных священников и рядовых верующих.

Стоит задаться вопросом – кто же является источником этой идеологии оправдания насилия и священной войны, которая проникает в Церковь? Это государство или сами церковные круги? При ближайшем рассмотрении оказывается, что агрессивная риторика, советский победный стиль, в основном, навязываются Церкви извне – со стороны власти. Идеология «русского мира» стала максимально агрессивной и государственной только после выступления В. Путина в 2014 году на Валдайском форуме, где он взял многие церковные идеологемы патриарха Кирилла на вооружение (такие как «русская цивилизация»). Образ воинственного государственного православия стал активно продвигаться во время общероссийских выставок «Романовы», «Рюриковичи», «От великой победы к великой победе» (в экспозиции этой выставки особенно много цитат Сталина), которые при поддержке Министерства культуры устраивал епископ Тихон (Шевкунов). На этом фоне энергичную информационную поддержку такого рода мировоззрению на официальном уровне оказывал, пожалуй, лишь отец Всеволод Чаплин.

Патриарх Кирилл обошел молчанием все патриотические темы, которые могли возникнуть в связи с Украиной, смягчил идею «русского мира», отметив, что это не Советский Союз. Церковь не стала предлагать государству никаких политических доктрин, которые бы оправдывали бы любое действие высшего руководства во главе с В. Путиным, хотя после 2012 года противопоставила себя демократической оппозиции.

У патриарха Кирилла существует своя программа «использования государства», также антидемократическая, но основанная все же на сохранении разных сил в Церкви, и это не сталинистсткая, не советская и не путинская программа.

Именно по этой причине патриарх Кирилл, возможно, испытывая личное раздражение и досаду по поводу критики в свой адрес, не применяет жестких мер к своим оппонентам из числа людей Церкви. Отец Андрей Кураев, отец Алексий Уминский, отец Петр Мещеринов, отец Георгий Митрофанов выступали долго и довольно открыто. Некоторые из этих видных представителей Церкви скорректировали свою риторику, другие продолжают выступать с позиций защиты чистоты Церкви и необходимости широкой миссии. Со всех постов, в том числе из МГУ, был уволен лишь отец Андрей Кураев, что симметрично его жесткой критике епископата. Кураевские методы борьбы за моральную чистоту Церкви и в Ватикане не приветствовались бы.

Если «православный сталинизм» или советское православие как «гражданская религия» являются фантомами, то «молчание Церкви» оказалось правдой – главной находкой Сергея Чапнина. Комментируя свое увольнение в интервью телеканалу «Дождь», отец Всеволод Чаплин, главный оппонент С. Чапнина, говорил его же словами: «Полагаю, его Святейшество думает, что в Церкви должен звучать только его голос. Но это больше никогда не будет так. В церкви не хотят видеть палитры мнений». По словам Чаплина, многие решения в Церкви принимаются патриархом «спонтанно, без должных консультаций», а не «коллегиально. Сам аппарат патриарха никогда не получал коллегиального церковного одобрения из-за его размеров и расходов. Эффективность аппарата патриарха вызывает огромные вопросы. Думаю, сейчас проводится попытка исключить в Церкви любые независимые голоса, любых людей, которые могут громко и самостоятельно высказываться».

Патриарх Кирилл требует абсолютного подчинения в рамках своей административной системы. Ради этого он готов поссориться как со старым соратником Чаплиным, так и с талантливым журналистом, верным Церкви Чапниным. «Молчание Церкви» - благо, поскольку более сотни новых епископов и рядовые священники не могут вписаться ни в гротескную эпатажную советско-православную риторику, ни в либеральное мировоззрение. Церковь в регионах занята совсем другими делами – кормлением бездомных, помощью всем неимущим, организацией приходской жизни, катехизацией и крещениями, молодежной и национальной миссией, то есть социальной трансформацией окружающего общества через Церковь.

Роман Лункин.






также в рубрике ] мы: