О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Адвокат Сергей Чугунов. Конституционному Суду РФ предстоит ответить на вопрос: могут ли без заявления граждан признать их собрание религиозной группой

  версия для печатиотправить ссылку другу
Адвокат Сергей Чугунов. Конституционному Суду РФ предстоит ответить на вопрос: могут ли без заявления граждан признать их собрание религиозной группой
17 Марта 2017

В силу общих принципов права процесс законотворчества предполагает подчинение ряду требований. Без соблюдения большинства из них сложно представить ни один значимый документ, а не только закон. Например: точность и определенность формулировок, выражений и терминов; единство предмета регулирования и отсутствие противоречий, ясность, простота и доступность языка.

Имея некоторый опыт работы с корпоративным законодательством других государств, не могу не отметить, на сколько четко и ясно оно регламентирует деятельность компаний, никаких двусмысленностей и недоговоренностей. То есть возможность возникновения споров и конфликтов сведена до минимума. На большинство вопросов даны четкие ответы. И делается все это с одной единственной целью – пожалуйста, регистрируйте у нас компании, все правила игры у нас предельно ясны.

Но наши ежедневные будни, это работа с законодательством Российской Федерации, а оно, складывается впечатление, преследует какие-то иные цели. Особенно, если говорить про законодательство о деятельности некоммерческих организаций вообще, и религиозных организаций в частности.

В этом году исполнится двадцать лет с принятия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Со дня вступления в силу закон не был идеальным с точки зрения качества, и он не стал лучше, несмотря на внесенные в него изменения (сейчас действует 22-я по счету редакция закона). Большинство терминов, используемых в этом законе, не определены. Потому каждый наделяет их своим смыслом и применяет закон тоже на свое усмотрение. А последние изменения, я считаю, еще больше ухудшили качество закона как юридического документа. Это касается не только поправок, внесенных так называемым «пакетом Яровой», но и других поправок, принятых ранее. Однако, с введением регулирования миссионерской деятельности обострились многие проблемы закона, в частности, проблема регулирования деятельности религиозных групп.

Именно этого вопроса я и хотел бы коснуться подробнее. Сразу оговорюсь, что в рамках того правового положения, какое сейчас есть у религиозных групп в соответствии с законом, считаю данный вид религиозного объединения совершенно бесполезным, не дающим никаких преимуществ гражданам в реализации конституционного права на совместное исповедание своей веры. Этот вывод сделан на основе действующего законодательства, который предлагается вашему вниманию.

Сначала немного истории, которая поможет понять вывод о бесполезности религиозных групп. С момента принятия Закона о свободе совести в 1997 году статья 7, посвященная религиозным группам, содержала всего три абзаца. Но при этом был понятен смысл создания религиозной группы, а именно - граждане, образовавшие религиозную группу с намерением в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, уведомляют о ее создании и начале деятельности органы местного самоуправления. То есть такое уведомление давало членам группы право в будущем стать учредителями религиозной организации, не входя в структуру централизованной, в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона о свободе совести: «Учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, объединенных в религиозную группу, у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданное органами местного самоуправления, или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией».

1 октября 2009 года Европейский суд по правам человека в своем постановлении по делу «Кимля и другие против России» признал, что «правило 15 лет» не соответствует европейским правовым стандартам. Изменения во исполнение этого решения ЕСПЧ были внесены в закон только в 2015 году. Данное правило было отменено. Согласно новой редакции закона религиозную организацию можно регистрировать уже с первых же дней ее существования. Но это по закону, а на практике документы таких организаций направляются на государственную религиоведческую экспертизу, которую они, как правило, не проходят. Поэтому регистрация местной религиозной организации вне структуры централизованной религиозной организации стала еще более недоступна на практике. Но это уже другой предмет обсуждения. Для обсуждения данной темы важно то, что сейчас наличие религиозной группы, уведомившей о своем создании, не нужно для регистрации религиозной организации. Из этого следует, что самого важного преимущества создания такой группы больше не существует.

Также в статью 7 Закона о свободе совести были внесены нормы, ужесточающие требования к объему информации и форме, по которой религиозная группа должна подавать уведомление. В уведомлении о начале деятельности религиозной группы указываются сведения об основах вероисповедания, о местах совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, руководителе (представителе), гражданах, входящих в религиозную группу, с указанием их фамилий, имен, отчеств, адресов места жительства. Уведомление подается по форме, утвержденной Министерством юстиции РФ, не реже одного раза в три года. Важно, что о местах совершения богослужений и обо всех своих членах даже религиозная организация не обязана сообщать.

При принятии данных поправок было много дискуссий на тему обязательности подачи религиозной группой уведомлений. Со стороны государственных органов были заверения, что законопроект не содержит такой обязанности, он лишь регламентирует порядок подачи. Там действительно нет слова «обязаны». Но практика всегда оказывается печальнее – большинством правоприменителей подача уведомления религиозной группой на сегодняшний день рассматривается как обязанность. Более того, сейчас в Государственной Думе РФ находится на рассмотрении законопроект еще более ужесточающий порядок уведомления, а также устанавливающий административную ответственность за его не подачу. При этом внести ясность в вопрос обязанность это или нет, законопроектом не предлагается. Это к тезису о качестве законопроектов.

Естественно, встает вопрос о том, если религиозная группа бесполезна для ее членов, что же делать гражданам, которые не хотят или, как правило, не могут воспользоваться своим правом создать религиозную организацию. Ответ – индивидуальное право каждого на свободу вероисповедания. Хотя после принятия «пакета Яровой» это конституционное право ставится и правоохранительными и судебными органами под сомнение. Большое количество таких прецедентов и стало поводом рассмотреть нормы законодательства о религиозных группах в данной статье. Вот один из примеров.

14 августа 2016 года Железнодорожным районным судом г. Орла по результатам рассмотрения материала об административном правонарушении в отношении гражданина О. было вынесено постановление о признании его виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.5 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях и назначении ему наказания в виде штрафа в сумме 40 000 рублей. Постановление было обжаловано, однако жалобы вышестоящими инстанциями были оставлены без удовлетворения.

Обратимся к тому, что стало основанием для привлечения к ответственности гражданина в данном деле. В постановлении Железнодорожного районного суда г.Орла указано, что суд, оценивая в совокупности собранные по делу доказательства, считает вину гражданина О. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.5 ст.5.26 КоАП РФ, полностью доказанной, так как «он осуществлял миссионерскую деятельность без уведомления в письменной форме о начале деятельности религиозной группы органа, уполномоченного принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, по месту осуществления деятельности религиозной группы». Аналогичный вывод содержится в решениях вышестоящих инстанций. Даже Верховный суд РФ подтвердил законность всех вынесенных по данному делу решений.

Суды пришли к выводу о виновности гражданина О., применяя положения пунктов 1 и 2 статьи 7 Закона о свободе совести, посчитав, что приглашая граждан в свою квартиру для совместного исповедания веры и организовав там изучение Библии, гражданин О. тем самым создал религиозную группу, и, следовательно, был обязан уведомить об этом орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации. Однако, сам гражданин О. настаивает на том, что религиозную группу не создавал, а действовал исключительно в рамках гарантированного ему статьей 28 Конституции РФ индивидуального права.

К сожалению, это не единственный прецедент, когда правоприменитель подобным образом толкует Закон о свободе совести. Подобная практика вскрыла то, что пункт 1 статьи 7 Закона о свободе совести содержит правовую неопределенность в отношении создания религиозной группы, так как не регламентирует ни порядок ее создания, ни условия, при которых религиозная группа может считаться созданной (например: минимальный количественный состав лиц, ее создающих; необходимость проведения собрания и принятия решения о создании группы и т.д.). Более того, статья содержит такой неопределенный термин, как «признается». Кем объединение граждан должно признаваться религиозной группой, норма не указывает. Эта неопределенность формулировки позволяет правоприменителю «признавать» религиозной группой граждан, которые добровольно собрались в целях совместного исповедания и распространения веры, хотя при этом они не изъявляли желание создавать какое-либо религиозное объединение. А благодаря «пакету Яровой» таких граждан привлекают к административной ответственности фактически за реализацию их конституционных прав.

Статьи 28 Конституции РФ гарантирует каждому свободу вероисповедания, включая право иметь и распространять религиозные убеждения. Соответствующее обязательство Российской Федерации предусмотрено также в ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Гарантированное право включает в себя «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию». Статья 3 Закона о свободе совести говорит о том, что данное право может реализовываться как индивидуально, так и путем создания религиозных объединений.

При рассмотрении данной темы также важен принцип, закрепленный в части 2 статьи 30 Конституции РФ, согласно которому никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем. Если рассматривать реализацию права на свободу вероисповедания в свете данного принципа, то очевидно, что предполагается свобода создания религиозных объединений. То есть не может кто-то другой решать за гражданина, создал он религиозное объединение или нет. Это положение Конституции находит свое развитие в нормах Закона о свободе совести, согласно статьи 6 которого религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации. Аналогичные положения содержатся в статьях 7 и 8 Закона.

Из приведенных норм действующего законодательства очевидно, что религиозные объединения могут быть созданы исключительно по доброй воле граждан, их создающих. Нарпимер, нет ничего удивительного в том, что не известно ни одного случая в современной России, чтобы граждан принуждали создать и зарегистрировать в религиозную организацию. Более того, закон содержит определенные препятствия для такой регистрации. Однако в описанном выше случае все это не помешало правоприменителям, в том числе и судам, против воли гражданина сделать его членом религиозного объединения, утверждая, что он создал религиозную группу, потому что приглашает граждан для совместного изучения Библии к себе домой.

Не смотря на очевидный принцип добровольности создания религиозных объединений, неопределенность самих норм, содержащихся в статье 7 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» приводит к описанной правоприменительной практике.

Как уже было сказано, в силу общего принципа права юридическая норма должна быть формально определенной, точной и недвусмысленной, чтобы исключалась возможность ее произвольного истолкования и, следовательно, произвольного применения. Пункт 1 статьи 7 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» не соответствует перечисленным критериям и противоречит Конституции Российской Федерации. Поэтому вопрос конституционности указанной нормы был поставлен перед Конституционным судом Российской Федерации, куда была подана соответствующая жалоба. Надеюсь на то, что суд защитит права граждан и даст оценку и самой норме и тому, как ее толкует правоприменитель. Информация о вынесенном Конституционным судом РФ решении по данному делу непременно будет доведена до общественности.

адвокат
Чугунов С.В.







также в рубрике ] мы:       
 

Модуль "Форум" не установлен.