О нас новости Судебная практика Законодательство Аналитика Пресс-центр Справочные материалы

Вадим Розанов. Август 17-го. А конца «Дела бога Кузи» по-прежнему не видно.

  версия для печатиотправить ссылку другу
10 Августа 2017


Продолжение статьи В. Розанова: «Дело московских бабушек, или путь в царство Божие лежит через СИЗО» / «Религия и право», 2017. № 1, с. 30-40.

Это будет своего рода хроника последних событий в деле «бога Кузи». Поскольку государственные средства массовой информации, мягко скажем, существенно искажают картину, постараюсь донести до интересующихся действительное положение дел.

Еще 9 июня арест четырем обвиняемым по настоящему делу был продлен еще на 3 месяца – фактически до 2-х лет. Судья, услышав, что обвиняемые сидят уже почти два года, правда, удивился: «Что здесь расследовать?», - но свою задачу выполнил четко – проигнорировал все тезисы защиты и продлил арест.

В июне и июле следствие понемногу знакомило арестованных с томами дела, а накануне наступления августа следователь вдруг обратился в Тверской районный суд г. Москвы с просьбой ограничить арестованных по времени с ознакомлением с материалами дела. На этот момент главный фигурант дела Андрей Попов с процессом ознакомления закончил, а у женщин и их адвокатов оставалось непрочитанными в основном по 1 (из 74-х) тому, причем этот последний том следствие читать просто не давало! Были еще какие-то вещественные доказательства - по версии следователя, то ли одна фура(!), то ли две, но их до этого момента вообще никому не показывали.

По описанию к этим вещдокам относились, например, «прямоугольная металлическая коробка зеленого цвета с откидной желтой крышкой, на которой нанесена надпись: «Богоявленский кафедральный собор в Елохово» и «прямоугольная серая коробка с изображением Красной площади, изготовленная из полимерного материала». Что и кому доказывает факт наличия этих коробок – абсолютная загадка. Складывается ощущение, что мели в квартире все, главное, чтобы побольше куча получилась.

Существенная часть вещдоков - пачки брошюр авторства Попова с «говорящими» названиями: «Закон второго пришествия», «Евангелические лекции», «Исцеление молитвой», «Как доказать Богу, что он – Бог», «Учение об энергоинформационных обменах между человеком и миром», «Закон божественной морали», «Молитвы», «О духовной связи человека с его судьбой» и т.д. Для человека разумного такая литература действительно является доказательством того, что люди всерьез занимались делами религиозными, участвовали в духовных практиках, но следствие толкует это как-то иначе. Ну и классика жанра – аудионосители с сотнями часов (!) записей встреч, бесед, лекций и прочих духовных мероприятий с участием Попова. Надо сказать, что наличие этих записей как-то плохо вяжется с версией следствия о преступной группе – ну зачем ей вести аудиопротоколы своих мероприятий! – и отдельном обвинением моей жены в том, что она «ставила» в группе конспирацию. Ничего себе знатоки конспирации, записывающие каждое свое слово!

Так вот именно ссылаясь на то, что со всем этим – так и хочется написать хламом – арестованные женщины будут знакомиться еще год, следователь просил суд ограничить срок их знакомства 11 сентября.

Зачем это было нужно. Одна из версий – нормальным языком говорить уже не получается – состоит в следующем. 11 сентября истекает срок ареста. По идее, дело должно бы уже давно поступить в суд. Но дорога в суд идет через прокуратуру, куда следствие должно представить проект обвинительного заключения. Прокуратура, в свою очередь, должна его поддержать и дальше в суде выступать как обвиняющая сторона.

Только вот, человеку разумному выступать в суде не с чем. Закопавшись в это дело с головой, утверждаю: Попов и его единомышленники в плане сбора средств на свою деятельность в своей религиозной группе – а именно эти действия следствие пытается представить как «мошенничество» - не делали ничего, что не практиковали бы другие церковные приходы вне зависимости от конфессии. Более того. Их, например, обвиняют в том, что они собирали деньги на «непостроенный храм» и церковные обряды. Из своей практики прекрасно знаю, что пожертвования в церкви сплошь и рядом не имеют даже такой адресности. Еще раз напомню, собранные деньги на себя они не тратили, все забрали при обыске.

Но вернемся к датам. В прокуратуру материалы дела должны были уйти к середине августа. А посылать нечего. И следователь обращается в суд с упомянутой инициативой, рассчитывая, что позднее, в начале сентября, суд опять продлит арест, поскольку срок ознакомления установлен до 11-го числа, а ему еще месяц полагается на продвижение материалов через прокуратуру. Такая вот хитрая арифметика с единственной целью – не выпускать арестованных. А там, глядишь, еще что-нибудь произойдет, как тут не вспомнить притчу Ходжи Насреддина про ишака и эмира.

И вот 3-го августа мы пришли в суд. Следствие его проиграло, Тверской районный суд не поддержал его требования. И я поверил в то, что судьи могут работать справедливо, поскольку ход заседания, вопросы судьи и ответы на них, сформировавшиеся в ходе процесса логика и картина дела полностью соответствовали вынесенному судьей решению. Может быть для этого имеются какие-то профессиональные термины, но я бы это назвал судебной гармонией. В рамках настоящего дела такое произошло впервые. Однако, по сути, эта победа мало что значит – женщины по-прежнему в СИЗО.

Поскольку дело происходило после истории с попыткой побега известной банды в Мособлсуде, то теперь их водят под усиленным конвоем. Помимо судебных приставов трех женщин в наручниках теперь сопровождает огромный ротвейлер. Как старому собачнику мне было искренне жаль эту служебную псину, которой было явно жарко и скучно сидеть в зале полтора часа, она все время жалобно взирала на кинолога, мол, когда кончится вся эта хрень и не пора ли покинуть это душное помещение.

Забавный момент в ходе суда. Расширившиеся глаза судьи, когда она услышала, что в последнем 74 томе содержится постановление о возбуждении уголовного дела в отношении хищения вещественных доказательств в виде денежных средств. Такое, видимо, бывает не часто. Это о той самой загадочной истории с 215 млн. рублей, которые были изъяты при обыске из квартиры, где собирались «сектанты», а потом переданы гражданину Ц. Теперь, оказывается, по этому поводу даже уголовное дело возбуждено. У меня сразу возникли вопросы - кто обвиняемые и сколько человек арестовано? Хорошо, г-н Ц. в розыске, но есть судья, который принял решение о выдаче этих средств, кто-то в полиции подписал бумаги об их переводе, а это очень непростая процедура – вы хотя бы представляете сколько виз надо было собрать по всей вертикали в МВД и сколько звезд на погонах у человека, подписавшего документы о подобном переводе? И теперь сопоставим эти похищенные 215 млн. и те 7, которые вменяют Попову и его «подельницам». Они за 7 сидят уже два года и об этом знает вся страна, а про 215 мало кто и слышал…

Справка о 215 млн.: деньги (наличными!) были изъяты в мае 2014 года во время обыска в квартире, где проживал Попов. Формальным поводом для обыска было уголовное дело о драке, найденные же деньги пришлись кстати. Видеоряд с коробками с купюрами был активно использован в СМИ для антисектантской пропаганды. Хозяйка квартиры – она среди арестованных женщин – сразу же заявила, что деньги принадлежат ее бывшему мужу, г-ну Ц. Следствие особо этому не поверило, деньги приобщило к вещдокам, хотя в обвинение они не попали. В прошлом году г-н Ц. получил решение суда о праве на эту сумму и ее ему подозрительно быстро выплатили. После этого полиция обратилась в тот же суд и добилась поворота (отмены) прежнего решения. Но денег-то уже не было, как и г-на Ц. Теперь, оказывается, возбуждено уголовное дело по факту их хищения. Скажу откровенно: я не знаю, чьи это деньги и откуда они взялись, но действия полиции выглядят, по меньшей мере, странно. Кстати, одновременно со всей этой историей сменился руководитель следственной группы, а судья, говорят, в суде больше не работает. И еще. Следствие жутко не любит говорить на эту тему.

В чем же разница между 7-ю и 215-ю миллионами?

Анализируя ряд известных косвенных факторов и обстоятельств, прихожу к однозначному выводу, что «установка» посадить участников этой группы пришла с самого верха. Иначе очень трудно объяснить фантастическое упорство правоохранительных структур, судов и государственных СМИ в деле шельмования Попова и его группы, невероятные силы и средства, брошенные для достижения этой цели.

В связи с заседанием суда в июне отличилось НТВ. Ребята, это называется ложь. Корреспондентка НТВ Дарья Масалова лгала с экрана. Ну не говорил Попов в суде, что «богу не гоже находиться за решеткой в следственном изоляторе», не называли арестованные женщины себя его «наложницами и женами» и не утверждали, что «всех причастных к следствию постигнет кара небесная», а именно вся эта ерунда «украшала» репортаж якобы из зала суда. В этот раз арестованные, кстати, вели себя крайне сдержанно и даже достойно. Дай вам Бог так себя вести после 21 месяца в СИЗО. Ну, что тут сделаешь, прошла в редакцию команда «мочить», а фантазия убогонькая, да и в суд эта корреспондентка даже не заходила. Если бы заходила, то хотя бы посчитала арестованных женщин. Их три (50, 55 и 65 лет – самый возраст для наложниц!), а не две, как в репортаже.

Но не надо обижать и другие каналы. РТР в этом вопросе тоже на высоте. Как-то однажды в апреле 16 года в передаче «Утро России» там решили напомнить об угрозе россиянам со стороны сектантов и на всю страну грохнули: Попову принадлежат десятки квартир в Москве! Звучит громко, вот только это также абсолютная ложь. По материалам дела, Попову принадлежат однокомнатные «хоромы» в Долгопрудном площадью 31 кв м и ¼ квартиры площадью 80 кв м в том же славном городе. При этом никаких машин, дорогих часов, ювелирный украшений. Даже костюма приличного не оказалось. Ну, прямо олигарх, не правда ли?

Поскольку нет никакой надежды, что хотя бы один государственный телеканал расскажет об этом деле хотя бы подобие правды, изложу основные тезисы своего интервью НТВ, данного сразу же после июньского заседания суда.

Нас совершенно не удивляет решение о продлении ареста. Суд не мог отпустить обвиняемых по двум причинам. Команда об их аресте отдана на самом верху по просьбе патриарха Кирилла. Он, в частности, попросил Министра юстиции запретить группу Попова судебным путем. Пока арестованные находятся в СИЗО следствию удается замалчивать вопрос о том, куда и каким образом делись изъятые у них деньги – 215 млн. рублей. Если во всей этой истории что-то и подходит под определение мошенничества, то именно история с этими деньгами.

По оценке ряда наиболее авторитетных юристов страны, никакого мошенничества в деле Попова нет, арестованные собирали средства на собственную религиозную деятельность, корыстной выгоды из этого не извлекали. Сами жили очень скромно, если не сказать бедно.

Уголовное преследование группы Попова по сути является преследованием людей за их религиозные убеждения. Следствие поделило участников группы на потерпевших и обвиняемых не за их конкретные действия, а в зависимости от того, вышли ли они из группы, или сохранили веру в учение Попова. Такие действия несовместимы с конституционным принципом светского государства.

Теперь, вероятно, понятно, почему 7 млн. родили дело о 74 томах, отправили людей в СИЗО на пару лет, стали предметом чуть ли не общенационального интереса. А про хищение 215 млн. рублей никто телерепортажей не делает. Кто знает, как делилась эта сумма, у кого в кармане эти деньги. Есть, правда, один скользкий момент. В своем постановлении руководитель следственной группы, признавая эти деньги нажитыми преступным путем (без всяких доказательств), предсказывал и их судьбу – конфискация в доход государства. Так что следуя его логике, это практически хищение из бюджета. Может, все же, кто-нибудь их поищет, и найдут виновных в их хищении?

Наступило 8 августа. Апелляция на решение Мосгорсуда от 9 июня, естественно, ничего не дала. Суд в очередной раз проигнорировал все аргументы защиты и арестованных: об откровенно смешном содержании десятков томов «дела» (фото купюр, брошюры Попова, содержательных томов всего 1-2 из 74), подмене постановления о завершении следствия, абсурдности обвинений и многом другом. Без внимания остаются даже нарушения установленной процедуры. Как известно, согласно требованиям уголовно-процессуального кодекса при продлении ареста дело не рассматриваются по существу, т.е. вообще не взвешиваются доказательства виновности и невиновности арестованных (что, кстати, с моей точки зрения нелогично). Так вот, еще в марте в решении суда появилось утверждение о том, что источником доходов обвиняемых была противоправная деятельность. Это - естественно, утверждение следствия, а вот защиту на этот счет никто даже и не спрашивал. Более того, вынося такое определение, суд не поинтересовался и фактическими материалами дела. А в нем содержатся справки ФНС, из которых следует, что доход моей жены в 2014 году составлял 50 тыс. рублей в месяц, а в 2013 году – 36 тыс. рублей. Может быть судьям и следствию такие суммы и кажутся смехотворными, но на подобные доходы и сейчас живут миллионы москвичей, а в регионах это весьма приличные деньги.

Туда же «до кучи» приписали и обвинение в том, что народ не жил по месту регистрации и регулярно менял места проживания. В случае с моей женой Надей, вероятно, имеется в виду, что она ночевала то в своей квартире, то у меня, то мы с ней вместе ездили на дачу.

Но больше всего мне понравилась фраза: «в соответствии с обвинением, … инкриминируются корыстные деяния в составе группы, характеризующейся строгой иерархией, дисциплиной, организованностью и применением мер конспирации». Была бы у них корысть, вряд ли бы полиция изъяла при обыске всю эту денежную массу, давно бы уже куда-нибудь вложили или на себя потратили. Что же касается «группы, характеризующейся…» – это просто про РПЦ. Вид в профиль. Про конспираторов, у которых материалы изымают фурами даже говорить смешно, но интересно другое. В какой статье УК дается определение конспирации с назначением наказания за различные виды конспиративной деятельности (просто конспирация, глубокая конспирация, особо глубокая конспирация)? Я такой статьи не нашел. Боюсь, что судьи и следователь тоже не смогут найти.

Иногда у меня возникает ощущение, что эта история не кончится никогда. Во всяком случае, церковно-государственная репрессивная машина явно не хочет отпускать свои жертвы. Им что, в качестве расплаты за инаковерие нужны наши жизни?

Вадим Розанов






также в рубрике ] мы:       
 

Модуль "Форум" не установлен.