Жертвы «бога Кузи». Как отличить «бога» от «православного старца»

Жертвы «бога Кузи». Как отличить «бога» от «православного старца»
12 Сентября 2017
Околоправославное движение «бога Кузи» стало широко известно после 2015 года, когда был задержан лидер этой группы Андрей Попов, а в квартире его последователей был проведен обыск. Намного меньше людей знает о том, что в нарушение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод уже более двух лет в следственном изоляторе содержатся женщины, которые были сподвижницами Попова. О задержании Попова стало известно 10 сентября 2015 года, позже были привлечены по обвинению в пособничестве Попову - Галина Маркевич, Надежда Розанова и Жанна Фролушкина. 11 сентября 2017 года уже после того, как сам лидер секты ознакомился с материалами дела, срок содержания под стражей для трех женщин и для основателя движения был продлен еще на три месяца. Все они обвиняются по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество в крупном размере, совершенное группой лиц) и по ст.239 УК РФ (создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан).

Если статус самого Андрея Попова был более или менее прояснен в ходе следствия, то какую роль играли женщины вокруг него, пока непонятно. Они вполне могли быть «жертвами», которые и сейчас готовы поклоняться Попову как «богу».
В деле есть две экспертизы – сотрудника Центра социокультурных экспертиз Натальи Крюковой (без религиоведческого образования) и профессора, доктора философских наук Екатерины Элбакян. Из материалов дела и содержания экспертиз, очевидно, что лидер движения Андрей Попов воспринимался всеми своими последователями в качестве обычного православного священника. Именно такое впечатление он производил на тех людей, которые собирались на его лекциях. Попов одевал рясу, крест, редкая борода также была в наличии. В официальной церкви инвалид по зрению Попов никогда бы не был рукоположен в священники.

Помимо этого, Попов говорил о том, что он был якобы рукоположен митрополитом Питиримом. Его соратники именовали его иеромонахом, а позднее иногда епископом Романом (видимо, таким было его «монашеское имя»). Первоначально у учеников Попова не возникало никаких сомнений, что они попали к слепому, но очень богословски подкованному «старцу», в православную общину. Иерархия, которая была в этой общине, вполне соответствовала определенным смутным представлениям людей о духовной иерархии: ближний круг (женщины вокруг Попова и «воскресники» или апостолы, постоянно пребывающие около Попова), «субботники», постоянные слушатели, «понедельники», то есть начинающие. Все остальные люди, враждебно настроенные по отношению к Попову и не входящие в общину, назывались «демонами». Основу религиозной практики движения Попова составляли воспитательно-дисциплинарные собрания, основанные на разборе нравственного состояния верующих и их поступков (такие собрания именовались «выдры», так как в ходе них «выдирался грех») и на своеобразном экзорцизме – «выбивании грехов» («щуки», так как «прищучивался грех»). Многие последователи отмечают, что часто это было похоже на избиение того или иного человека с его согласия, но в основном в качестве орудия наказания упоминаются домашние тапки. Трудовая практика в религиозной общине «бога Кузи» (как его по большей части называют журналисты) была основана на продаже литературы и сборе пожертвований на реставрацию церквей (в ряде случаев - реальных храмов РПЦ, получивших какую-то часть собранных Кузей средств), книги и на поминание – во время православных выставок последователи Попова также принимали записки «за здравие» и «за упокой», которые иногда (неизвестно всегда ли) передавали в реальные храмы РПЦ.

Возникает вопрос: что должно было насторожить «православных верующих» из общины Кузи-Попова, если ранее они никогда не общались близко с православными священниками, не читали богословских книг? Попов со своими соратниками посещал православные храмы, то есть, видимо, они даже исповедовались и причащались в церквях РПЦ. Наказания в общине Попова были не строже и не жестче тех, которые можно встретить в некоторых православных монастырях. Смирение и послушание в большинстве православных приходов, без соответствующих наказаний, считается главной добродетелью. И люди, приходящие к «богу Кузе», также полагали, что смирение откроет им путь к откровениям. Что касается самого наименования «бог Кузя», то есть две версии ее происхождения – Попов стал именовать себя так в память о своем попугае, по другой версии (более правдоподобной) Кузей Попов стал в честь лидера народного движения начала XIX века Кузьмы Алексеева, известного под прозвищем Кузька-мордовский бог или просто Кузя-бог (идеология Кузьмы основывалась на соединении православия и эрзянского язычества).
Откуда могли взяться откровения у слепого человека? В прессе Андрей Попов часто предстает в качестве тучного необразованного и неопрятного человека. Однако на своих сподвижников Кузя производил большое впечатление, несмотря на всю ограниченность своих физических возможностей. У лидера секты был хороший фундамент в виде гуманитарного образования – он учился на историческом факультете МГУ. Попов является также членом Союза писателей, лауреатом литературной премии им. Сергея Есенина, автором многих сборников стихов. Попов обладает феноменальной памятью – запоминает все, что ему читают, к примеру, знает, что находится на каждой странице его многотомного дела. Его проповеди, книги, записанные по памяти и основанные на библейском тексте, распространялись довольно широко, а главное мало, кто мог их отличить от реальной православной литературы других «старцев», где была эсхатология и призывы к покаянию. Наличие реинкарнации или своеобразные трактовки догмата о Святой Троице практически никого из верующих не интересовали, а идея перевоплощения даже привлекала (теософия, Рерихи, единство всех религий – вот, что близко постсоветскому человеку). Соответственно, среди последователей Кузи-Попова были люди вполне интеллигентные, даже научные сотрудники учреждений РАН.

В чем в реальности обвиняют Попова и ряд его ближайших помощников? В сентябре 2015 года по всем телеканалам показали сюжеты об обыске в квартире Жанны Фролушкиной, где находился Попов, были найдены большие суммы денег, а также редкие животные, которых держали в домашних условиях. Содержание животных из Красной книги в квартире не является преступлением, поэтому это не могло быть предъявлено в качестве обвинения. С деньгами ситуация оказалась более запутанной. Изначально из квартиры изъяли около 250 млн рублей, которые затем были востребованы бывшим мужем Фролушкиной Ю.Д. Цукерманом в качестве его личных денег. Химкинский суд г. Москвы постановил эти деньги вернуть собственнику - Цукерману, который с ними и исчез, а следователь по делу и судья уволились. Обвиняемым же вменяется мошенничество на сумму 7 млн 385 тысяч рублей, а пострадавшими являются бывшие последователи Попова, в большинстве своем пенсионерки.

По словам адвоката Анатолия Пчелинцева, представляющего интересы одной из женщин, обвинение опровергается даже обстоятельствами, установленными стороной обвинения в ходе следствия: изъятые огромные суммы денег, о которых так много говорили во всех СМИ, данной религиозной группе и Попову не принадлежат. Те небольшие деньги, которые жертвовали на группу, были потрачены, по словам адвоката, на общеполезные цели – перечислялись на нужды православных храмов и медицинских учреждений Донбасса. В целом в деле отсутствует четкая грань между пострадавшими и обвиняемыми, так как и те, и другие участвовали в одних и тех же действиях в рамках группы Попова.

Стоит отметить, что личностный конфликт играет не последнюю роль в деле Попова. Одна из главных «пострадавших» и обвинительниц в этом деле – Ольга Францева, бывший бухгалтер общины (сейчас под стражей находится бухгалтер Маркевич). Она, видимо, что-то не поделила не только с сидящими в заключении соратницами Попова, но и разошлась во взглядах со своим гражданским мужем. Бывший гражданский муж Францевой - Виктор Пшеничный, объявленный во всероссийский розыск после начала дела, является ближайшим сподвижником Попова и часто сам представлялся священником, носил подрясник.

Следствие стоит перед сложной задачей. Формально околоправославная секта Кузи имела право собирать пожертвования, а определить, сколько «сектанты» оставляли себе, довольно сложно (какие-то средства все-таки перечислялись православным храмам и монастырям). В деле, конечно, есть одна «зацепка» для обвинения: следователь написал, что А.Ю. Попов обманывал своих последователей, поскольку явно не обладает «божественным статусом, знаниями и силой». Получается, что следователь, видимо, знаком с тем, кто реально обладает этим статусом и силой.

Роман Лункин.


нажмите для увеличения




также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru