«Оперативники из отдела по борьбе с экстремизмом задержали меня на основании «особых обстоятельств»». Интервью с пастором баптистской церкви г. Набережные Челны Леонидом Поворовым

«Оперативники из отдела по борьбе с экстремизмом задержали меня на основании «особых обстоятельств»». Интервью с пастором баптистской церкви г. Набережные Челны Леонидом Поворовым
29 Ноября 2018
23 ноября 2018 г. городской суд в Набережных Челнах в Республике Татарстан оштрафовал пастора Церкви евангельских христиан-баптистов «Возрождение» Леонида Поворова на 20 тысяч рублей по ч.2 ст.20.2 КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования – организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия». По существу пастор оштрафовали за проведение крещения в июле 2018 г. на берегу реки Кама.
Накануне, то есть 22 ноября 2018 г. пастора Поворова задержали и заключили под стражу с тем, чтобы 23 ноября в наручниках привести в зал судебного заседания. Совершенно очевидно, что с точки зрения правоохранительных органов задержание пастора могло использоваться для устрашения служителя Церкви ЕХБ. Об этом было открыто сказано в специальном заявлении руководства Российского Союза евангельских христиан-баптистов, подписанном главой Союза Петром Мицкевичем и заместителем главы Союза В.В. Игнатенковым.
Адвокаты намерены обжаловать не только решение суда о штрафе и само по себе возбуждение административного дела, но и факт незаконного задержания пастора по такого рода категории дел по надуманному основанию.

Пастор Леонид Поворов было рассказал порталу «Религия и право» о том, как происходило его задержание и что привело к возбуждению дела против служителя церкви на самом деле.

Роман Лункин: Скажите, как и почему произошло Ваше задержание, которое стало беспрецедентной акцией устрашения применительно к служителю христианской церкви?

Леонид Поворов: Оперативники из Центра МВД, который занимается борьбой с экстремизмом, приехали ко мне 22 ноября около 15.00. Они сразу стали все снимать на камеру. Составили протокол об административном задержании для доставки меня в зал судебного заседания. Я им сразу сказал, что могу и сам придти, а с протоколом я не согласен. Оперативники объяснили мне, что при наличии особых обстоятельств такого рода мера пресечения, возможна, и они могут задержать человека. 

Роман Лункин: А что это за «особые обстоятельства»?

Леонид Поворов: Мне так никто и не смог объяснить, что это за особые обстоятельства. Естественно, я позвонил адвокату, но пока адвокат ехал меня уже везли в сторону дежурной части. Я провел в камере ночь, и 23 ноября караул меня забрал из камеры, надел наручники и сопроводил в суд. Только, когда судья разрешил, наручники с меня были сняты. И приговор – 20 тысяч штрафа.

Роман Лункин: А вы не знали о том, что будет судебное заседание? Как были созданы эти «особые обстоятельства»?

Леонид Поворов: До самого задержания и суда у меня было несколько встреч с оперуполномоченным и бесед по телефону. Каждый раз он пытался привести меня на суд неожиданно, без каких-либо официальных уведомлений, без повестки. За месяц до суда он позвонил, к примеру, в 13 ч и сказал, что суд в 14 ч, но я сказал, что не смогу, так как и я сам и адвокат не знакомы с материалами дела. Один раз после больничного, на котором я был, приехали домой и хотели отвести в суд, но это было также незаконно. Уже на судебном заседании 23 ноября мне удалось узнать, что оказывается суд должны был состояться 21 ноября. И я заявил судье, что меня никто об этом не извещал. Моя позиция была всегда такая – дайте повестку и я приеду, я не скрываюсь.

Роман Лункин: Проводили ли Вы ранее крещение на природе и как вообще правоохранительные органы узнали о том, что где-то в отдаленном углу парка Вы проводите крещение только с участием членов церкви крещаемых?

Леонид Поворов: Мы уже несколько лет не проводили крещение на природе, а в этом году устроили крещение в парковой зоне вдали от общественных мест. Мы же не в фонтане в центре города крестили людей. Из материалов дела стало понятным, что мимо нашего собрания вокруг крещения якобы проезжал велосипедист и сделал фотографии. Он анонимно сообщил в полицию по поводу собрания людей, приехал наряд полиции, которому мы объяснили суть происходящего, они все записали. На этом мы расстались. Крещение мы проводили 29 июля, а оперативник позвонил по поводу возбуждения административного дела только через два месяца. В деле велосипедист был уже обозначен как свидетель. А «крещение» в качестве нарушения было якобы выявлено в рамках профилактической работы органов правопорядка.

Роман Лункин: Были ли у Вас до этого какие-то столкновения с органами правопорядка? Почему к Вам такое пристальное внимание и желание показать силу, держать ночь в камере, одеть наручники?

Леонид Поворов: В 2017 году у нас было два суда по вывескам на Домах молитвы. Дела в отношении церквей возбуждала прокуратура (штрафы за отсутствие вывески с полным наименованием по Закону Яровой). На двух Домах молитвы евангельских христиан-баптистов вывески были внутри. В обоих случаях мы судебные процессы закончились в нашу пользу. Я тогда говорил, что вместе того, чтобы возбуждать дела, сказали бы по-человечески и верующие пошли бы навстречу – повесили бы таблички с названием церкви на первой двери, на любых дверях.  

Беседовал Роман Лункин.



нажмите для увеличения




также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru