Вредная вера. Общество проиграло борьбу за свободу совести

Вредная вера. Общество проиграло борьбу за свободу совести
25 Декабря 2018
Суд в Омске приговорил к трем с половиной годам лишения свободы условно организатора религиозного объединения "Возрождение XXI век г. Омск" Николая Кузнецова, сообщает следственное управление СКР по региону.

Н. Кузнецов признан виновным по ст.239 УК РФ (создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а равно руководство таким объединением) и ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Во время прения сторон гособвинитель просила суд отправить Кузнецова в колонию строгого режима на 6 лет. Защита добивалась отправки дела на доследование или оправдательного вердикта. В результате, взвесив все за и против, суд решил не лишать пастора свободы и приговорил его к 3 годам и 6 месяцам условно с аналогичным испытательным сроком.

По мнению главного редактора журнала «Религия и право» адвоката Анатолия Пчелинцева, решение омского суда можно назвать знаковым, поскольку оно подводит своеобразный итог борьбы за свободу совести в России. По существу, гражданское общество уже проиграло эту борьбу, а суд подвел черту. В нашей стране появились узники совести, как и в советское время. В этом смысле преследования Свидетелей Иеговы и пятидесятников – это звенья одной цепи. За права тех же верующих боролась еще в 1970-е гг. ушедшая недавно правозащитница Людмила Михайловна Алексеева. В 1990 году, когда я работал качестве приглашенного эксперта в Комитете Верховного Совета СССР по молодежной политике, я помню, к нам поступали сотни писем с просьбой об реабилитации узников совести, в том числе Свидетелей Иеговы. В 1993 году, их реабилитировали как жертв политических репрессий, а теперь 26 человек – Свидетелей Иеговы - находится в заключении, и они снова – узники совести, жертвы репрессий (В апреле 2017 года Свидетели Иеговы признаны Верховным судом РФ экстремистской организацией).

Президент РФ Владимир Путина 11 декабря на заседании Совета по правам человека справедливо заметил, комментируя слова Екатерины Шульман о включении организаций Свидетелей Иеговы в список экстремистских движений, что «это чушь какая-то». Однако же стоит сказать, что это уже стало «чушью» планетарного масштаба. Например, статья об оскорблении религиозных чувств – абсолютно непонятна, неясно, как измерять чувства атеистов и верующих.

Как подчеркнул Анатолий Пчелинцев, наши чиновники и сотрудники правоохранительных органов часто берут все самое худшее из Советского Союза. Экспертизу по делу омского пастора можно вполне причислить к карательной психиатрии. Имена горе-психиатров войдут в учебники, станут именами нарицательными. Чего только стоит вывод о причинении тяжкого вреда здоровью граждан из-за веры в сверхъестественное – у нас половина страны получает такой «вред», и в первую очередь, православные.

В России нет четкой политики в сфере государственно-конфессиональных отношений, нет соответствующего органа, который бы проводил политику. Специалисты в органах власти работают неэффективно, раз они довели до такой ситуации, когда есть узники совести и карательная психиатрия, нет сомнения, что решения Европейского суда по правам человека, касающиеся преследований Свидетелей Иеговы и конфискации их имущества, будут не в пользу России.

На сложившейся ситуации паразитируют правоохранительные органы, в том числе Центры «Э», а также многие психически неуравновешенные антикультисты.

Кроме того, надо подчеркнуть, что за омского пастора никто не заступился, многие затюканы, зашорены и боятся высказаться, чтобы их не обвинили в непатриотизме. Тогда как омское дело касается всех – и христиан, и мусульман. Измененное сознание, измененный образ жизни – типичное поведение для всех искренне верующих людей. Члены религиозных общин, как правило, не вписываются в окружающее общество, где господствуют распущенность, наркомания, алкоголизм. Верующий человек по определению ведет себя не как все, заявил Анатолий Пчелинцев.

По словам руководителя Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Романа Лункина, дело омских пятидесятников, церкви протестантского направления, делающего акцент на проявлении даров Святого Духа в жизни верующего, напоминает многие судебные процессы советского времени (советские безбожники также пытались именно эмоциональных пятидесятников обвинить в «сумасшествии»). В эпоху СССР власти могли признать любую активную религиозную общину организацией, которая своей духовной деятельностью наносит вред здоровью граждан. В постсоветской России попытки признать церкви опасными не увенчались успехом, даже при наличии психиатрических экспертиз об опасности громких эмоциональных молитв или говорения на иных языках. Однако в Омске начат процесс, который уже стал трагедией для небольшой общины и может стать поводом для подозрений в отношении других пятидесятнических церквей и оскорблений их религиозных чувств.

«Как раз под Рождество 24 декабря Омский суд решил сделать пастору протестантской церкви подарок - условный срок. Это второй в России приговор по делу о нанесении вреда психическому здоровью граждан со стороны пятидесятников. Первое решение было в Благовещенске в 2010 году, когда запретили видеозаписи с проповедями пастора церкви "Новое поколение" Михаила Дарбиняна (тогда решение суда не было оспорено, церковь не стала добиваться его отмены, так как запрещено было несколько видеодисков с записями и все). В Благовещенске произнесение слов «Аллилуйя» и «Аминь» сочли нелицензированным «нейролингвистическим программированием», хотя то же самое можно было найти в любой проповеди христианского служителя. В Омске эксперты-психиатры просто решили, что христианская церковь создает какую-то свою особую форму зависимости. Что, безусловно, правда. Пугает отсутствие межхристианской солидарности, какой-либо внятной реакции единоверцев на это дело и на сам приговор, спокойствие, с которым общество по-прежнему воспринимает притеснения инаковерующих», отметил Роман Лункин.

Основанием для обвинения в адрес пастора стало 13 судебно-психиатрических экспертиз в отношении 11 пострадавших, из которых часть впоследствии заявила о том, что они пострадавшими себя не считают. В качестве авторов экспертиз выступили омские психиатры Четверикова Д. и Коломыцев Д., которые сделали вывод о возможности нанесения тяжкого вреда здоровью также исходя из видеозаписи богослужения церкви, которую каким-то образом предоставили психиатрам правоохранительные органы. Затем психиатры устраивали «допросы с пристрастием» верующим. Одна из якобы пострадавших Екатерина Футрик направила жалобу прокурору Омской области, в которой отметила: «Главным доводом, использованным в экспертном заключении, было то, что меня преследуют религиозные сверх идеи. Но, насколько я понимаю, религиозные сверх идеи преследуют всех верующих людей, не зависимо от их вероисповедания. Следовательно, подобный диагноз можно поставить адепту любой религии, и христианину, и мусульманину, и иудею. То есть, по логике комиссии, тяжкий вред здоровью причинен любому верующему человеку в нашей стране, и простому рабочему, и президенту. Считаю, что если мне и был причинен какой-либо моральный вред, то только действиями органов дознания, следствия, а также психиатрической комиссией, и претерпела я не от христианской церкви а от злости и бездушия лиц, уполномоченных осуществлять защиту и охрану достоинства личности».

Эксперты-психиатры Четвериков Д.В. и Коломыцев Д.Ю. утверждали, что Футрик Е.А., как и другие прихожане, испытывала «измененные состояния сознания» во время проведения обрядов. Для психиатров было непонятным, как человек с медицинским образованием может испытывать «чувство божественного прикосновения», «прикосновение святого духа», получать исцеление и верить в «чудеса», «совершаемые богом». 

Экспертизы омских психиатров изобилуют довольно странной казуистикой, которая позволяет предположить, что для них любая религиозная деятельность является «вредом для здоровья». К примеру, эксперты утверждают, что у верующих отмечается «формирование нехимической формы аддиктивного поведения», т.е. происходит «смена способа аддиктивной реализации». Это выражается, в частности, в том, что доброжелательность членов церкви, привлекательные проповеди пастора привели к смене образа жизни человека, он отказался от прежних привязанностей – алкоголя, табака, некоторые от наркомании.



нажмите для увеличения




также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru