Вадим Розанов. Слово суд писать в кавычках!

Вадим Розанов. Слово суд писать в кавычках!
25 Октября 2018
   Итак, приговор. Большая часть - повторение измышлений (по-другому назвать не могу) следствия. Еще подробное изложение показаний "потерпевших" и свидетелей обвинения. Для показаний свидетелей защиты места всерьез не нашлось. Это к вопросу о равенстве и состязательности сторон. Кстати, то же касалось и времени судебных заседаний. Если на долю защиты пришлось процентов 30 общего времени судебных заседаний, то это хорошо.
Начнем анализ "субстантивной" части. И напомним, что это - приговор. Оценки и констатации данного документа должны быть четкими и безукоризненными.
Стр 79. "одним из признаков запрещенного объединения, созданного Поповым..." Пардон, а кто и когда его запретил? И за что? А до этого: "организовал без официальной регистрации религиозную организацию..". Если это еще и не обвинение, то подтекст понятен. Только вот когда все это происходило официальной регистрации закон не требовал. Да и не организация это, а группа - по четкому определению того же самого закона. Религиозная организация - это намного более солидная, многочисленная и разветвленная система, чем групка последователей Попова. Но разгромить и засудить "организацию", согласитесь, почетнее. Так что никакой "запрещенной организации" не было и нет!
Стр 80. Вопрос о добровольности вступления и участия в группу. По мнению суда, Попов поддерживал у своих приверженцев "навязанное им осознание своей исключительности, причастности к необычным событиям..., а также сдерживающий фактор, заключающийся в опасении наступления неблагоприятных последствий в случае оставления группы" и все это, как считает суд, опровергает доводы подсудимых о "самостоятельности вступления в "организацию" и нахождении в ней в соответствии с собственным волеизъявлением". То есть абсолютно банальное поведение проповедника, которое мы можем наблюдать в любом приходе РПЦ, криминализируется. Если судья не знает, то почти любая религия говорит о своей исключительности, приводит длинный список чудес и обещает вечные муки тем, кто ее покинет. Поэтому в рассуждениях о том, что ключевым принципом деятельности этой "организации" является "психологическое воздействие и физическое насилие", надо, как говорится "урезать осетра" - психологическое воздействие - непременный атрибут любой религии, а вот за физическое насилие, конечно надо наказывать. Не спорю.
Судье же кажется, что она нащупала тот порог, который "отграничивает" - ее выражение - "организацию" Попова от традиционных религиозных конфессий: это те самые "воздействие и насилие", "контроль за поведением, побуждение к отказу от общепризнанных ценностей, социальная дезориентация, изъятие человека из его социо-культурного окружения". Уже много зная о порядках в группе, никогда в жизни не буду утверждать, что учение и практика группы Попова были свободны от всего перечисленного. Но утверждаю, что всего этого там было не больше, чем мне приходилось видеть подобного в монастырях и приходах РПЦ. Так что не надо "отграничивать". Это были классические глубоко верующие люди, поведение которых часто вызывает молчаливое удивление у тех, кто или вообще не верит в Бога, или верит умеренно. Просто эти верили "не туда". Повторюсь: за одним исключением - то самое "физическое насилие" за грехи. Хотя и здесь есть прямые аналогии с экзорцизмом.
Но судят все же не только Попова , а четверых, тем более, трех женщин только за "мошенничество", и судья переходит к финансовой составляющей дела. Итак, появляется "хищение путем обмана и злоупотребления доверием" при помощи той самой "организации" по схеме: "склоняли потерпевших к участию в религиозных обрядах, приобретению сопутствующей продукции, а также под предлогом обеспечения Попову максимально комфортных условий существования, выполнения его желаний - к участию в строительстве храма". Я даже затрудняюсь оценить, сколько десятков или сотен тысяч людей в нашей стране можно посадить по этой формуле. Зайдите в любой храм РПЦ, поговорите со священником и служащими, посмотрите расценки на "пожертвования". И в чем разница? И очень смешно звучит формулировка о "максимально комфортных условиях существования" Попова. Ни одного примера такого "комфорта" в суде приведено не было. Извините, абсолютный нищеброд.
Понимая сомнительность такого "захода на деньги", судья "не отвергает доводов защиты о добровольности передачи потерпевшими принадлежащего им имущества (Ошибка! Только денег!)", но представляет это именно как один из основных признаков мошенничества. Вообще-то в нормальном понимании квалификационным признаком мошенничества является хищение денег или имущества путем умышленного введения в заблуждение. Классика: под видом лекарства продавали БАДы.
У судьи Абрамовой логика совершенно иная: отдают добровольно - значит мошенничество. Это же паранойя! И дальше опять про психологическое воздействие, которое провоцировало потерпевших приобретать книги, картины, диски, фотографии Попова и участвовать в проводимых им религиозных обрядах.
Совет всем: смотрим рекламу торговых сетей, покупаем еду или там что еще, съедаем или используем товар и идем к судье Абрамовой с требованием засудить торговые сети по статье мошенничество, поскольку рекламы без психологического воздействия не бывает. Если только ее не конкуренты оплатили. Но и там оно будет - со знаком минус.
Только у вас ничего не выйдет. В вашем случае не будет просьбы Патриарха и установки (это так теперь незаконный приказ сверху называется). И повторят вам бессмертные слова О.Бендера: "Не будьте дураками и вас не обманут!" И, с моей точки зрения будут правы. Взрослые люди должны уметь думать и отвечать за свои поступки. Этим они отличаются от детей и недееспособных - неслучайно закон выделяет их в отдельную категорию.
Дальше судья столкнулась с проблемой. Все собранные группой деньги целы. Вернее, были целы, пока их не изъяла полиция. После этого они пропали, но это - другая история, и там вряд ли кого осудят. И распоряжаться ими обвиняемые женщины не могли. Такое вот "мошенничество" без выгоды и смысла.
А неважно, говорит судья. Возвращать они их потерпевшим не собирались (опасное ничем не подтвержденное утверждение, поскольку т.н. потерпевшие деньги вернуть ни разу и не просили, поэтому, что было бы если бы попросили, неизвестно), те их лишились, а обвиняемые могли использовать средства по своему усмотрению, например, в части обеспечения содержания Попова, его личных нужд и дорогостоящих увлечений. При этом не важно, что средствами они не распоряжались, а предметы роскоши не приобретались (стр 82)! И это все в одном абзаце! То есть могли, но не распоряжались! Это как?
Вспоминается анекдот про обвиняемого в изнасиловании: Возможность изнасиловать была? - Была. - Значит виновен! Думал анекдот, оказалась правда.
А дорогостоящие предметы не приобретались, поскольку это могло "негативно отразиться на избранном Поповым образе, предполагающим ведение аскетического образа жизни и являющегося ключевым в разработанном преступном плане". Ну, это история знакомая: Швейк -фотоаппарат- вокзал.
У нас сейчас в ряде случаев судят не за то, что человек сделал, а за намерение что-то совершить. Судья Абрамова пошла еще дальше: она осудила людей за неиспользованную гипотетическую возможность потратить собранные на другие цели деньги на какие-то предметы роскоши.
Распределение обязанностей в группе судьей прописано слабенько. Обладая огромным опытом организационной работы, авторитетно заявляю: как-то у них все было устроено по-другому, иначе никогда бы не собрали столько средств и не приобрели такой известности.
Поскольку мы буквально завалили следствие и суд свидетельствами участия "сектантов" в гуманитарной работе, судья попыталась разграничить "Донбасскую историю" и деятельность организованной преступной группы (так в тексте). Вот тут бы и проявить потуги на аналитику и попытаться понять, могли ли "сектанты" массово - так оно и было - броситься собирать помощь Донбассу, обрабатывать ее, возить туда, помогать конкретным беженцам здесь в России без благословения Попова. Я не знаю, какова его роль в этой истории, но она явно была. И при всем моем негативном отношении к этому человеку роль эта была, судя по всему, достойной. Но судье было важнее закрыть всю эту "донбасскую тему", которая плохо увязывалась с образом мошенников, и минимализировать время пребывания Надежды в Донецке. Для этого были даже искажены мои показания (в приговоре!)
Точно также не были исследованы причины многолетнего пребывания обвиняемой Фролушкиной в Красноярске. Вот то, что она занимала второе место в группе после Попова, судья установила точно, а почему уехала и общалась с Поповым и другими несколько лет только по телефону, это нам не интересно. Домыслы расписываем подробно, а мимо фактов проходим.
Далее судья переходит к одному из ключевых вопросов: а был ли Попов священником? И делает однозначный вывод: таким статусом он не обладал. Вывод безосновательный. Если уж быть до конца точным, то в суде было доказано только то, что в архивах РПЦ нет документальных сведений о посвящении Попова в церковный сан. И он сам, и обвиняемая Фролушкина утверждают, что это было сделано тайно. Такое, действительно, возможно и практиковалось. И вот эти их утверждения никто не опроверг и, похоже, опровергнуть не может. Митрополит, на которого они ссылаются, давно умер. Хотите знать больше деталей, извольте: рассказ Фролушкиной об этой церемонии крайне подробен, изобилует деталями по месту и времени, и потому правдоподобен. Извините, но это - тот случай, когда свидетель случившегося только Бог. И со стороны суда было бы корректно и правильно оставить эту тему вообще за скобками.
Но тогда сыпется все. И потому судья всего этого не услышала, выдернула ссылку на слабое зрение (слепоту!) Попова как абсолютное препятствие для приобретения им священнического сана и попыталась выстроить дальнейшую логику: мол, и храма тогда не собирались строить, если знали, что ему в нем все равно не служить.
Вообще для такого процесса можно было бы подобрать судью, который немного больше бы знал о православии. Пути к священническому сану у Попова в принципе были. Тайное рукоположение, о котором сказано выше, один из них, хотя и достаточно экзотический. Другой - очень долгий - лежал через уход в монастырь и пострижение. Как монах, обладая огромными знаниями в религиозной сфере, он смог бы добиться священнического сана. Так что ни знания, ни логика, в Ваших рассуждениях, г-жа Абрамова, не присутствуют.
Но вернемся к храму. Нет данных о смете, месте строительства, сроках и т.д. Логика судьи: значит, и строить не собирались. Куда-то, правда, делись чертежи и рисунки, о которых многие говорят, но это даже и не важно. А вот существенно другое. То, о чем я уже писал неоднократно. Прекрасно зная - в отличие от судьи Абрамовой - практику РПЦ, и не отделяя себя от православия, "сектанты" хотели построить "настоящий" православный храм с благословения правящего архиерея. И для этого они были готовы на все, в том числе и крупное "пожертвование" в пользу РПЦ или кого-то из ее видных функционеров. И факт такого "пожертвования" они не скрывали. Но эта тема суду оказалась категорически неинтересна. Последовательность задач в этом деле для знающего человека очевидна: сначала благословение, затем сметы, сроки и прочее.
Очередная классика абсурда - это объяснение в приговоре, почему за одни и те же деяния обвиняемых судят и сажают, а "потерпевших" "награждают рублем". Речь идет об участии в сборе средств, в том числе и на православных выставках. Работу там, как отмечали многие, долгое время организовывала и курировала главная "потерпевшая" - О.Францева. И вот по мнению судьи оказывается, что у обвиняемых и "потерпевших" были разные мотивы при сборе средств в копилку группы. Обвиняемые, мол, действовали осознанно и целенаправленно, на основе умысла, а "потерпевшие" ...? На этот вопрос суд ответа не дает вообще. Врать, вероятно, побоялись, а написать правду о том, что именно Францева была одним из наиболее активных членов группы затруднительно. Так что все, за что был осужден Попов и три женщины по 159 ст, в равной мере касается действий многих "потерпевших". Все они собирали деньги в интересах группы в одно и тоже время, одним и тем же способом, при одних и тех же обстоятельствах. Более того, есть пример того, как одна из обвиняемых в этом процессе сдавала деньги "потерпевшей" Францевой... А поскольку судят за деяния, то, если кто-то считает такую деятельность преступной, то судить надо всех, включая и "потерпевших". Но кто же из них тогда бы дал показания? И где был бы этот "суд"?
Позволю себе небольшой и неожиданный промежуточный итог. Суд подтвердил религиозный характер группы Попова. И это очень важно. Судили верующих. А вот дальше... Основные аргументы суда: психологическое воздействие, десоциализация, уход от реальности - это классические тезисы атеистической пропаганды, которые в равной мере применимы к любой религии - правда, в разной степени. Так что судили и осудили жену и ее друзей не с позиции закона, а исходя из мировоззренческих атеистических убеждений. Ситуация выглядит парадоксальной, поскольку инициировал все это действо Патриарх Кирилл, но объяснение очевидно: не задействовав атеистический арсенал, Попова вообще ни в чем нельзя было обвинить.

http://samlib.ru/r/rozanow_w_w/9985_slovosud-2.shtml






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru