От исцеления до заключения. Дело омских пятидесятников, «оккультизм» и советская психиатрия

От исцеления до заключения. Дело омских пятидесятников, «оккультизм» и советская психиатрия
14 Декабря 2018
Дело омских пятидесятников, церкви протестантского направления, делающего акцент на проявлении даров Святого Духа в жизни верующего, напоминает многие судебные процессы советского времени. В эпоху СССР власти могли признать любую активную религиозную общину организацией, которая своей духовной деятельностью наносит вред здоровью граждан. В постсоветской России попытки признать церкви опасными не увенчались успехом, даже при наличии психиатрических экспертиз об опасности громких эмоциональных молитв или говорения на иных языках. Однако в Омске начат процесс, который, видимо, будет знаковым в том, смысле, что он уже стал трагедией для небольшой общины и может стать поводом для подозрений в отношении других пятидесятнических церквей и оскорблений их религиозных чувств.

Вокруг церкви «Возрождение ХХI век» в каком-то смысле сложились самые неблагоприятные обстоятельства, которые только можно было придумать. Прежде всего, эта община существует сама по себе, не входит ни в одной общероссийское объединение. Она появилась в начале 2000-х гг., когда целый ряд верующих в Омске начали поддерживать контакты со служением Владимира Мунтяна, харизматического проповедника из Украины. Постепенно группа стала частью системы духовных центров «Возрождение», которые Мунтян создавал также и в России. В 2014 году из Сочи приехали миссионеры движения Мунтяна для основания полноценной церкви. Это и были Николай Кузнецов с супругой Александрой Кузнецовой. По их утверждению, с 2015 года они постепенно стали отходить от движения Мунтяна, поскольку не были согласны с дисциплиной в рамках его церкви и с тем, что они были обязаны по несколько раз в год ездить на большие конференции верующих в Киев. В 2015 году церковь официально уведомила органы власти о своем существовании как церковь христиан веры евангельской (пятидесятников) «Возрождение ХХI век». Несмотря на то, что группа была уже независимой, к ней все равно ездили украинские миссионеры из движения Мунтяна, в частности, отвечающий за Россию в центре «Возрождение» епископ Николай Гарах. Видимо, именно его приезд и проповедь в Омске в 2017 году привлекли внимание правоохранительных органов.

В июне 2017 г. было возбуждено уголовное дело по ст. 239 ч. 1 УК РФ в отношении пастора церкви Николая Кузнецова за создание организации, причиняющей вред здоровью. Представители следственных органов, которые приходили в дом к пастору, прямо говорили ему и его супруге, что если бы не украинский след, то ничего бы не было. На время следствия пастор находится под домашним арестом, ему запрещается поддерживать связи с окружающим миром. Пастору грозит до четырех лет лишения свободы. Уже после начала самого следствия супруга пастора Александра Кузнецова переименовала религиозную группу в Церковь Живого Бога, чтобы уже не ассоциироваться с центрами «Возрождение» Мунтяна, но это фактически не помогло. На центральных телеканалах уже показывали сюжеты об омской церкви, где пастору приписывали и тренинги и претензии на то, что является "живым богом". 

Для омских пятидесятников критическим моментом оказалось и то, что никто из существующих протестантских союзов или межконфессиональных объединений не может за них поручиться или принять к себе. Все дело в том, что движение Мутяна, который называет себя апостолом, существует обособленно от других. Глава одного из пятидесятнических союзов – Российского союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) – епископ Сергей Ряховский даже осудил учение и практику Мутняна в ноябре 2013 г. в довольно резких выражениях: «Владимир Мунтян фактически дезавуировал достаточность жертвы Иисуса Христа для спасения людей, в служении Духовного центра «Возрождение» используются технологии очень близкие к оккультизму и эзотерике. Например, очень много говорится о родовых проклятиях и снятии «венца безбрачия», чему нет никакого оправдания в Евангелии». Помимо этого, в письме РОСХВЕ подчеркивается стремление миссионеров из центра «Возрождение» развиваться за счет других церквей, объявлять себя «самыми истинными». Супруга пастора из Омска Александра Кузнецова также отметила, что с 2015 года многие местные церкви оказались недовольны их миссией и проповедью исцеления, так как многие верующих из других церквей стали переходить в «Возрождение ХХI век» (и Кузнецова предполагает, что из-за ревности кто-то мог помочь силовикам начать процесс в отношении общины).

В целом движение Мунтяна относится к пятидесятническому направлению протестантизма и исповедует принципы, общие для всех протестантов, но с чрезвычайно сильным акцентом на чудесах и исцелении (фактически настаивает на обязательности чудес). В России около десятка церквей, входящих в структуру Мунтяна, многие пятидесятники других направлений также с удовольствием слушают его яркие и крайне эмоциональные проповеди.

Супруга пастора Александра Кузнецова (сейчас она является де факто пастором) отмечала в интервью автору, что ничего особенно еретического в движении Мутяна не видит, а РОСХВЕ выражает лишь свое мнение. Вместе с тем, подчеркивает, что их церковь с ним уже нельзя связывать. После начала следствия Кузнецов даже обратился в РОСХВЕ с тем, чтобы их церковь приняли в большой союз, но там почему-то не поверили в искренность слов пастора о том, что он отвергает «оккультизм» Мунтяна. В июне 2018 г. Кузнецова, который тогда еще был на свободе, вызвали на Духовный совет РОСХВЕ с тем, чтобы, видимо, определиться, что делать с его общиной. Однако произошло непредвиденное – пастора Николая Кузнецова задержали сотрудники Следственного комитета прямо на вокзале в Москве якобы по подозрению, что он хотел покинуть пределы России. Это, безусловно, говорит об очень внимательном отслеживании этого дела правоохранительными органами. С тех пор Кузнецов находится под домашним арестом.

Основанием для обвинения в адрес пастора стало 13 судебно-психиатрических экспертиз в отношении 11 пострадавших, из которых часть впоследствии заявила о том, что они пострадавшими себя не считают. В качестве авторов экспертиз выступили осмские психиатры Четверикова Д. и Коломыцев Д., которые сделали вывод о возможности нанесения тяжкого вреда здоровью также исходя из видеозаписи богослужения церкви, которую каким-то образом предоставили психиатрам правоохранительные органы. Затем психиатры устраивали «допросы с пристрастием» верующим. Одна из якобы пострадавших Екатерина Футрик направила жалобу прокурору Омской области, в которой отметила: «Главным доводом, использованным в экспертном заключении, было то, что меня преследуют религиозные сверх идеи. Но, насколько я понимаю, религиозные сверх идеи преследуют всех верующих людей, не зависимо от их вероисповедания. Следовательно, подобный диагноз можно поставить адепту любой религии, и христианину, и мусульманину, и иудею. То есть, по логике комиссии, тяжкий вред здоровью причинен любому верующему человеку в нашей стране, и простому рабочему и президенту. Считаю, что если мне и был причинен какой-либо моральный вред, то только действиями органов дознания, следствия, а так же психиатрической комиссией, и претерпела я не от христианской церкви а от злости и бездушия лиц, уполномоченных осуществлять защиту и охрану достоинства личности».

Эксперты-психиатры Четвериков Д.В. и Коломыцев Д.Ю. утверждали, что Футрик Е.А., как и другие прихожане, испытывала «измененные состояния сознания» во время проведения обрядов. Для психиатров было непонятным, как человек с медицинским образованием может испытывать «чувство божественного прикосновения», «прикосновение святого духа», получать исцеление и верить в «чудеса», «совершаемые богом».

Экспертизы омских психиатров изобилуют довольно странной казуистикой, которая позволяет предположить, что для них любая религиозная деятельность является «вредом для здоровья». К примеру, эксперты утверждают, что у верующих отмечается «формирование нехимической формы аддиктивного поведения», т.е. происходит «смена способа аддиктивной реализации». Это выражается, в частности, в том, что доброжелательность ленов церкви, привлекательные проповеди пастора привели к смене образа жизни человека, он отказался от прежних привязанностей – алкоголя, табака, некоторые от наркомании. К примеру, пагубное воздействие церкви и пастора описывается экспертами на примере одного бывшего члена церкви, который, видимо, признает себя потерпевшим: «В религиозную организацию «Возрождение XXI век г. Омск» пришел по совету знакомого в 2016 г., «я был в поисках Бога», понравилось, поверил в Бога, бросил наркотики и алкоголь. Сейчас перестал посещать, «полковник ФСБ глаза открыл», понял, что у церкви цели корыстные. В период посещения богослужений состояние улучшается, ощущает прилив сил, облегчение своего физического состояния, «наполняюсь святым духом». Испытывал «исцеление»: перестала болеть спина. В свободное время читает библию, книги из библиотеки организации. Сознание и память не терял, наблюдал, как другие члены объединения при наложении руки пастора падали на пол, при этом оставались в сознании. После проведения обрядов чувствовал прилив сил, радость и улучшение настроения. Сверхъестественных сил, умерших близких людей не видел, но ощущал Бога. В процессе посещения богослужений улучшилось здоровье, «ощущаю душевный покой, эмоциональное равновесие, не пью, не курю и не матерюсь». Однако эксперты объясняют эмоциональное «расстройство» верующего наличием «сверхценных идей религиозного содержания». Молитва об «изгнании бесов» названа психиатрами «психотравмирующим фактором».

У одного из «пострадавших» обострения выявлено не было, так как он посещал церковь, чтобы «играть на хорошем музыкальном инструменте, а также солидарность при общении и обсуждении различных вопросов с пастором, а также прихожанами. Душевное состояние не изменилось, чувство единения с Богом не возникало. Себя считает человеком верующим, православие ему ближе, а в эту церковь ходит, чтобы «просто понаблюдать». Другой подопытный заявил психиатрам, что сказал следователям о головной боли во время богослужения только под давлением следователя.

Экспертизу омских психиатров в качестве недобросовестной и непрофессиональной оценила Независимая психиатрическая ассоциация России, составившая свое заключение. Оно было приобщено к делу и материалы церкви были направлены на еще одну экспертизу. Верующие направили жалобы в Минздрав РФ и обращение к президенту РФ.

По поводу происходящего в Омске член Совета по правам человека при Президенте РФ адвокат Владимир Ряховский, в интервью радио «Свобода» (https://www.svoboda.org/a/content/article/29639042.html) отметил, что существует опасная тенденция к преследованию верующих и повторению ошибок советской психиатрии: «В советское время была такая 227-я статья Уголовного кодекса 1960 года: "Посягательство на права и свободы граждан под видом исповедования религиозных убеждений". Она предусматривала ответственность за организацию деятельности, причем группы лиц, которая под видом исполнения религиозных обрядов причиняет вред здоровью граждан. В 1991 году эта статья была исключена из УК, и, более того, реабилитировали всех многочисленных священнослужителей, которые были по ней осуждены. И всего через 21 год, в 2012 году, уже в новом Уголовном кодексе появилась 239-я статья, которая говорила уже не о действиях под видом исповедования религиозных убеждений, а о создании религиозного объединения, чья деятельность сопряжена с угрозой причинения вреда здоровью граждан. Но как тогда, так и сейчас, предъявляя обвинения по этой статье, на помощь привлекают психиатров. И вот сегодня в этом омском деле основное обвинение основывается на заключениях экспертов-психиатров о том, что неадекватное поведение вызывает именно вера человека, его уверенность в своей истине».

Проблема восприятия разных религиозных практик существует во всем мире и во всех религиях и конфессиях. Экзорцизм, к примеру, есть у православных и у католиков, также как «изгнание бесов» у многих евангелистов. Кто-то усмиряет плоть или молиться слишком рьяно и эмоционально. С точки зрения светского наблюдателя все это может показаться обычным «безумием для мира сего». Это совсем не значит, что у такого рода явлений вообще не может быть психиатрического или в целом медицинского аспекта (он не может быть определяющим), но в случае с омской пятидесятнической церковью недобросовестность психиатров и стремление обезглавить общину, посадив пастора, слишком очевидны. Это следствия принятия простых быстрых решений, и, к сожалению, привычных. 

Роман Лункин.







также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru