Какой будет судьба протестантов в России?

8 Октября 2019

Примечательной особенностью жизни российского общества последние годы стало значительное увеличение числа верующих и рост симпатий к религии и ее институтам. Так, на 1 января 2015г. Министерством юстиции Российской Федерации было зарегистрировано более 27 тыс. религиозных организаций. При этом, большая часть населения, примерно 72 процента, идентифицируют себя как православных. Эксперты едины во мнении, что в России произошла резкая смена религиозной политики в общественном сознании, особенно проявившаяся в последние три десятилетия: от явной конфронтации и неприятия к всесторонней поддержке — вытекающий отсюда рост религиозных и эсхатологических настроений, который порой обозначается термином «возрождение», хотя он и не передает всех оттенков данного явления.

Важно отметить, что данное явление вызывает оживленные дискуссии среди ученых, в средствах массовой информации, в широких общественных и научных кругах. Одни считают его («возрождение») возвратом к утраченным «патриархальным» ценностям, другие видят в нем панацею от многих нравственных и социальных бед, постигших наше общество, третьи — скептически рассматривают его как искусственно навязываемую идеологию, а потому лишь явление временное. Тем не менее, религия продолжает играть существенную роль в формировании культурных, национальных и мировоззренческих ориентиров.

Как верно отмечают исследователи и религиоведы, современное представление о религии в России чаще всего связывают с господством православия в смысле влияния церковного руководства Московского патриархата и присутствия православной тематики в идеологии патриотизма. Однако социологические опросы даже по прошествии 25 с лишним лет после распада безбожного советского государства фиксируют низкий уровень реальной религиозности населения, посещения богослужений и религиозных знаний. Этот феномен многие православные публицисты, такие как Сергей Чапнин, называют православием без веры, своеобразной постсоветской гражданской религией России. На фоне определенной пассивности значительной части прихожан Православной церкви, протестанты отличаются особым рвением к духовному переустройству общества, активной проповеди Евангелия и участие в социальных проектах и программах.

Парадоксальным образов протестанты России, в очередной раз, стали заложниками своей теологии и особенностями организации богослужений. В соответствии с «Законом Яровой» уже к 2016 году любое миссионерство и проповедь Евангелия оказались под подозрением, а слово о Боге, произнесенное без документа, стало караться серьезными штрафами, что сильно бьет в первую очередь по протестантам.

В 2019г. практика проведение богослужений и встреч по домам - то есть довольно обыденная практика для значительной части общин протестантского толка (в силу особенности религиозного культа и исторического опыта) теперь становится «вне закона». 8 Октября 2019г. Конституционный суд Российской Федерации рассмотрел жалобу Ольги Гламоздиновой - прихожанки одной из протестантских общин, по вопросу о нецелевом использовании земельного (дачного) участка для проведения богослужений и встреч единоверцев по воскресеньям. Решение будет оглашено в течение месяца.

В настоящий момент вопрос с привлечением граждан или религиозных организаций к административной ответственности за нецелевое использование земельного участка под жилыми домами при проведении в них богослужений достаточно актуален. Такая практика распространилась уже не только на жилые помещения, но и на иные здания и помещения, в которых религиозные организации проводят свои богослужения. Другими словами, верующим людям отказывают, по факту, в свободном исповедании веры.

И, в то время как на торжественных приемах представители протестантских общин выстраивают партнерские и доверительные отношения с представителями государственной власти, иными религиозными и общественными лидерами, на местах протестанты все чаще откровенно сталкиваются с дискриминацией по религиозному признаку, становясь по сути заложниками своего религиозного выбора. Будучи активными служителями и искренними верующими, протестанты вполне могут стать потенциальной «целевой группой», с которой правоохранители будут выстраивать особые «партнерские отношения». К сожалению, подобное уже происходило в истории России.

Как показывают исследования историков, в годы «Большого Террора» и проведения карательных акций, таких как «Кулацкая операция 00447», «Немецкая операция 00439» и пр. протестанты оставались одной из немногих религиозных групп, которые могли функционировать и проводить обряды без использования специальной религиозной атрибутики и специфических религиозных практик, что во-многом позволило выжить, сохранить, а порой и приумножить «религиозное наследие» в жесточайшие годы репрессий.

Какой будет судьба протестантов России в настоящее время остается открытым…

Моисей Кондрашин






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru