Правосудие в уютной домашней обстановке

23 Января 2020
Ранее мы писали об особенности отправления правосудия в отдельно взятом судебном участке Октябрьского районного суда г. Рязани (http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=515&ELEMENT_ID=8177) и сегодня вновь возвращаемся к этой теме, поскольку нам удалось добиться отмены обвинительного постановления.

Несмотря на то, что незаконность этого дела была очевидна, сложность ситуации заключалась и в том, что в одном здании, расположенном на Соборной улице г. Рязани расположены и мировой судья, которая вынесла обвинительное постановление и вышестоящий районный суд, в который мы подали жалобу. Еще и прокуратура, но она, к счастью, к этому делу отношения не имела.

За все время, что я участвовал в заседаниях, а их было не менее пяти, я обратил внимание на особую обстановку, которая царила в этом «дворце правосудия». Сотрудники разных ведомств не спеша передвигались по коридорам, заходили друг к другу, вместе пили чай и душевно беседовали. Даже сотруднику полиции, участвующему в нашем деле и
прибывшему по вызову судьи любезно было разрешено оставить верхнюю одежду в кабинете у секретарей. Но меня чаем не угостили. Но и задачи такой у меня не было. Цель была одна – добиться оправдания Олега Алексеевича К., которого привлекли к административной ответственности за незаконную миссионерскую деятельность, которая была выражена в том, что он раздавал прохожим на улице Новые заветы, выпущенные религиозной организацией «Гедеон».

На мое удивление, федеральный судья Октябрьского районного суда г. Рязани Сватеева Ольга Ивановна проявила максимальное внимание к деталям этого дела и вынесла законное и обоснованное решение о прекращении производства по делу в связи с недоказанностью обстоятельств на основании которых было вынесено обжалуемое постановление.

Что это означает? Ответ прост. Чтобы действия были признаны миссионерской деятельностью, необходимо доказать, что миссионерская деятельность была и установить ее системообразующий признак: во-первых, миссионерская деятельность должна осуществляться особым кругом лиц (религиозное объединение, его участники, иные граждане и юридические лица), во-вторых, должна быть направлена на распространение информации о своем вероучении (его религиозных постулатах) среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в-третьих, имеет целью вовлечение названных лиц в состав (участников, последователей) религиозного объединения посредством обращения к их сознанию, воле, чувствам, в том числе путем раскрытия лицом, осуществляющим миссионерскую деятельность, собственных религиозных воззрений и убеждений. Системообразующим признаком миссионерской деятельности при этом является именно распространение гражданами, их объединениями информации о конкретном религиозном вероучении среди лиц, которые не будучи его последователями, вовлекаются в их число, в том числе в качестве участников конкретных религиозных объединений.

В нашем случае, распространения информации ни о каком религиозном объединении не было, цели вовлечения в конкретную религиозную организацию – тем более. Поэтому никаких доказательств в незаконной миссионерской деятельности не было. Что это значит для верующих и последователей религиозной организации «Гедеон»?

Если цели вовлечения в конкретную религиозную организацию нет и о ней и ее деятельности ничего при этом не говориться, то по-прежнему беспрепятственно можно раздавать религиозную литературу на улице. Но в том случае, если следуют какие-либо приглашения в церковь и при этом о ее деятельности, обрядах, церемониях и тому подобном говориться, то, скорее всего, это будет признано миссионерской деятельностью и для этого необходимо иметь соответствующее письменное разрешение от религиозного объединения.

Какие выводы можно сделать из данного дела? Прежде всего – это низкий уровень знаний и подготовки сотрудников полиции. Если бы участковый уполномоченный проработал этот вопрос более детально, никакого протокола об административном правонарушении не было и в помине. Фабриковать дело только лишь из одного факта раздачи на улице религиозной литературы – нелепо. Вопросы, связанные с миссионерской деятельностью, рассматриваются уже длительное время, освещаются юристами на всех крупных конференциях и круглых столах, много публикаций и разъяснений имеется в открытых источниках. Колоссальную работу проделали в этом направлении Конституционный и Верховный суды для того, чтобы не было таких прецедентов. Однако, нашему участковому это все ни к чему. Есть задача от руководства, негласное распоряжение Центра по противодействию экстремизма МВД России и, хочешь-не хочешь, надо выполнять.

Во-вторых, своевременное обращение к адвокатам увеличивает шансы на благоприятное разрешение дела. Так было и в этом случае. Олег Алексеевич К. обратился к нам вовремя, еще на стадии составления протокола о вменяемом правонарушении. Это позволило занять по делу правильную позицию и, безусловно, положительно повлияло на исход
дела. Однако, на этом судебные тяжбы не заканчиваются. 30 января 2020 будет рассматриваться жалоба Федора Анатольевича М. на постановление, которым ему также была вменена в вину миссионерская деятельность.

Владимир Озолин
адвокат, член редакции журнала «Религия и право»





также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru