Путин утвердил новую Стратегию противодействия экстремизму

30 Мая 2020

29 мая 2020 года президент России Владимир Путин утвердил новую редакцию Стратегии противодействия экстремизму до 2025 года. Об ее подготовке стало известно в марте 2020 года, когда МВД вынесло проект поправок на общественное обсуждение (утвержденный текст, однако, от того черновика несколько отличается).​

В предыдущем варианте Стратегии, утвержденном в 2014 году, были даны определения понятиям "идеология экстремизма", "проявления экстремизма", "субъекты противодействия экстремизму", "противодействие экстремизму" и "радикализм". В новом варианте эти определения несколько изменены, кроме того в Стратегию введено понятие "идеологии насилия". Она определена как совокупность взглядов и идей, оправдывающих применение насилия для достижения политических, идеологических религиозных и иных целей.

Если в старом варианте Стратегии понятие "радикализм" определялось как "глубокая приверженность идеологии экстремизма, способствующая совершению действий, направленных на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации", то в новом варианте ему дается следующее определение: "бескомпромиссная приверженность идеологии насилия, характеризующаяся стремлением к решительному и кардинальному изменению основ конституционного строя, нарушению единства и территориальной целостности Российской Федерации".

Кроме того, определение понятия "проявления экстремизма", относившееся только к деяниям, совершенным по мотивам ненависти и вражды либо способствующим обострению межнациональных, межконфессиональных и региональных конфликтов, теперь распространено и на деяния, угрожающие конституционному строю и нарушению территориальной целостности России. К "противодействию экстремизму" в новой редакции отнесена в том числе и деятельность по минимизации и ликвидации последствий экстремизма.

В новой редакции Стратегии дается новое описание внешних и внутренних экстремистских угроз. Внешними угрозами теперь считаются "поддержка и стимулирование рядом государств деструктивной деятельности, осуществляемой иностранными или международными неправительственными организациями, направленной на дестабилизацию общественно-политической и социально-экономической обстановки в Российской Федерации, нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, включая инспирирование «цветных революций», на разрушение традиционных российских духовно-нравственных ценностей, а также содействие деятельности международных экстремистских и террористических организаций, в частности распространению экстремистской идеологии и радикализма в обществе".

Определение внутренних угроз в новой Стратегии конкретизировано. К таким угрозам отнесены попытки осуществления экстремистской деятельности националистическими, радикальными общественными, религиозными, этническими и иными организациями и отдельными лицами, распространение идеологии насилия, склонение, вербовка или иное вовлечение российских граждан и находящихся на территории страны иностранцев в деятельность экстремистских сообществ и иную противоправную деятельность, а также формирование замкнутых этнических и религиозных анклавов.

Отдельным абзацем прописано, что к внутренним угрозам относятся также обусловленные историческими и социально-экономическими особенностями и приводящие к сепаратистским проявлениям межнациональные и территориальные противоречия и конфликты в отдельных субъектах Российской Федерации.

Из перечня наиболее опасных видов экстремизма было изъято уточнение "националистический, религиозный и политический" (очевидно, потому что эти термины не определены).

К экстремизму в нескольких пунктах Стратегии отнесено проведение несогласованных публичных мероприятий, в том числе протестных акций (в прошлой редакции был использован менее точный термин "несогласованные акции").

Отдельное внимание в новой версии документа уделено вовлечению к экстремистские структуры несовершеннолетних.

В качестве потенциального источника угроз упомянуты в новой Стратегии очаги терроризма на Ближнем Востоке, создание законспирированных ячеек экстремистских и террористических организаций (в т.ч. путем дистанционной вербовки), опасность радикализации трудовых мигрантов. Вместе с тем упоминание "незаконной миграции", нарушающей "этноконфессиональный баланс населения" заменено рассуждением о "неблагоприятной миграционной ситуации", которая вносит дестабилизацию в рынок труда и социально-экономическую обстановку и оказывает негативное влияние на межнациональные и межрелигиозные отношения. Новым является и отдельное упоминание спортшкол и клубов как очагов радикализации молодежи.

Следующим пунктом упоминается "информационно-психологическое воздействие" зарубежных спецслужб, которые имеют цель "размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей, дестабилизации внутриполитической и социальной ситуации в стране". Если в старой редакции Стратегии далее упоминалась деятельность зарубежных НПО по распространению экстремистской идеологии, то теперь уточнено, что "значительное негативное влияние на ситуацию" оказывает "деструктивная деятельность" как зарубежных организаций, так и подконтрольных им российских структур "под видом гуманитарных, образовательных, культурных, национальных и религиозных проектов, включая инспирирование протестной активности населения с использованием социально-экономического, экологического и других факторов".

В направления государственной политики противодействия экстремизму внесены, в частности, следующие изменения:

  • в сфере законотворчества направления антиэкстремистской политики дополняются "совершенствованием механизмов противодействия деструктивной деятельности иностранных или международных неправительственных организаций";
  • в сфере правоохранительной деятельности – борьбой с "инспирированием «цветных революций»";
  • в сфере национальной политики – "предотвращением любых форм дискриминации", "формированием в обществе атмосферы неприятия пропаганды и оправдания экстремистской идеологии, ксенофобии, национальной или религиозной исключительности";
  • в сфере миграционной политики вместо совершенствования механизмов депортации и усиления пограничного контроля в Стратегии закрепляются: развитие программ адаптации мигрантов; противодействие возникновению пространственной сегрегации, формированию этнических анклавов, социальной исключенности отдельных групп граждан; привлечение институтов гражданского общества и всестороннее информирование общества о миграционных процессах и противодействие вызывающим ненависть и вражду ложным сведениям о них;
  • в сфере информационной политики к антиэкстремистским направлениям отнесены, в частности: приобщение молодежи к "традиционным российским духовно-нравственным ценностям" как через СМИ, так и через интернет; а также "выявление способов оказания экстремистскими организациями информационно-психологического воздействия на население и изучение особенностей восприятия и понимания различными группами людей информации, содержащейся в экстремистских материалах";
  • образовательный процесс, согласно новой редакции Стратегии, должен формировать у детей "общероссийскую гражданскую идентичность, патриотизм, гражданскую ответственность, чувство гордости за историю России", а также воспитывать культуру межнационального и межрелигиозного общения;
  • в сфере международного сотрудничества приоритеты дополняются: недопущением использования международного антиэкстремистского сотрудничества "в качестве инструмента реализации политических и геополитических целей"; укреплением ведущей роли государств в антиэкстремистской деятельности; обменом передовым опытом и разработкой международных правовых документов; организацией взаимодействия компетентных органов в рамках Конвенции ШОС по противодействию экстремизму 2017 года и принятием мер к присоединению других государств к ней;
  • в Стратегию вносится перечень направлений антиэкстремистской политики, связанной с гражданским обществом. В него вошли государственная поддержка институтов гражданского общества, борющихся с экстремизмом, в том числе ветеранских и молодежных организаций (в прошлой редакции эти меры относились к культурной политике), работа с социально ориентированными НКО, участие общественных советов в деятельности по гармонизации межэтнических и межрелигиозных отношений; содействие СМИ "в широком и объективном освещении" деятельности субъектов противодействия экстремизму.

Закреплены в Стратегии инструменты ее реализации (нормативные правовые акты РФ, документы стратегического планирования и госпрограммы); определено, что реализуют ее субъекты противодействия экстремизму (то есть органы государственной власти и местного самоуправления) , а также институты гражданского обществая; и что ее реализация должна быть обеспечена информационной поддержкой.

Важно отметить, что, в новая редакция Стратегии, в отличие от предыдущей, имеет целевые показатели. В перечень этих показателей в утвержденном тексте Стратегии вошли:

  • динамика количества зарегистрированных преступлений, административных правонарушений и выявленных лиц, совершивших их, по годам;
  • доля преступлений насильственного характера в общем количестве преступлений экстремистской направленности по годам;
  • количество общественных, религиозных объединений и организаций, признанных экстремистскими;
  • количество ресурсов в интернете с экстремистскими материалами, которые были заблокированы и с которых эти материалы были удалены.

В качестве ожидаемых результатов перечислены:

  • сокращение количества экстремистских угроз в Российской Федерации;
  • уменьшение доли преступлений насильственного характера в общем количестве экстремистских преступлений;
  • недопущение распространения экстремистских материалов в СМИ и интернете;
  • повышение уровня взаимодействия субъектов противодействия экстремизму;
  • активное участие институтов гражданского общества в профилактике и предупреждении экстремистских проявлений;
  • формирование в обществе, особенно среди молодежи, атмосферы нетерпимости к экстремистской идеологии, неприятия экстремистской идеологии;
  • повышение уровня защищенности граждан и общества от экстремистских проявлений.





также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru