Следствие опиралось на камеру

21 Мая 2021

Ленинский районный суд Уфы сегодня продолжил рассмотрение уголовного дела свидетеля Иеговы Анатолия Вилиткевича, обвиняемого в экстремистской деятельности. На заседании допросили экс-сотрудника минюста и подругу семьи Вилиткевичей, которая заявила, что следователь исказил ее показания. После допроса суд приступил к изучению видеозаписей с камеры, тайно установленной в арендованной подсудимым и его женой квартире. Как выяснилось, следствие приобщило к делу непрерывную многочасовую запись, на которой зафиксированы, в том числе, моменты быта супругов. Суд решил ограничиться просмотром эпизодов, связанных с богослужениями.

В Ленинском районном суде Уфы сегодня продолжилось рассмотрение уголовного дела местного жителя Анатолия Вилиткевича, обвиняемого по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ. Следствие считает, что он координировал в Уфе деятельность ячейки религиозного движения «Свидетели Иеговы»*, юрлицо которого в 2017 году было признано Верховным судом России экстремистской организацией.

На заседании были допрошены экс-сотрудник управления минюста России по Башкирии Денис Шакиров и подруга семьи Вилиткевичей Елена Кинжебаева. Первый свидетель не смог ответить на вопрос гособвинителя, была ли зарегистрирована в 2017 году в Уфе местная организация свидетелей Иеговы, сославшись на то, что не помнит все некоммерческие организации. Решено было огласить его письменные показания, из которых следовало, что местная религиозная организация свидетелей Иеговы была ликвидирована минюстом через несколько недель после решения Верховного суда России.

У Елены Кинжебаевой гособвинитель спрашивала о богослужениях. Госпожа Кинжебаева не отрицала, что придерживается веры свидетелей Иеговы и молилась вместе с другими уфимскими верующими, в том числе с Анатолием Вилиткевичем. Однако о подробностях таких богослужений она говорить отказалась, сославшись на ст. 51 Конституции России, позволяющую не свидетельствовать против себя в суде. «На все, что касается моей веры, я отвечать отказываюсь, потому что у нас сейчас возможно за такое уголовная ответственность и уголовное преследование», — сказала она.

Подсудимого, по ее словам, она видела на собраниях до того, как ВС России запретил деятельность юрлица свидетелей Иеговы. Гособвинитель зачитала короткие показания свидетельницы, которые та давала в рамках следствия. Тогда госпожа Кинжебаева говорила, что приняла веру в 2007 году и рассказывала, что до того, как свидетелей Иеговы начали преследовать, Анатолий Вилиткевич был возвещателем (проповедником — „Ъ“). Свидетельница возмутилась этими показаниями. Она заявила, что не рассказывала следователю о том, как стала верующей, и что тот фиксировал ее слова на компьютере, тогда как в деле представлены показания, написанные от руки. Свидетельница высказала подозрение, что ее подпись подделали. Также госпожа Кинжебаева вспомнила, что допрашивавший ее следователь угрожал «затаскать по судам», если она откажется давать показания. На вопрос гособвинителя, подтверждает ли она свои слова о том, что Анатолий Вилиткевич был возвещателем, госпожа Кинжебаева ответила: «Любой верующий, тот, кто говорит, может быть возвещателем».

В ходе процесса выяснилось, что на протяжении нескольких месяцев 2018 года в однокомнатной квартире, которую Анатолий Вилиткевич арендовал вместе со своей супругой, стояла скрытая камера. Судя по видеозаписям, камера была установлена над входной дверью комнаты, служившей супругам и гостиной, и спальней. Адвокат подсудимого Александр Греков пояснил „Ъ“, что видеокамера была микроскопической и, вероятно, крепилась над дверным косяком. Вилиткевичи узнали о скрытой съемке только в ходе ознакомления с материалами дела.

Следственный комитет предоставил суду многочасовую запись с камеры, где, в частности, зафиксированы моменты быта супругов. Это удивило подсудимого. Он заявил, что не понимает, зачем в материалах дела содержатся записи его «личных отношений с женой» и «двухчасовые съемки пустой квартиры». Гособвинитель пояснила, что непрерывная видеозапись исключает подозрения в монтаже. Впрочем, исследовать решено было только четыре видеозаписи, обозначенные следствием, как доказательства экстремистской деятельности Анатолия Вилиткевича.

Участники процесса успели посмотреть только одно видео, длящееся около часа. 28 января 2018 года скрытая камера сняла небольшую комнату, в одной части которой стоял разложенный диван, тумба с цветами, в другой — стол и сушилка для белья. На протяжении часа трое мужчин, один из которых Анатолий Вилиткевич, сидят за столом и обсуждают предстоящие богослужения. В частности, решают, во сколько и в чьей квартире соберутся в ближайшие выходные, чтобы помолиться. Также обсуждают технические моменты: как организовать богослужение, чтобы к нему могли онлайн присоединиться другие верующие. Несколько раз мужчины отвлекаются на мяукающую кошку. Анатолий Вилиткевич спрашивает у жены, по-видимому, находящейся на кухне, есть ли еда в миске, и отправляет кошку к ней со словами: «Иди, покушай».

После просмотра видео гособвинитель спросила у подсудимого и его адвоката, хотят ли они исследовать оставшиеся три видеозаписи. Прокурор настаивала на том, что смотреть видео нет необходимости, так как ранее была оглашена их стенограмма. Сторона защиты попросила время, чтобы изучить видеозаписи еще раз самостоятельно и определиться.

До 1 июня суд объявил перерыв.

Источник: Коммерсант

*Верховный суд 20 апреля 2017 года по иску Минюста РФ признал российскую Религиозную организацию "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" экстремистской организацией и запретил ее деятельность на территории России. Религиозная организация "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России", а также 395 региональных отделений признаны экстремистскими и ликвидированы






также в рубрике ] мы:       
 
 




2000 - 2012 © Cетевое издание «Религия и право» свидетельство о регистрации
СМИ ЭЛ № ФС 77-49054 При перепечатке необходимо указание на источник
«Религия и право» с гиперссылкой, а также указание названия и автора материала.
115035, Москва, 3-й Кадашевский пер., д. 5, стр. 5,
Тел. (495) 645-10-44, Факс (495) 953-75-63
E-mail: sclj@sclj.ru